- 23 ноября, 2017 -
на линии
Новый кризис

Вместо итогов "нормандской четвёрки": Украине будет больно, но долго

Несмотря на безусловную важность переговоров в Берлине в рамках встречи «нормандской четверки», главное можно было констатировать ещё до их начала. На несчастной юго-западной русской окраине заканчивается «время противостояния идеологий», жарких ток-шоу и кропотливых переговоров - и начинается то, что в геополитике называется «временем сценариев». Говоря по-простому, время не для глубинного понимания «как нам теперь с этим жить». А для довольно конкретного «что нам с этим теперь делать».

Это может не слишком хорошо понимать г-н Олланд, который вообще, как выясняется в последнее время, много чего не понимает. Оттого и пытается на чём-то «настаивать» и даже «пытаться давить на Киев». Все остальные, включая П.А. Порошенко, всё прекрасно понимают.

И просто совершают ритуальные действия, параллельно пытаясь приступать к решению именно «сценарных вопросов».

А самих «сценариев» на сегодняшний момент, увы, немного.

Наиболее фантастические, типа «Россия внезапно сошла с ума, сдала ДНР и ЛНР, вернула Крым и приступила к переговорам о репарациях победившему Киеву, включая Воронежскую область и Кубань», или «Украина пришла в сознание и приступила к реальной федерализации по всей своей территории, а также к восстановлению интеграционных связей с РФ», мы, пожалуй, рассматривать не будем.

Поэтому в среднесрочной перспективе там только два варианта развития событий, которые можно – отдадим-таки дань художественности – проименовать довольно красиво.

Или «ужасный конец».

Или «почти бесконечный (конечный, на самом деле, все равно, но не сразу) ужас».

И тут, бесспорно, для самой территории и населяющих ее людей лучше рубить хвост несчастной кошке в один, а не в несколько приемов.

Выглядит это довольно просто.

Сценарий хаотичский - окончательная утрата действующей киевской администрацией всех рычагов управления, хаотизация, «парад региональных суверенитетов» там, где существует более-менее дееспособная региональная власть. Разгул откровенного криминала и «махновщины». Разделка трупа. Где-то «силовая», благо предлогов – хоть отбавляй. От «охраны АЭС» до защиты «своей» части населения.

Где-то «по договоренности».

Это уже не важно.

Проблема в том, что именно этот вариант – повторюсь, наименее болезненный для несчастного населения, - не устраивает никого из «внешних игроков». По крайней мере, из имеющих «право голоса». Вне зависимости от их целеполагания и как бы они только ни назывались: Россия, Германия, Франция, Британия, даже США. Причины у всех разные, но выводы примерно одинаковы. Тут слишком много всего переплелось, - от политических амбиций до принципиального непонимания, что делать с итоговым результатом: долги территории, как «открытые», так и скрытые от широкой публики, никакой реструктуризации на сегодняшний момент времени не поддаются и никакому «хеджированию» не подлежат.

А, значит, будет всё то же самое, но только «медленно и печально». С загниванием, стагнацией и максимально возможным тихим ограблением всех, у кого ещё что-то есть. С какими-нибудь «вооруженными наблюдателями ОБСЕ» без явных прав, с относительным соблюдением приличий. С ползучей деградацией административных и экономических институтов. С громкими картинными заявлениями для внешней и внутренней аудитории и системным гниением изнутри: тут никуда не денешься, денег в лавке один чёрт нет и, самое страшное, взяться им толком неоткуда. С негласной интеграцией ДНР и ЛНР в российскую экономическую и административную систему и ростом разного рода криминальной и политической партизанщины «вне зоны действия АТО».

А дальше – дальше будет все, то же самое, что и в первом сценарии.

Только позже.


И вопросов тут всего два:

1) насколько надолго смогут удерживать ситуацию хотя бы под относительным контролем нынешние киевские клоуны и не сорвется ли она в хаос, несмотря на все «пожелания» всех высоких договаривающихся сторон.

2) что делать с (возможно, в самой краткосрочной перспективе) лавинообразным ростом потока чисто экономической миграции. Подчеркиваем: не «трудовых мигрантов», не гастарбайтеров, а именно «экономических беженцев», причём даже не всегда лояльных нынешней российской власти. Просто голодных и обозленных (русских, в общем-то) людей, в том числе и «неправильных идеологически». Из самых что ни на есть «западенских областей» в том числе.

И вот это - та часть «сценарного варианта», которую просчитывать необходимо начинать уже непосредственно сейчас.

P.S. Виктора Мараховского

К сказанному коллегой стоит добавить, что последние данные статистики говорят о росте "исхода украинцев в Польшу". В настоящее время на территории этого восточноевропейского государства трудятся около миллиона украинских граждан. Разумеется, это в разы меньше, чем в России - однако как раз в РФ официальная статистика продемонстрировала в последние два-три года некоторое снижение числа украинцев, приблизительно с 6 до 4,2 млн человек. Впрочем, данное снижение в значительной степени объясняется как последствиями кризиса 2014 г., так и активным принятием украинскими гражданами российского подданства.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии