- 22 ноября, 2019 -
на линии
Общество

Вирус по имени Петя: конспирологическая версия

Сейчас будет немного конспирологии. 
Но не на пустом месте, а как бы по итогам. 
Из чего сложились итоги? 
Да из всякого. 
Кое-что почитала в открытом доступе, кое с кем побеседовала, кое-что услышала, мож и не для моих ушей предназначенное. 
Но поскольку подписку о неразглашении с меня никто не брал, то вот. 
Возьмём за основу тезис о том, что хакерская атака, которой подверглись на прошлой неделе серверы крупнейших нефтяных компаний, была как бы и не хакерской в чистом виде. 
Нет, по части исполнения - сомнений нет. 
Но вот цели и задачи… 
Давайте смотреть. 
Для начала отделим зёрна от плевел. 
Первое что нужно здесь понимать - вирус, который напал на нефтяников, ничего общего с вирусом Petya (и его разновидностями), которые гуляют в мире с прошлого года, не имеет. 
Главное отличие заключается в том, что Петя - вымогатель.
Он блокирует (шифрует) данные операционных систем и собирает с владельцев дань. 
Вирус, о котором мы здесь ведём речь, ничего не блокирует и ничего не просит, всё уничтожает безвозвратно, из чего следует, что цели тут разные.
Чего - как правило - хотят хакеры? 
Заработать денег. 
Разоблачить тех, кто по их разумению, ведёт себя плохо, выложив на всеобщее обозрение их грязное - да хоть и чистое - исподнее. Либо добыть это исподнее для каких-то других целей. Хоть электоральных, хоть личных.
Продемонстрировать своё превосходство над признанными системами безопасности. И вообще признанными авторитетами. 
Нефтяной вирус заточен был на тупое и безвозвратное уничтожение. 
Зачем? 
Здесь должна была бы прозвучать тема террористической угрозы. 
Для неё есть серьёзные основания - только у Роснефти 9 000 скважин, 3000 АЗС, 13 НПЗ. 
Представьте, что всё это выходит из строя. Выброс нефти и нефтепродуктов. Возгорания. Взрывы.
Страшно подумать, вот правда. 
И если бы я писала детектив, наверняка выбрала бы это. 
А если бы политический детектив, то обязательно вписала в сюжет Украину. 
И - к слову уж - некоторые журналисты и аналитики, написавшие об атаке,так и поступили. 
"Fortune" - к примеру - заявил, что источником атаки стала малоизвестная украинская компания МеDoc. 
Но тут проскочила очень любопытная информация, досконально я её не проверяла пока, потому не императивно, но якобы эта самая MeDoc реализует некие проекты для Vodafone Украина. 
Дальше - гуглите и ждут вас удивительные открытия. 
Но главное из них - Украина тут как бы и не причём. 
Тогда - кто? 
Понятно - даже с первого взгляда - что жертвами атаки стали в основном нефтяные компании - Роснефть, Башнефть, компании-дочки Роснефти. 
Кому понадобилось взламывать, а затем уничтожать их серверы? 
А главное - зачем?
Здесь мы вступаем в совсем уж зыбкое конспирологическое поле и я позволю себе некоторые - довольно рискованные - предположения. 
Возможно затем, чтобы всерьез начать разговор о том, что вся нефть (ну ладно, существенная её часть) в одной корзине - не есть хорошо? 
Рискованно. Чревато в том числе и возможными техногенными катастрофами. 
Тяжело в управлении. 
И вообще. 
А год - на всякий случай - грядёт электоральный.
И понятно, что не про Башнефть тут речь. 
Вот если допустить подобное, то как бы всё и получилось. 
Да и РН помалкивает как-то показательно, ну можно было ведь ожидать Леонтьева в его репертуаре - ан нет. 
И я вот думаю сейчас, что если бы всё же писала политический детектив, то в сюжет вплела бы никакую не Украину, а крупнейшую в стране (да и в мире, наверное) IT-компанию, которая накануне сошлась с Роснефтью в жестоком арбитражном клниче.
И кажется проиграла. 
А новый вирус в моём романе назывался бы Petrovich.
И это была бы совсем даже не утопия, потому как Касперский этот самый вирус обозначил как ex-Petya, что на мой взгляд одно и то же. 
Просто вид сбоку. 
Впрочем, я давно уже не пишу детективных романов.

Источник

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии