- 22 августа, 2019 -
на линии
ЭнергоКурс

«Южный поток» после возвращения Крыма. Маршрут – прежний, вопрос в сроках

Воссоединение Крыма с Россией подняло волну вопросов о перспективах «Южного потока». Звучали предположения о переносе маршрута поближе к полуострову, Еврокомиссия начала всеми силами затягивать реализацию проекта. Но главное, что в очередной раз был вскрыт пласт противоречий, подтачивающих ЕС изнутри, противоречий между управляющими органами Евросоюза и национальными правительствами.

По прежнему маршруту

«Южный поток» — пожалуй, самый масштабный газотранспортный проект в мире за последние годы. Общая длина этой магистрали — 3,7 тыс. км. Самым сложным является морской участок. По дну Чёрного моря пройдут четыре нитки длиной более 930 км и диаметром 812,8 мм, толщина стенок — 39 мм. При этом максимальная глубина достигнет 2,25 км. Мощность каждой из четырёх ниток — 15,75 млрд куб. м газа. На данный момент предполагается, что первая нитка будет введена в эксплуатацию в 2015 году, ещё две — в 2017-м, а на проектную мощность (63 млрд куб. м газа) «Южный поток» выйдет в 2018-м.

Инвесторами по строительству морского участка (South Stream Transport) кроме «Газпрома» (50%) выступают итальянская Eni (20%), французская EDF (15%) и немецкая Wintershall (15%). А по сухопутному участку заключены межправительственные соглашения и созданы совместные предприятия с местными компаниями в Австрии, Болгарии, Венгрии, Греции, Сербии и Словении.

Окончательное инвестиционное решение по морскому и сухопутному участкам было принято в 2012 году. Началось строительство. В конце января 2014 года был заключён контракт на поставку 75 тыс. 12-метровых труб для первой нитки морского газопровода. Поставляемые трубы должны быть рассчитаны на сверхвысокое рабочее давление 28,45 МПа. Общая сумма договора — примерно 1 млрд евро. Поставщики — немецкая компания EUROPIPE (50%), ЗАО «Объединённая металлургическая компания» (35%) и ОАО «Северсталь» (15%). При строительстве «Северного потока» доля российских поставщиков была примерно в два раза меньше (не успевали провести модернизацию производств и получить необходимые сертификаты).

За два дня до Крымского референдума South Stream Transport подписала договоры с компанией Saipem (дочка Eni) на строительство первой нитки морского участка. Эта компания уже зарекомендовала себя на «Голубом потоке». Подготовка к строительству должна начаться в июне, а непосредственно укладка газопровода — осенью текущего года. Стоимость работ оценивается в 2 млрд евро.

Собственно, приведённых фактов должно быть достаточно, чтобы понять, почему хитрый план с переносом маршрута не сработает. Договоры между партнёрами подписаны, проведены согласования с правительствами нескольких стран, производители загружены заказами. Но есть ещё один момент, на который нужно обратить внимание.

Трудности потенциального переноса

Для того чтобы обеспечить «Южный поток» необходимыми объёмами газа, потребовалась система газопроводов, которая получила название «Южный коридор». Это более 2,5 тыс. км трубопроводов, 10 мощных компрессорных станций на территории восьми субъектов Российской Федерации. «Южный коридор» строится в два этапа. Первый — Западный, берёт начало в Воронежской области. Этот участок относительно короток (около 880 км). Второй — Восточный — берёт начало в Нижегородской области. Оба они приходят к самой мощной в мире компрессорной станции «Русская» (проектируется — 448 МВт) в Краснодарском крае.

Суммарная мощность КС «Южного коридора» — 1516 МВт. Эти мегаватты — десятки современных российских газоперекачивающих агрегатов, строительные материалы, антикоррозийные покрытия, труд строителей и т.д. Перенос «Южного потока» ближе к Крыму — и все эти планы придётся корректировать. Отказывать предприятиям в заказах. Собственно, «Русская» будет не нужна, так как не потребуется сверхвысокое давление. Да и трубы можно будет положить попроще.

Невозможно рассматривать «Южный поток» в отрыве от производственных мощностей, которые будут работать на реализацию этого проекта. Но допустим, что «Газпром» и российское руководство решили пойти на пересмотр маршрута. В данном случае придётся не только платить неустойку и сокращать заказы (в том числе и будущие) российским производителям, но и заново изучать дно, переделывать проектную документацию, проходить согласования. Это приведёт к срыву всех возможных сроков и переносу строительства на неопределённое время. Можно ли пойти на это в сложившихся условиях? Теоретически да, но потери будут слишком велики. Так что первые три нитки будут достроены в соответствии с проектом. Впрочем, как и четвёртая.

Экономика против политики

Брюссель очень хочет подвести «Южный поток» под действие Третьего энергопакета. То есть консорциум во главе с «Газпромом» должен разрешить доступ к газопроводу других поставщиков кроме России. В случае «Северного потока» Евросоюз со скрипом согласился, что других поставщиков, претендующих на эти мощности, нет, поэтому в отдельные дни конца 2013 года газопровод был загружен практически на 100%. Правда, под ударом всё ещё находится газопровод OPAL.

На мощности «Южного потока» претендует газопровод Trans Adriatic Pipeline (TAP), намеревающийся связать Каспийский регион с Италией и Западной Европой. Конечно, его пока нет, нет даже внятных сроков строительства, а небольшая мощность (10–20 млрд куб. м) даже с учётом подключения к материковой части «Южного потока» ставит перспективы этого проекта на одну полку с Nabucco. Но! Благодаря самому факту, что этот проект заявлен, Брюссель имеет возможность долго и упорно отказывать «Газпрому» в 100-процентной загрузке «Южного потока». А так как в проекте участвует не только Россия, но и европейские компании (в том числе государственные), то Брюссель убивает двух зайцев одним выстрелом — получает рычаг давления на нашу страну и ставит на место национальные правительства членов Евросоюза.

В середине марта еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер заявил, что «необходимости в том, чтобы как можно быстрее найти способы увеличения импорта энергии в Европу, сегодня нет». Также он заявил, что в настоящий момент перебоев в поставках газа европейские страны не опасаются, так как зимний отопительный сезон почти закончен. Будто весь прошлый год стёрся из памяти еврокомиссара. Напомним, что в марте-апреле 2013-го начали снижаться поставки СПГ в Европу, а холода и дефицит газа чуть не привели к катастрофе Великобританию.

Интересно, что всего за неделю до этого заявления Гюнтер Эттингер председательствовал на заседании, на котором министры и представители министров поддержали инициативу Еврокомиссии создать рабочую группу с Россией по «Южному потоку». Рабочую группу планируется использовать в качестве платформы для решения соответствующих нормативных и правовых вопросов.

Неожиданно, в конце марта генеральный директор Eni Паоло Скарони заявил, что будущее «Южного потока», на его взгляд, мрачное, ведь, как ему кажется, власти Европы могут поставить под вопрос разрешение на его строительство. На этом Паоло Скарони не остановился и уже 31 марта заявил, что Италия справится с предстоящим зимним периодом даже без поставок через Украину. К слову, Италия импортирует 90% потребляемого газа: из России, Ливии, Алжира и Нидерландов. В прошлом году ливийские поставки окончательно стали непредсказуемыми, и если в 2012-м Италия закупила в России около 15 млрд куб. м газа, то в 2013-м — более 25 млрд. Напомним, что именно дочернее предприятие Eni, возглавляемой Паоло Скарони, заключило контракт на укладку труб первой нитки «Южного потока». Что же произошло? Почему господин Скарони вопреки реальности и экономической выгоде его компании стал делать такие заявления? Дело в том, что в ближайшем будущем он покинет пост генерального директора и, видимо, будет делать политическую карьеру. Именно для этого он делает громкие, охотно тиражируемые СМИ заявления.

А вот глава Wintershall Райнер Зеле, напротив, отмечает важную роль «Южного потока» в обеспечении потребностей Европы. Райнер Зеле никуда уходить со своего поста в ближайшее время не собирается. Кроме того, в декабре 2013 года «Газпром» и Wintershall обменялись активами: немцы получили долю в проекте по добыче российского ачимовского газа (залегает на глубине более 4 км), а «Газпром» — 100% контроль над совместными предприятиями по торговле и хранению газа в Европе, а также доступ к добычным проектам в Северном море.

В конце марта министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль заявил, что разумной альтернативы российскому газу не существует. Он напомнил, что даже во время холодной войны Россия (СССР) выполняла условия контрактов. Примерно в это же время центральный офис «Газпрома» посетил полномочный посол Франции Жан-Морис Рипер. И вовсе не для того, чтобы отпраздновать приближающийся 200-летний юбилей со дня ввода русских войск в Париж. В ходе беседы с Алексеем Миллером он подчеркнул значение «Южного потока» (как и «Северного») для Европы в плане повышения надёжности поставок. Фактически оба политика дали понять, что французский и немецкий бизнес всё так же заинтересованы в сотрудничестве и что не надо остро реагировать на действия и заявления Брюсселя.

Даже Болгария постаралась вывести свой участок трубы из-под действия Третьего энергопакета. За что получила из Брюсселя окрик. Но уж очень важен этот проект для, мягко говоря, небогатой страны.

Успеют ли построить «Южный поток» до развала УкрГТС?

Евросоюз создавался, чтобы сделать сильные экономики ещё сильнее. Но сейчас, с точки зрения основных стран ЕС, он занимается тем, что поддерживает слабые страны в ущерб сильным. Сложившаяся к настоящему моменту конструкция часто противоречит национальным интересам членов ЕС. И те начинают сопротивляться. А Брюссель отчаянно пытается привести всех к общему знаменателю. Скоро выборы в Европарламент, позиции евроскептиков как никогда сильны. Но пока действует нынешний состав парламента и Еврокомиссии, можно потрясать нормами Третьего энергопакета и вставлять палки в колёса «Южному потоку», фактически подводя к срыву сроков строительства. Никакой выгоды от этого никто не получит, зато органы управления ЕС, как им кажется, добьются признания своей правоты.

До бесконечности эти политические игры продолжать нельзя. И дело не только в том, что неминуемо победят интересы национальных правительств и местных нефтегазовых компаний. Есть чисто техническая проблема — состояние украинской газотранспортной системы.

Несколько лет назад встал вопрос о том, сколько денег нужно для того чтобы просто поддерживать украинскую газотранспортную систему (ГТС) в рабочем состоянии. Тогда назывались суммы порядка 3 млрд долларов. Сколько было реально потрачено на эти цели и сколько требуется ещё вложить, Украина кокетливо умалчивает. А ведь в прошлом году почти половина из 161,5 млрд куб. м газа, который поставил Европе «Газпром», прошла через её территорию. Долго ли система сможет выдерживать прокачку таких объёмов? Вопрос актуальный и открытый. Хотя в следующем году Гюнтер Эттингер покинет свой пост и это будет не его проблема. А пока можно кивать на надёжность поставок через Украину. На год-то прочности системы хватит.

Но она уже сейчас требует реконструкции и глубокой модернизации. У местных властей хронически ни на что нет денег, а ЕС за это платить не будет. Не пришлось бы Украине в скором будущем продавать свою газотранспортную систему за 1 доллар. Но купят ли? Запустить «Южный поток» и «Ямал-Европа-2» будет куда проще. И дешевле.

 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии