- 22 июля, 2019 -
на линии

Знать и думать. Почему мои игры — интеллектуальные

Эту заметку можно рассматривать как публичную жалобу. На многих моих критиков сразу.

Как известно многим моим читателям, я с середины двухтысячных годов долго и упорно пересматривал свои взгляды по очень многим политическим вопросам — и сейчас думаю очень много такого, за что ещё лет десять назад самому себе бы руку не пожал. В моих публикациях (часть из них доступна на моём личном сайте и едва ли не все в моём Живом Журнале) отражён весь процесс этого изменения.

И что очень забавно: с тех пор, как я начал движение к социализму, многие мои критики дружно обыгрывают одну и ту же тему: Вассерман неспособен думать — он может только зазубривать. Вот как заучил в школьные годы, что коммунизм — это хорошо, так и сейчас это повторяет, совершенно не думая. Что ещё можно ожидать от участника викторин, где важно только много знать и быстро вспоминать, а думать совершенно незачем…

Так вот, тут мне придётся возразить уже даже не столько ради сохранения моей собственной репутации, сколько для защиты множества моих коллег — не всегда таких же известных, как я, за пределами игровой тусовки, но несомненно заслуживающих лучшего мнения о себе.

Интеллектуальные игры потому и называются интеллектуальными, что — в отличие от классических викторин — требуют не знания, а понимания. Вопросы в наших играх строятся по возможности так, чтобы для ответа на них не требовались какие-нибудь редкие, труднодоступные знания. Наоборот, они опираются на простейшие вещи — вроде, например, школьной программы или рекламных роликов, которые в наши дни просто невозможно не увидеть. Но к этим простым и общеизвестным знаниям надо прилагать очень нетривиальные рассуждения. Поэтому если человек успешен в интеллектуальных играх, это как раз и значит: он думает много, разнообразно и чаще всего правильно.

Конечно, не могу гарантировать, что мои собственные успехи в этих играх однозначно доказывают: я не самый глупый человек в России в целом и в Российской Федерации в частности. Но специфика интеллектуальных игр по крайней мере доказывает: большая часть моих коллег заслуживает уважения именно не за способность много знать и быстро вспоминать, а способность много, быстро и нетривиально думать. Так что заявления вроде «Вассерман много знает, но ни о чём не думает и повторяет пройденное в школе» неверны не только потому, что я действительно очень много размышляю над вопросами политики и экономики (и, если повторяю что-то из пройденного в школе, то потому, что сейчас убедился в правильности этих утверждений), а ещё и потому, что доказывают непонимание авторами этих заявлений самой природы игр, в которых участвует великое множество людей, уважаемых не только мною.

Конечно, информация — мать интуиции. Чем больше знаешь, чем быстрее вспоминаешь — тем больше сведений, нужных для правильного рассуждения, можешь использовать по ходу его. Но это никоим образом не отменяет необходимость самого рассуждения — хотя бы для выяснения, какая часть вспомненного связана с исследуемым вопросом.

А тем, кто пренебрежительно говорит об интеллектуальных играх, я бы посоветовал для начала попробовать поучаствовать хотя бы в викторине. Скажем, в американской Jeopardy. Это игра на заучивание, а не на понимание — в отличие от того, во что играют бывшие советские граждане по всему миру, поскольку «Своя игра», отпочковавшаяся от Jeopardy, повсеместно популярна. Кстати, именно поэтому недавно презентованный фирмой IBM суперкомпьютер, успешно справляющийся с вопросами в Jeopardy, уже нашёл себе практическое применение в каком-то американском колл-центре, но аналогичный компьютер, способный справиться с вопросами «Своей игры», американцы пока даже не пытаются разрабатывать (знаю их планы, поскольку участвовал в российской презентации вот этого американского компьютера). Но даже при том, что Jeopardy — игра на вспоминание, она тоже достаточно сложна, чтобы можно было убедиться: вспоминать — это тоже достаточно тяжёлая работа.

В скором времени выходит русский перевод книги воспоминаний человека, сумевшего продержаться в Jeopardy более 70 побед подряд. Я с удовольствием прочёл этот перевод, потому что из него отчётливо видно, чем Jeopardy отличается от «Своей игры». Но я совершенно уверен: те, кто пренебрежительно говорит «Вассерман только вспоминает, а не думает», чаще всего не способны ни вспоминать, ни тем более думать.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии