- 20 сентября, 2018 -
на линии
Новый кризис

О свободной любви и сутенёрстве

На днях в возрасте 91 года умер Хью Хефнер – издатель журнала Playboy, который ввёл порнографию в мейнстрим «цивилизованных стран». В связи с его кончиной СМИ разразились потоком статей. Не отстают от них и обычные пользователи социальных сетей.

Кто-то поёт покойному дифирамбы, выдавая «великому человеку» почётные грамоты за активное участие в мировом процессе «раскрепощения тела». А серьёзные медиа обращают внимание на разрушительные общественные последствия его деятельности по продаже женщин, принесшей ему крупные капиталы. И совсем неслучайно Наталья Негода, снявшаяся в «Маленькой Вере» и ставшая символом горбачёвской перестройки, появилась там на обложке в конце 1980-х – это был знак конвертирования чьих-то чистых помыслов в зелёную валюту прибыли, знак, значение которого многие тогда не поняли.

Выходец из методистской семьи, отличавшейся строгими нравами в отношении вопросов сексуальной жизни, дипломированный психолог начал издавать свой журнал для мужчин в 1953 году. И сумел удачно вписаться в начинавшуюся тогда эпоху сексуальной революции. «Дети-цветы» годов рождения конца 1940-х – начала 1950-х, явившиеся на свет в период бэби-бума и осуждавшие своих отцов за то, что те не сумели предотвратить самую страшную войну ХХ века, за милитаризм и агрессивность, лицемерие и убожество буржуазной семьи, начинали жить коммунами, отказывались от правил истеблишмента, практиковали естественные и простые человеческие отношения, свободные от репрессивности и навязанной нормативности. И да, часто с наркотиками, с безответственностью, с асоциальными формами поведения, но и с антимилитаризмом и верой в победу искренности, в возможность свободы от грязи, лжи и финансового расчёта.

Но кто-то сказал очень точно: злоупотреблять можно только хорошими вещами.

Самолично издатель Хефнер разыгрывал образ свободного человека, вечного холостяка, но был неоднократно женат и перепробовал, как говорят, все возможные типы постельных радостей, включая педофилию, гомосексуальные и бисексуальные связи, групповой и незащищённый секс и самые оскорбительные отношения. В итоге, сам страдая эректильной дисфункцией и будучи неспособным совершить половой акт даже с красивыми женщинами без стимуляции, Хефнер своей медиадеятельностью разрушил жизнь нескольких поколений. На его совести брошенные жёны и дети, а также, как кто-то подсчитал, 50 миллионов убитых в абортах детей, разрушенные или так и не сложившиеся браки, объявленные «рабством», в котором неприлично жить нормальному человеку, пандемия инфекционных заболеваний, передающихся половым путём, миллионы людей, выросших в неполных семьях, порнозависимость, искалечившая несколько поколений мужчин, и гиперсексуализированное общество, которое ныне использует женские тела для продажи чуть не всех товаров, существующих на рынке. Покойник был, в сущности, сутенёром мирового масштаба, извлекавшим хорошие прибыли из антибуржуазных настроений людей, плавно переводя эти настроения в буржуазно-гламурные. Именно на нём во многом лежит ответственность за то, что масса людей сегодня путает свободу со вседозволенностью, а любовь – с проституцией.

Остаётся лишь скорбеть о миллионах сломанных жизней и бесчисленных жертвах, которые были принесены на алтарь обогащения одного развратника, компенсировавшего строгое воспитание в семье методистов тем, что, по собственному признанию, переспал более чем с тысячей женщин, и мощно отомстившего человечеству за своё уродство, превратив в уродов и сделав несчастными других людей. И совсем неудивительно, что теперь право на собственное мнение, на гетеросексуальные отношения по любви, а не покупные, право на брак, а не сожительство всех со всеми, право на целомудрие, а не проституирование души и тела, приходится отстаивать, бросаясь как на амбразуру и отбиваясь от обвинений прогрессивно-продвинутых в ханжестве – как будто чистоплотность и право на собственный выбор есть что-то плохое и ложное, про что можно только врать, а грязь по принуждению свята. Дело ведь в том, что прогрессивно-продвинутым – вопреки их заверениям в том, что это их личный, ни от кого не зависящий выбор, на который всякий имеет, имеет! имеет!!! право, – нужна общественная санкция одобрения, без неё как-то всё сводится к пошлому либертинизму, протухшему ещё в XVII веке.

И не следует забывать вторую часть пословицы, на которую в подобных случаях часто ссылаются, говоря: о покойниках или хорошо, или ничего. На самом деле пословица гласит: о мёртвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды.

Анна Яковлева

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии