- 21 октября, 2019 -
на линии
ЭнергоКурс

Проблемы русской нефтехимии: почему мы не экспортируем жвачку в Китай

Проблема недостатка внутренней переработки ресурсов время от времени поднимается на «Однако». Конечно, желание увеличить долю продукции с большей добавленной стоимостью для поставок на экспорт — понятно.

В то же время — даже при масштабном развитии газохимии, к примеру, использование природного газа (метана) в качестве сырья всегда будет составлять небольшую долю от его использования как источника энергии.

Не всё так однозначно даже с производством моторного топлива (бензина, дизеля и т.п.) из нефти. Да, если НПЗ находится на побережье, то экспортировать нефтепродукты выгоднее. А если завод где-нибудь в центре страны? Это означает, что вместо одной трубы нужно построить пять — для разных типов продуктов переработки. Но несколько труб, как правило, не бывает, и приходится вывозить разные компоненты железнодорожным транспортом. В результате расходы на доставку могут нивелировать все плюсы экспорта продукта с большей добавленной стоимостью.

Но в одной из «околоэнергетических» отраслей долю перерабатываемого сырья однозначно нужно увеличивать. Речь — о нефтехимии, где в качестве сырья используются лёгкие углеводороды (этан-пропан-бутан) и лёгкие фракции нефти.

Ведь чем больше будет перерабатываться внутри страны — тем меньше мы будем потом импортировать продуктов нефтехимии. А это — чуть ли не всё, что нас окружает. От полиэтиленовых пакетов до практически любых пластиковых деталей, с которыми мы сталкиваемся. Это трубы, различная одноразовая тара в продуктовых магазинах, пластиковые кресла, детали автомобилей, стройматериалы, оконные профили, краски… И даже в жвачке используется синтетический каучук. Кроме того, важным направлением становится использование полимерного наполнителя для верхнего слоя дорожного покрытия, что значительно продлевает срок службы. А учитывая, что проблема дорог у нас первоочередная, ясно, что здесь неограниченные возможности по развитию этого направления. Хватило бы сырья. А что с ним?

Три источника

Фактически можно говорить о трёх основных компонентах сырья для нефтехимии: во-первых, нафта (С5-С10), во-вторых, сжиженные углеводородные газы (СУГ или пропан-бутановая смесь, С3-С4) и этан (CH).

В свою очередь, эти компоненты могут быть получены из трёх источников: собственно нефти, попутного нефтяного газа (ПНГ) и газоконденсата. У попутного нефтяного газа и газоконденсата близкий состав — лёгкие фракции углеводородов (кроме того, ПНГ содержит метан). Разница между ними в том, что один из них идёт «в нагрузку» к нефти, а второй — к природному газу. Правда, газоконденсат в среднем оказывается ценнее, поэтому его всегда используют, в то время как ПНГ часто сжигают.

Итак, нафта. Основной источник нафты — нефть, да и «по определению» нафта — это самые лёгкие фракции, образующиеся при перегонке нефти (с температурой кипения до 180ºС). Но немного нафты получается и из ПНГ, и из газоконденсата (см. схему).

СУГ получают так же, как из ПНГ, как и из газоконденсата.

И, наконец, этан. Производство чистого этана в нашей стране пока невелико, менее 1 млн т в год. Хотя сырьё для нефтехимии это ценное, и в планах — увеличение показателя до 5 млн т. Достаточно большие объёмы этана остаются неотделёнными от метана в составе природного газа и сгорают как обычное топливо.

Как расходуются нафта и СУГ?

Из 56 млн т полученной в прошлом году нафты 37 млн т пошло на производство бензина, а из оставшихся 19 только 3,3 млн т было потрачено на нефтехимию. Остальное — на экспорт.

На нефтехимических предприятиях нафта подвергается пиролизу, в результате чего получаются необходимые для производства этилен и пропилен. Эти вещества — предшественники полиэтилена и полипропилена, крупнотоннажных полимеров.

Здесь потенциал недоиспользования очевиден, и, действительно, прогнозы предполагают, что до дополнительных 10 млн тонн нафты в ближайшем будущем должно перерабатываться в нашей стране.

Похожая ситуация и с СУГ. Из 11,2 млн т СУГ, произведённых в нашей стране в прошлом году, 3,75 млн т ушло на коммунально-бытовые нужды, 3,66 млн т — на нефтегазохимию, а за рубеж было вывезено 3,82 млн т. Тут тоже ожидается рост внутреннего спроса. Многое, конечно, будет зависеть и от политики государства в области пошлин на СУГ.

Дальше — больше

Ситуация усложняется также тем, что в ближайшие годы доля СУГ и нафты в общей нефтегазовой добыче заметно вырастет. Это предполагает логика развития нефтегазовой отрасли. С каждым годом увеличивается доля попутного нефтяного газа, который направляют на переработку. Законодательство требует от нефтедобывающих компаний довести объёмы утилизации ПНГ до 95%. Ожидается, что к 2020 году выпуск СУГ увеличится двукратно — примерно до 22 млн т. Но уже сейчас ясно, что рост внутреннего потребления не успевает — он отстанет примерно на 3 млн т. А к 2030 году, по расчётам Минэнерго, отстанет на 6,2 млн т. Объёмы товарной нафты в ближайшие годы увеличатся до 27 млн т (в 2013 году ожидается 20,7 млн т).

Не последнюю роль в приросте нафты сыграет газ востока России. «Восточное» голубое топливо сложнее «западного» и богаче конденсатом. На востоке создаются новые центры газодобычи. Запасы нефти и конденсата на базовом для Якутского центра газодобычи Чаяндинском месторождении составляют 79,1 млн т. В Иркутской области расположено Ковыктинское месторождение, извлекаемые запасы газового конденсата здесь — 77 млн т.

Да и старые центры рано сбрасывать со счетов. Да, основные традиционные месторождения вошли в стадию падающей добычи. Верхние — сеноманские и валанжинские — горизонты постепенно истощаются. Поэтому началась разработка ачимовского горизонта. Ачимовские залежи значительно сложнее для освоения, чем сеноманские и валанжинские, — глубина залегания более 3,5 км, сложное геологическое строение, аномально высокие пластовые давление и температура. Но при этом ачимовский газ содержит много полезных примесей, конденсата в нём очень много (более 300 г на 1 куб. м). По различным прогнозам, предполагается, что общероссийское производство газового конденсата к 2020 году достигнет 25–35 млн т.

Если и экспортировать — то полуфабрикат, а не сырьё

Потенциал развития нефтехимических производств в нашей стране огромен. Ведь те же СУГ и нафта в России стоят примерно в два раза дешевле, чем в Западной Европе, а вот цены на полимеры вполне сопоставимы.

Но добыча сырья для нефтехимии, похоже, будет увеличиваться быстрее, чем мощности по переработке.

Поэтому иногда ввиду отсутствия внутреннего спроса вполне логично создание и экспортных предприятий, например, таких как запущенные летом этого года газовые терминалы в порту Усть-Луга. Их, кстати, тоже стоит отнести к перерабатывающим производствам. Так, сначала стабильный газовый конденсат поступает с Пуровского ЗСК (завод стабилизации конденсата) на комплекс переработки газового конденсата («Новатэк»), где он разделяется на нафту, авиакеросин, судовое топливо и СУГ (последние идут на собственные нужды предприятия и могут реализовываться для потребителей региона). А затем данные продукты предполагается экспортировать через морской отгрузочный комплекс. В конечном итоге, это уже готовая продукция и полуфабрикат, а не просто сырьё.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии