- 24 мая, 2019 -
на линии

Соревнование расходов. Можно ли сделать суд справедливым

Эдвин Ховард Джонович Армстронг (1890.12.18–1954.01.31) за долгие творческие годы обзавёлся 180 патентами — в основном в сфере радиотехники. В частности, он изобрёл регенеративный (1914), суперрегенеративный (1922), супергетеродинный (1918, заявка 1918.12.30, патент 1920.07.03) радиоприёмники, первым (патент 1933.12.26) предложил использовать частотную модуляцию в радиосвязи. Но большой выгоды это ему не принесло. Он оказался вынужден провести много лет в судах, защищая собственные патенты и борясь с патентами крупных компаний на его изобретения.

Иной раз для тяжб были серьёзные основания. Так, Вальтер Ханс (по англоязычным источникам Вальтер Херман) Фридрих-Херманович Шоттки (1886.07.23–1976.03.04) — физик, открыватель (1938) теории, предсказавшей эффект снижения потенциального барьера выхода электронов из материала в сильном электрическом поле (эффект Шоттки), открыватель (1935) одного из механизмов формирования дефектов в кристаллах (дефекты по Шоттки), изобретатель электронной лампы с экранирующей сеткой (1915) и тетрода (1919), изобретатель (с Герлахом) ленточного электродинамического микрофона (1924) — независимо от Армстронга подал 1918.06.18 заявку на супергетеродин. Правда, в конце концов выяснилось: ещё до Армстронга и Шоттки супергетеродин изобрёл Люсьен [отчества не знаю] Леви (1892.03.11–1965.05.24) — он получил патенты 1917.08.04 и 1918.10.01.

Но, например, Давид Абрамович Сарнов (1891.02.27–1971.12.12) — уроженец местечка Узляны Игуменского уезда Минской губернии, с 1906 работник Нъю-Йоркского отделения компании беспроводного телеграфа Маркони (там он прославился тем, что 1912.04.14 принял сигнал о катастрофе «Титаника» и затем трое суток поддерживал связь со спасателями), с 1919 работник Радиовещательной корпорации Америки (с 1922 вице-президент, с 1930 президент, в 1947–1970 председатель совета директоров), основатель (1926) Национальной широковещательной корпорации, организатор (1939) регулярного телевещания в СГА, организатор (1949) разработки системы цветного телевидения, совместимой с чёрно-белыми приёмниками, организатор (1956) студийной записи на видеомагнитофон, организатор (1964) съёмки первого художественного телефильма, с начала 1920-х советник 10 президентов СГА — неукоснительно действовал одним и тем же образом: сперва объявлял очередную идею Армстронга неработоспособной или неэффективной, потом добивался от своих партнёров её осуществления и, наконец, способствовал её массовому применению без каких бы то ни было выплат её творцу. Он мог себе это позволить: юристы, оплаченные из обширных закромов руководимых им компаний, затягивали дела на годы, так что рано или поздно Армстронг исчерпывал ресурсы на оплату юристов со своей стороны и лишался возможности отсудить своё.

Таким образом доходы от использования идей Армстронга чаще всего обращались против него же, возмещая его противникам — вроде Сарнова — все расходы на судебную борьбу. В конце концов он впал в депрессию и выпрыгнул из окна своей квартиры на 13-м этаже.

Армстронг — далеко не единственный обобранный творец. Зато клинически чистый пример весьма распространённого боевого приёма, столь распространённого, что даже вошедшего в пословицу «с сильным не борись, с богатым не судись» (и множество аналогичных пословиц в других языках): бесспорное право отменяется исключительно путём ввержения обладателя этого права в соревнование не истин, но только кошельков.

Казалось бы, механизм вполне рыночный: кто богаче — может обрести больше возможностей и тем самым найти своим деньгам дополнительные применения, что по модным нынче либертарианским утверждениям создаёт дополнительные возможности всему обществу. Но даже самые рьяные апологеты невидимой руки рынка (НРР) знают: она работает только при строжайшем соблюдении всеми участниками единых правил. Если же кто-то может продавливать правила в свою пользу — ломаются все механизмы взаимодействия сразу.

Имущему добавится, а у неимущего отнимется и то, что имеется, предупреждает Благая Весть от Матфея, глава 13, стих 12. Она, впрочем, не разъяснила, хорош или плох такой однонаправленный переток. А позднейшие исследователи — в том числе и вполне рыночные — пришли к выводу: в большинстве случаев — столь плох, что даже сама всемогущая НРР сбоит или пытается выработать средства противодействия.

Как же бороться с юридическим проявлением закона Матфея? Очевидно, укладывая деньги сразу на обе стороны весов Фемиды. Если тяжущиеся вносят любые суммы непосредственно на депозит суда, а их адвокаты получают оттуда равные гонорары, то задавить оппонента богатством невозможно.

Конечно, для такого механизма оплаты услуг юристов придётся объявить преступлением прямую финансовую связь клиента и адвоката, представляющего в суде его интересы. Выявить такую связь несложно: сами юристы — как любые профессионалы — чаще всего неплохо представляют себе благосостояние коллег, а корпоративная солидарность вряд ли успешно развивается среди людей, регулярно противостоящих друг другу.

Понятно, юристы будут против нового закона. Ведь сейчас они поднимают свои тарифы прежде всего ссылками на высокую оплату оппонентов: мол, не дадите нам побольше — не будет у нас стимула напрягаться посильнее. А поскольку значительная часть законодателей в большинстве стран имеет опыт юридической деятельности, продавить через парламенты систему равной оплаты будет довольно трудно. Особенно с учётом лоббирования против неё: ведь чем крупнее бизнес, тем больше он рассчитывает на возможность давить деньгами любого оппонента. Примерно так же Михаил Борисович Ходорковский в конце прошлого тысячелетия боролся против закона о лоббировании так, что напрочь испортил репутацию этого понятия в российском общественном мнении, просто потому, что опасался умаления своих уже накопленных неформальных возможностей продавливания деловых интересов при появлении аналогичных формальных каналов у потенциальных оппонентов послабее.

Тем не менее нынешняя система угрожает интересам даже сильнейших мира сего. На любого богача может найтись противник побогаче. Любой юрист рискует разорить своего нанимателя задолго до конца процесса и тем самым подорвать собственную репутацию в глазах множества других потенциальных клиентов. Долгосрочные перспективы — в пользу принудительного уравнивания оплаты юристов в рамках каждого конкретного дела.

Британский философ и экономист Джон Стъюарт Джэймсович Милл (1806.05.20–1873.05.08) создал теорию разумного эгоизма: человек, способный предвидеть сколь угодно отдалённые последствия своих действий, будет ради собственной долгосрочной выгоды действовать альтруистично. Увы, и Милл, и русский популяризатор его теории Николай Гаврилович Чернышевский (1828.07.24–1889.10.29) столкнулись с катастрофической для этой теории степенью недальновидности людей. Более того, с учётом сложности взаимосвязей и взаимозависимостей в природе и обществе нужная для разумного эгоизма глубина индивидуального предвидения вообще вряд ли достижима. Зато её можно в значительной мере заменить коллективным разумом — опытом многих поколений человечества. Хотя и говорят «история учит только тому, что история ничему не учит», но всё же хочется надеяться: печальная история борьбы Армстронга за право собирать урожай с поля собственного творчества рано или поздно научит весь мир судиться с богатыми.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии