- 28 июля, 2017 -
на линии
ЭнергоКурс

"Роснефть" купила жидкого газа: при чём тут новый госсекретарь США

"Общим знаменателем" для "Роснефти" и Катара могла стать американская ExxonMobil

12 декабря "Роснефть" договорилась о покупке у итальянской Eni доли (30% плюс возможность выкупить в будущем ещё 5%) в блоке Шорук на шельфе Египта. Именно там находится газовое месторождение Зор - относительно недавняя (август 2015) крупная находка, которая может содержать до 850 млрд кубометров газа. Владелец проекта, Eni, намеревается выручить за 30% чуть больше полутора миллиарда долларов. А с учётом будущих инвестиций "Роснефть" планирует вложить в проект за 4 года суммарно 4,5 млрд долларов. Ранее Eni уже продала 10% в проекте компании BP (с возможностью выкупа ещё 5%). Участники предполагают, что окончательная структура собственности будет выглядеть следующим образом: 50% - Eni, 35% - "Роснефть", 15% - BP. Напомним, что BP является владельцем 19,75% акций "Роснефти".

Газ с месторождения планируется реализовывать в виде СПГ, вероятно он может поступать на простаивающие сейчас египетские мощности по сжижению (напомним, что Египет превратился из экспортёра в импортёра СПГ, но с разработкой нового месторождения, ситуация может вновь развернуться).

Итого: "Роснефть" делает заметный шаг по развитию своего, пока очень скромного, сегмента СПГ. Компания в небольших объёмах занимается трейдингом СПГ (поставляет сжиженный газ в Египет). Кроме того, в планах два проекта СПГ-заводов в России, где "Роснефть" является совладельцем: "Печора СПГ" и "Дальневосточный СПГ" (на базе СРП "Сахалин-1").

Любопытно, что 11 декабря агентство "Прайм" со ссылкой на источник в "Роснефти" сообщило, что "Роснефть" видит возможности сотрудничества с Катаром в области трейдинга и логистики по сжиженному природному газу (СПГ), в частности в рамках египетского проекта Зор".

Таким образом, если ещё неделю назад наблюдатели обсуждали "феномен": почему не очень дружественный Катар внезапно сделал крупные инвестиции (через свой суверенный фонд QIA) в акции "Роснефти", то сейчас на повестке дня уже возможная совместная деятельность в области СПГ.

Спекуляций на тему, почему же произошло сближение позиций Катара и России, было много, мы зайдём с традиционной нефтегазовой стороны. И при таком подходе, связующее звено находится быстро - это компания ExxonMobil.

Со стороны России, ExxonMobil - один из стратегических партнёров "Роснефти". Компании вместе бурили первую скважину на российском месторождении "Победа" в Арктике (дальнейшим шагам помешали санкции и снижение нефтяных цен), компании являются совладельцами в проекте "Сахалин-1" - где сейчас добывается нефть (газ закачивается обратно в пласт), но планируется и создание завода СПГ.

Стоит напомнить, что три года назад Владимир Путин наградил главу ExxonMobil Рекса Тиллерсона Орденом Дружбы за "значительный вклад в укрепление сотрудничества в топливно-энергетическом секторе".

А сейчас именно Рексу Тиллерсону Дональд Трамп предложил пост Госсекретаря.

Со стороны Катара, ExxonMobil является основным, среди иностранных компаний, совладельцев катарских заводов по сжижению, что хорошо видно из таблицы.

Источник: GIIGNL

Катарские СПГ-заводы были построены уже достаточно давно, но дружественные отношения между компаниями продолжаются.

В октябре Qatar Petroleum и ExxonMobil создали совместное маркетинговое подразделение (Ocean LNG) для операций с СПГ на совместных проектах за пределами Катара.

А такими совместными проектами могут стать новые СПГ-заводы на шельфе Восточной Африки, в первую очередь - в Мозамбике.

Летом СМИ уже сообщали, что ExxonMobil совместно с Qatar Petroleum планируют купить долю в проекте по добыче в Мозамбике у американской Andarko.

Помимо Andarko, вторым держателем лицензии на крупные запасы Мозамбика является Eni - и с этой компанией ExxonMobil также ведёт переговоры.

Тем временем, в самом Катаре также происходят любопытные события.

Как видно из таблицы выше, структура собственности на СПГ-производства Катара отличается от завода к заводу. И хотя конечным владельцем катарской доли является Qatar Petroleum, все СПГ производства "собраны" в два различных предприятия - QatarGas (где иностранными партнёрами являются различные компании) и RasGas (где партнёром, за небольшим исключением в виде импортёров газа, является только ExxonMobil). На днях было объявлено о слиянии этих двух предприятий.

А несколько ранее сообщалось о том, что Катар "замыкает" на себя управление своим флотом СПГ-танкеров. Дело в том, что крупнейший в мире флот катарских газовозов (в том числе супертанкеры Q-flexы и Q-maxы), разумеется, принадлежит катарской же компании Nakilat. Однако всё операционное управление осуществляло соответствующее подразделение компании Shell - Shell International Trading and Shipping Company. Сейчас же проходит передача этих компетенций непосредственно катарской компании.

Пока прямых взаимосвязей внутрикатарской проблематики с описанными выше российскими сюжетами не видно, однако в контексте происходящих в мировой повестке изменений, эти аспекты также полезно иметь в виду.

Так или иначе, прошедшее сближение Катара и "Роснефти" (читай - России) - событие неординарное, и полного понимания, что это - ситуационная сделка или шаг к долгосрочным отношениям пока нет.

Поэтому возможное развитие (или отсутствие) сотрудничества компаний в области СПГ может стать своеобразным индикатором.

Пока же не кажется излишней спекуляцией предположение о том, что и приобретение акций "Роснефти" катарским суверенным фондом практически одновременно с предложением Дональда Трампа главе ExxonMobil стать Госсекретарём США - не простое совпадение.

Рисунок: Eni

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии