- 24 июня, 2017 -
на линии
Новый кризис

Почему резкое просветление европейцев невозможно

Чтобы не ошибиться ключиком к мозгу избирателя и с точностью влиться в нужную волну эмоциональной конъюнктуры, необходимо внимательно следить за рейтингами всей продукции, прокручиваемой телеканалами.

Это само по себе не слишком сложно: достаточно регулярно просматривать статистику и трезво анализировать результаты. Каждую неделю в определённых сводках новостей, ведущие СМИ объявляют, какие именно телепередачи, фильмы и сериалы в очередной раз побили все рекорды популярности по просмотрам телезрителей. Иначе говоря, сигнализируют всем заинтересованным реальные потребности и интересы электората.

И если день за днём и год за годом на примере телетрансляций вы с растущим отчаянием констатируете печально низкий уровень «заинтересованности» в самостоятельном мышлении у контингента, выбирающего себе информацию и её источники, вам следует тщательно продумать, в какой форме вы будете пытаться передать ему ваше сообщение посредством теледебатов – на любую насущную тематику.

Ошибившись, вы рискуете надолго оттолкнуть от себя потенциального избирателя, которого после расслабленной простоты сериалов и ток-шоу раздражает, если ему сразу непонятно, в чём правда.

Ваш электорат массово предпочитает вульгарную развлекаловку, стреляющую расчлeнёнку и слюняво-слёзные истории в небрежном исполнении дурных актёров, а вы начнёте убеждать его внезапно сосредоточиться и за один присест вникнуть в неизбежность некоторых законов бездушной экономики и невнятной социологии, да еще в обрамлении откровенно отталкивающих цифр и прогнозов?

Можете быть уверены: люди, делающие рейтинг сериалам уровня ниже тротуара, не станут не только вникать в ваши увещевания, но и выслушивать их до конца.

Этих людей, формирующих себе подобие мировоззрения исключительно на основе телеифнормации, без самостоятельного чтения серьёзных газет и журналов, публикующих экономико-политические тексты, взращивали десятилетиями и обхаживали как газон. Заставить их моментально переключиться на важные материи и вникнуть в реальную ситуацию без предварительной подготовки так же невозможно, как заставить первоклассника решить задачу из области высшей математики после получасового объяснения.

Они просто с зевком поменяют программу или отойдyт от экрана, зная, что всё самое трудоёмкое и неприятное за ниx проанализируют те, кому не лень. А им потом всё равно расскажут, ч чём правда, и притом в сжатом варианте.

На следующий день после теле-битвы кандидатов в президенты Франции «Макрон vs Ле Пен» сжатый вариант транслируется на всех парах, по морям, по волнам, даже не самого утра, а прямо с вечера накануне.

Краткое содержание дебатов максимально упрощено и профессионально обработано: в общем и целом, результат - разочарование. Даже напряжённости не получилось.

Кандидат Ле Пен слишком много времени потратила на обвинения кандидата Макрона вместо того, чтобы доходчиво и убедительно продвигать собственную программу.

Кандидат Макрон слишком много времени потратил на речёвки: «Я против всего того, что вы представляете! Вы недостойны управлять Францией! Франция достойна большего!», которыми он отбивался от конкретных обвинений и прикрывал прорехи в своей контр-аргументации.

Самый главный итог этого во всех отношениях неудачного поединка, конечно, в том, что важнейшая для всех поголовно избирателей тема к дебатам категорически допущена не была.

Одна единственная попытка поговорить о мигрантах была предпринята Марин Ле Пен в последние минуты прямой трансляции, когда кандидатам предоставили возможность высказаться по желанию на свободную тему («carte blanche»). И тут же стало очевидно, что табу на сюжет было наложено заранее:

- О мигрантах так ничего и не сказали... - начинает Ле Пен, ловит предупредительное расширение зрачков ведущих, кивает, опускает голову и переходит на общую «фразеологию и семантику». Кандидат Макрон послушно молчит.

Кандидат Макрон вообще всё делает послушно и аккуратно.

Послушно и аккуратно перечисляет уже замыленные аргументы в защиту до сих пор проводимой политики всего предшествующего соцправительства, как то:

- У всех стран Евросоюза получается, почему же не у нас?» (Ha вопрос Ле Пен, у каких именно стран и что, конкретно, "получается", ответ - «У вас пораженческая философия!»

- Я хочу СОЦИАЛЬНУЮ Европу!!!» (На реплику Ле Пен "Вы уже 5 лет обещаете "социальную Европу!", ответ :- «Я хочу Европу, которая всех нас будет защищать от Китая и России!

Ну и самая значительна карта в рукаве кандидата Макрона:

- Моё главное отличие от вас - то, что я не подчинаюсь г-ну Путину, который не разделяет НАШИ ценности.

(Ответ Ле Пен: «Вы кандидат, подчинённый Германии!.. У нас нет никаких оснований отрицательно относиться к России»).

...Все остальные баталии были значительно менее занимательны и погромыхивали вокруг деталей, интересующих непосредственно французского налогоплательщика.

Отметить стоит, пожалуй ещё только один из конечных пунктов, оказавшийся, при запрете на тему мигрантов, самым душещипательным.

Обоих кандидатов попросили высказаться о тех изменениях, которые они намереваются внести в нынешнюю образовательную катастрофу.

Кандидат Ле Пен ответила чётко и внятно, что она намерена "вернуться к старой школьной системе, полностью разрушенной социалистами; восстановить учительский авторитет; восстановить приоритет французского языка и отменить уже введённые на местах "изучения родного" - в том числе арабского; восстановить обязательное "второгодие" для неуспевающих (для справки, это явление было упразднено социправительством в целях всеобщего "уравнения" и экономии. И закономерно привело к тому, что детей автоматически переводят из класса в класс и допускают до колледжей учеников, не умеющих читать. Факт гласный и даже широко известный).

Кандидат Ле Пен также не преминула упомянуть, что она категорически против ношения паранджи в университетах - явление, по поводу которого кандидат Макрон категорически "за".

Что касается кандидата Макрона, то он, сделав скорбное лицо, начал свою школьную программу с «обеспечения нормальной школьной деятельности для детей-инвалидов, для детей-аутистов, для детей с другими отклонениями», которых он собирается внедрить в обычные школьные классы наравне со всеми другими детьми и снабдить специальными учителями, которые будут работать одновременно с обычными преподавателями.

Кандидат Макрон говорил проникновенно. Логично было бы предположить, что процент в разной степени больных детей, инвалидов и аутистов, во Франции зашкаливает, поскольку предметом забот кандидата Макрона в первую очередь стали именно они.

Проблема в том, что у кандидата Макрона слишком уж явно просматривалось желание афишировать собственное, как говорят французы, "большое сердце" и сердоболие к несчастьям больных детей.

A такая невидимая, но хорошо ощутимая грань и отделяет подлинное великодушие от демагогии. И здесь кандидат Макрон, на мой взгляд, откровенно перегнул и у многих колеблющихся проиграл.

Дело в том, что со врeмён многолетних социалистических правлений мало-мальски разборчивый французский избиратель по горло сыт слезодавилками à la Мартин Обри ("Мы заботимся в первую очередь о маленьких, несчастных людях!") или Сеголен Руаяль ("А я, мосьё Саркози, сделаю так, чтобы каждая женщина-полицейский шла с вечерней работы в сопровождении коллег до самого дома!")

О возвращении к строгости школьных программ, авторитету учителя или к пресловутому "второгодию" речь вовсе не возникла - по внедрённому социалистами мнению, все эти критерии способствуют "неравенству" и не должны быть возвращены в образовательную систему.

По мнению кандидата Макрона, все "родные" языки должны изучаться наравне с французским, все неуспевающие переводиться из класса в класс без малейших дискриминаций. Паранджа в университете - дело личное. Как заявил Макрон в недавнем интервью, "запрещая женщинам носить паранджу, мы лишаем самих себя части демократических свобод".

Вообще, в отличие от большинства наблюдателей, самой значительной в этом поединке мне показалась совсем не та фраза, которую разнесли заголовки по сетям (про то, что в любом случае Францией будет править женщина – или Ле Пeн, или Меркель), а другая реплика Марин Ле Пен, которая полностью резюмирует сложившееся положение и даже надёжно предсказывает ближайшее будущее:

"Ваши аргументы, мосьё Макрон, вдвое старше вас".

Французскому избирателю сегодня предлагается откровенное повторение уже много раз пройденного, с приложением всё тех же граблей.

Но поскольку, как оговорено в начале, та самая масса людей, которая делает рейтинг теле-сериалам уровня ниже тротуара, вникать в смысл сказанного не станет, - ступать придётся всё туда же.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии