- 24 мая, 2019 -
на линии

Принципиальные выборы. Перед западным обществом открылись разные пути

Довольно давно известно: разницу курса между демократической и республиканской партией практически невозможно заметить за пределами Соединённых Государств Америки. Не только потому, что в Соединённых Государствах уже давно выработан единый взгляд на большинство вопросов внешней политики, но и потому, что качественных различий во взглядах этих партий на большинство вопросов внутренней политики тоже давно не осталось. Да и не только в партиях, но и во всей стране выработан более-менее единый взгляд на оптимальное государственное устройство. Хорош этот взгляд или нет, но его придерживаются практически все. Отступать от него могут только те политики, которые вовсе не надеются на приход к власти, а пользуются выборами исключительно как методом выражения своих взглядов.

Но это типовая картина, работающая только в те периоды, когда действительно есть позиция, устраивающая всё общество, и остаётся спорить действительно только о каких-то технических мелочах. Сейчас же, насколько я могу судить, обстановка в стране в целом качественно иная. Соединённые Государства впервые за многие десятилетия оказались в положении, когда именно тот курс, который долго представлялся оптимальным, породил неожиданные тяжкие последствия. Соответственно приходится пересматривать сами основы устройства общества и сами цели его деятельности. Сходная картина сейчас и в большинстве стран западной Европы, где тоже выявились серьёзнейшие сложности на пути, ещё недавно казавшемся оптимальным.

Поэтому мне представляется, что привычная картина всеобщего единства, нарушаемого лишь мельчайшими разногласиями по совершенно непринципиальным вопросам, именно сейчас заменяется радикальными политическими спорами по образу и подобию давно минувших дней.

Например, выбор между Саркози и Олландом — выбор не каких-то мелочей, а качественно важных вопросов. Вроде того, например, какова должна быть вообще роль государства в управлении хозяйством страны: социалисты, естественно, требуют более значительного вмешательства, чем есть сейчас. Или каково должно быть отношение к мигрантам в условиях, когда перестало хватать рабочих мест своим гражданам. И так далее. Всё это ещё недавно казалось мелочью или предметом заботы немногих профессионалов. Теперь же стало заботить всё общество, ибо ему перестало хватать ресурсов для компенсации неудачных решений.

Аналогично и в Соединённых Государствах: скорее всего, речь на выборах пойдёт о фундаментальном различии между концепцией вывода всего реального производства за пределы страны и концентрации на финансовых играх (к этой позиции тяготеют демократы) и восстановлением собственных рабочих мест даже если по формально бухгалтерским показателям они неэффективны (это позиция, интересующая республиканцев).

То есть впервые за многие десятилетия на выборы фактически выносятся фундаментальные вопросы. Очень надеюсь, что политтехнологам, которыми Запад изобилует с незапамятных времён, в этот раз не удастся свести фундаментальное противостояние разных способов развития общества к вопросу: лучше ли выбирать венгра по происхождению (всё ещё действующий президент Франции — Миклош Палович Шаркёзи де Надь-Боча) или голландца по фамилии (ибо фамилия Франсуа Жерара Жоржевича Олланда пишется именно Hollande, хотя французы произносят «Оланд» с потерей чуть ли не половины букв) или чем мормон (Уиллард Митт Джордж-Уилкенович Ромни исповедует эту чисто американскую фантазию на библейские темы) отличается от мулата (Барак Хусейн Барак-Хусейнович Обама — сын американки и африканца).
 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии