- 23 июля, 2018 -
на линии
Общество

Виктор Цой - велоцираптор

Два художественных фильма, вышедшие в отечественный прокат на этой неделе - «Мир Юрского периода 2» про якобы динозавров и «Лето» про якобы Цоя — кое-что роднит.

В «Мире юрского периода-2» из всех животных юрского периода появляется эпизодический брахиозавр — и тот раза в два-три больше, чем в жизни. Все прочие зверушки данного фильма в действительности не только жили на десятки миллионов лет позже юрского периода, но и выглядели совершенно не так.

Самым популярным примером является велоцираптор Блю. Вот как он выглядит в кино:

и вот как он выглядел в реальности:

Кроме того, нельзя обойти вниманием самый идиотский штамп динозаврического кино, богато присутствующий и в данной картине. Почему-то огромные хищные ящеры при виде добычи (вместо того, чтобы молча её сцапать) распахивают свою слюнявую пасть и начинают орать на неё, отпугивая. В рекльности подобный рёв — защитная реакция, и зачем какому-нибудь тираннозавру реветь на героев перед тем, как броситься за ними в погоню, непонятно. Пеликан не вопит на рыбу, крокодил не визжит на антилопу, и только динозавры ведут себя как истерички.

Этот динозаврический рёв, впрочем, принадлежит к той же отдельной кинореальности, что и непрерывно сотрясающий кого-нибудь в кинореанимациях дефибриллятор; камеры кинотюрем, устроенные как вольеры макак с решетками, и компьютерные пароли на кинокомпьютерах, возле которых обязательно будет находиться предмет или висеть фотография-подсказка.

То есть у того факта, что «юрский период» Голливуда населен истеричными и мутировавшими до неузнаваемости представителями позднего мела — есть объяснение. Динозавры мелового периода были зачастую в разы больше, разнообразнее и интереснее юрских. Кроме того, если бы они не орали, их зачетные пасти пропадали бы без толку, и от этого терялась бы зрелищность. Кроме того, если бы они были того же размера, как и в жизни, да ещё в пёрышках — они утратили бы свою угрожающую драконью сущность и превратились бы в индюков, казуаров и страусов-переростков.

Поэтому ругать «Мир Юрского периода-2» совершенно не за что. Он же не про птиц (которыми реальные динозавры в известном смысле были), а про драконов из мирового фольклора, слегка переименованных для научности.

...Та же проблема встала и перед авторами художественного фильма «Лето».

Перед тем, как перейти к этому фильму — учтём ряд нюансов.

1) Режиссёр К. Серебренников сидит под следствием не за политику, а по подозрению в многомиллионных хищениях.

2) И это совершенно правильно — сажать по подозрению в многомиллионных хищениях, даже если предположительный вор есть творческая личность прогрессивной ориентации.

3) Кампанейщина в защиту творческой личности представляется нам отвратительным и пошлым примером цеховой мишпушности, трайбализма и потери берегов.

...А теперь о кинофильме «Лето».

Весь скандализм вокруг него, кажется, был вызван тем, что Б.Б. Гребенщиков ознакомился с первым вариантом сценария и обнаружил там слишком много того, что сценаристам показалось производственным натурализмом русского рока — сводимого к формуле «Обколются своей марихуаны и (нужное вписать)».

Кроме того, у режиссера Серебренникова прогрессивная репутация, а в статьях фигурировало словосочетание «любовный треугольник Виктора, Майка и его жены Натальи». Поэтому публика заранее напряглась. Представить себе В.Р. Цоя в нежных, но крепких объятиях М.В. Науменко не хотелось никому.

Однако обошлось. Судя по публикациям, сценарий был радикально переработан, из-за чего в картине остались лишь небольшие ошмётки картонной антисоветчины и Пьяного Нечуткого Быдла. Что до предположительного разврата — то от него (если он и был) остались только пожатия рук и бесстыдное до трогательности признание жены мужу: «Я хочу Витю поцеловать».

В сухом остатке перед нами следующая мелодрама:

- В разгар вьетнамской войны в провинциальном городке на Восточном побережье США, в стильном черно-белом ретро с мультяшными ротоскопическими вставками 1970-х, живёт местный рокер Майк. Он довольно известен и имеет авторитет у местного независимого лейбла, но понимает, что до славы настоящих звезд ему не добраться.

Однажды ему приводят молодого талантливого парня Виктора. Тот играет, и Майк понимает, что вот у этого паренька шансы есть, и берет над ним шефство.

Тем временем Нэт, жена Майка, тоже начинает увлекаться юным дарованием. Это приводит к некоторой коллизии между наставником и талантом-учеником. В конце ученик становится понемногу известен сам — но мы понимаем, что он сохраняет благодарность и наставнику, и его жене за несостоявшийся роман.

Титры.

...Честно говоря, я специально заменил Ленинград на городок Восточного побережья, а начало 1980-х на начало 1970-х, потому что история получилась совершенно не национальная. Провинция везде одинакова.

Я даже не исключаю, что создатели «Лета» подрезали весь сюжет своей картины в западном независимом кино так же, как исторические русские рокеры подрезали в западной музыке свои мелодии и тексты.

И вот тут мы подходим к главной проблеме.

Реальный масштаб гения русских рокеров — включая обидевшегося Б.Б. Гребенщикова, покойного М. Науменко и прочих живых и мертвых — мешает оценить их вторичность.

При этом тот факт, что Русский Рок в значительной степени был провинциальной компиляцией рока мирового — это не проблема публики. Нам отечественный рок нравился таким, каким он был. И в нашей памяти неслучайно надежнее всех остался парень из соседнего двора В. Цой — который по поводу «вторичности» своих мелодий совсем не парился.

Провинциализм и вторичность — были проблемой скорее творцов, которые претендовали на некое поколенческое лидерство. То есть вели массы за собою и зажигали сердца — но точно знали при этом, что у кого они утащили/скатали/честно «сподражали». И остро переживали свой субъективно провинциальный масштаб.

Отголоски этих комплексов живы по сей день — в отличие от многих звезд Русского Рока.

В общем, — как в случае с велоцирапторами из «Юрского периода» - перед режиссёром Серебренниковым встал вопрос. Как изображать легенд и титанов?

Правдиво — милой творческой молодёжью из глубинки, под присмотром старших репетирующей в городском клубе песни «под пинкфлойд», «под пистолз» и «под вельвет андеграунд»?

Или добавить эпоса и пафоса и сделать вид, что эти титаны создали великий Русский Рок в чистом поле с чистого листа, прорываясь через множественные «Вопреки» со зверскими лицами кагебешников?

...К чести К. Серебренникова следует признать, что он сделал выбор скорее в пользу правдивости. И снял — разумеется, не «байопик про Цоя» и не «музыкальную драму» - а милый мелодраматический арт-мюзикл из жизни одного рок-клуба.

Честно говоря, если бы героев звали не Цой и не Науменко, а Иванов и Сидоров — ничего бы и не изменилось.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии