- 24 июня, 2017 -
на линии
Общество

О репатриации в Россию из Израиля

Я переехал на постоянное жительство в Израиль в 1993 году. В те годы дальние, глухие мне казалось, что продолжать жить в России нет смысла. В то же время в Израиле разворачивались многообещающие процессы, которые должны были закончиться полным урегулированием отношений страны с геополитическим окружением и ее превращением в нормальное, по мировым меркам, либеральное и демократическое государство.

Я читал тогда много внезапно появившейся на просторах бывшего СССР литературы про "халуцим" – первостроителей Израиля, про то, как евреи строили и защищали эту страну, и мне захотелось примкнуть к симпатичному национальному проекту, раз уж с коммунизмом в СССР ничего не получилось. Период с 1992 по 1995 год был единственным, как я сейчас понимаю, участком времени на исторической оси, когда Израиль как место жительства имел для меня преимущество перед Россией как место проживания.

Впоследствии оказалось, что очень многие мои представления об Израиле были иллюзорными, и прежде всего образ страны, которую евреи построили своими руками. Пресловутый "еврейский труд" изначально в значительной степени являлся мифом, потемкинской деревней, хотя и потемкинскую деревню приходится строить. То есть еврейский труд был, конечно - но одновременно Израиль построен руками арабских рабочих, от труда которых изначально никто не собирался отказываться. Именно поэтому в Израиле в 1948 году осталось 20-процентное арабское население. Сейчас в Израиле, помимо арабских рабочих, трудятся и сотни тысяч иностранных гастарбайтеров – обладателей различных статусов, в том числе десятки тысяч граждан Украины и Грузии.

Неправильно я оценивал и религиозную часть жизни. Иудаизм диаспоры и иудаизм как государственая религия в Израиле – это две совершенно разные системы. Иудаизм, оказавшийся в Израиле предоставленным сам себе, очень быстро вернулся к толкованиям Маймонида, позаимствованным из исламских фатв начала второго тысячелетия нашей эры, и страдает выраженным комплексом превосходства. Я ходил в бейт-мидраш (вечерний религиозный семинар) и слышал там очень интересные вещи, так что с темой знаком.

Несмотря на всё это, я чувствовал себя в Израиле хорошо. Мне и сейчас тут неплохо в бытовом плане. Я могу жить здесь дальше и умереть. Я прожил в этой стране 24 года, почти всё это время работал, платил налоги и взносы в Институт национального страхования. У меня есть друзья среди арабов и представителей восточных еврейских общин, мне нравится израильская еда, совершенно не напрягает ментальность израильтян. Она именно такая, какой должна быть у людей, живущих в этом регионе земного шара.

Но я сам никогда не хотел отказываться от своей русскости, не менял имя, как делали многие, и считал себя двоевером – как иудеем, так и православным христианином. 

Между тем ситуация в России начинала меняться, но я не придавал этому особого значения. Всё изменил 2014 год. Русская весна. Я внезапно и очень остро почувствовал, что являюсь прежде всего русским, и все остальные составные части моей самоидентификации малозначимы по сравнению с этим фактом. Я работал в проектах, ставящих своей целью поддержку Донбасса и противодействие русофобии в ивритоязычной и русскоязычной израильской прессе. Мне пришлось уволиться с новостного сайта, руководимого русофобами.

Мы живем в эпоху свободы выбора. Каждый житель России и любой другой страны постсоветского пространства может при желании поменять страну проживания. Такой ситуации не было в прошлом веке. Многие люди, которых тяготила их русскость, наконец смогли уехать в Израиль, уехать за океан, примкнуть к украинскому проекту политической нации, основанному на отторжении всего русского. Я не хочу осуждать людей, сделавших такой выбор. У каждого из них свои причины. Но я хочу, чтобы мой ребенок, ходящий сейчас в школу, вырос преимущественно в поле русской, а не иудейской культуры. Иудейская культура может существовать и процветать где угодно, для этого ей нужна только община и Книга Книг. Русская культура живет только в России, с ее почвой и климатом. Трудно объяснить Пушкина человеку, выросшему под пальмами.

Русскость не определяется языком. Очень многие русофобы в Израиле прекрасно изъясняются по-русски, но русскими не являются. Есть большой спектр вариантов русскости, как и любой другой национальной идентичности, но есть и границы. Так, человек, восхваляющий Холокост и утверждающий, что "Гитлер был прав", вряд ли может быть евреем. Человек, радующийся убийствам русских людей и поддерживающий государство, убивающее русских на Донбассе и русскую культуру на всей остальной своей территории, вряд ли может быть русским, даже альтернативным русским в самом широком понимании. А таких особей очень много и в Израиле, и в других странах русского зарубежья. Нет никакого смысла приглашать их в российский культурный центр писать тотальный диктант – более русскими они от этого не станут.

Русскость определяется совсем другими критериями, меняющимися от эпохи к эпохе. Сейчас отличным индикатором для меня являются (например) песни барда Игоря Растеряева. Тот, кому они нравятся, скорее всего русский. А вот тот, кому не нравится Растеряев, вряд ли.

Итак, я понял, что я русский, несмотря на свои еврейские корни. Россия – страна русских, и русские должны жить в России. Однако когда я начал просчитывать практические варианты переезда в Россию, я открыл для себя странный факт.

Любой россиянин, имеющий право на возвращение, имеет возможность в любом возрасте репатриироваться в Израиль и после достижения российского пенсионного возраста, составляющего 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин, начать получать российскую пенсию, если он успел проработать в России установленное количество лет. В то же время израильтянин может начать получать в России израильскую пенсию только в следующих случаях:

-Он дожил до израильского пенсионного возраста, равного 67 годам для мужчин и 62 годам (скоро он будет поднят до 64 лет) для женщин.

-Он отработал в Израиле не менее 10 лет.

-Он прожил в Израиле не менее 30 лет.

-Он был застрахован в Институте национального страхования в течение 144 месяцев, включая 12 месяцев, непосредственно предшествовавших наступлению пенсионного возраста.

В случае неисполнения одного из этих пунктов пенсия человеку выплачиваться не будет.

Ссылка - https://www.btl.gov.il/Russian...

Это означает, что у бывшего россиянина, проживающего в Израиле, нет реальной возможности уехать на постоянное жительство в Россию раньше 67 лет. Все его пенсионные накопления за исключением тех, что находятся в частных страховых фондах, в этом случае пропадают. Поэтому уезжают из Израиля в Россию только молодые люди, у которых есть возможность заработать себе пенсию в России, и которым не обидно терять те права, которые они успели накопить в Израиле за несколько проведенных здесь лет.

Такая ситуация особенно удивительна, если учесть, что Россия уже в ближайшее время намерена начать выплачивать пенсии бывшим гражданам СССР, выехавшим в Израиль до распада Советского Союза и подписавшим при этом письменное обязательство не иметь никаких материальных претензий к стране исхода в будущем. Сейчас люди, пробивающие этот вопрос, утверждают, что такое обязательство было "вынужденным" и "незаконно выбитым" у них. Даже если это так, непонятно, почему соглашения по социальным вопросам, заключаемые между Россией и Израилем, носят настолько односторонний характер, учитывающий только интересы тех, кто переехал или намерен переехать из России или СССР в Израиль и полностью игнорирующий интересы тех, кто переезжает или собирается переехать на постоянное жительство из Израиля в Россию.

Этой ситуации можно было очень просто избежать даже не меняя невыгодные для бывших и будущих россиян особенности израильской системы социального страхования. Для этого надо было поставить условием начала выплат пенсий бывшим советским гражданам в Израиле заключение взаимной развернутой конвенции по социальной защите между Израилем и Россией, аналогичной конвенциям, подписанным Израилем с целым рядом других стран.

Ссылка - https://www.btl.gov.il/Russian...

У граждан Швеции, Великобритании, Франции или Германии не возникает таких проблем с системой социального страхования Израиля, как у россиян. Они в любой момент могут переехать из своих стран в Израиль и обратно, при этом заработанные ими права в системе социального страхования суммируются.

"Пример А  Жительница Франции, которая работала в Израиле, в момент, когда ей исполнилось 60 лет, подала заявление в Ведомство национального страхования Израиля на пособие по старости, в соответствии с Конвенцией, подписанной Израилем и Францией. Период страхования: Она была застрахована в Израиле в течение 102 месяцев, а во Франции – в течение 348 месяцев. Поскольку ее страховой период в Израиле не дает ей право на получение пособия, в рамках Конвенции существует возможность объединить страховой период, набранный ею во Франции, со страховым периодом, набранным в Израиле, что составит в общем 450 месяцев. Право на пособие: Женщина будет иметь право получать от Ведомства национального страхования Израиля частичное пособие в размере 102/450 от полной суммы ее пособия по старости (с учетом стажа работы), а остальную часть ей будет выплачивать служба социального страхования Франции."

Ссылка - https://www.btl.gov.il/Russian...

Что мешало России заключить с Израилем аналогичную конвенцию? Честно говоря, я не знаю. Израиль очень заинтересован в получении российских пенсий для своих граждан, и Россия могла бы, если бы хотела, заключить именно такое соглашение. Но это намерение не было даже заявлено. Я полагаю, что причина проста – никто из официальных лиц в России, занимавшийся данными вопросами, просто не подумал об интересах бывших израильтян, собирающихся переехать в Россию. Не хочу развивать здесь свою мысль и фантазировать о том, почему так произошло. Читатель может додумать это за меня.

Некоторое время назад я написал статью "Жить в России на израильскую пенсию".

Ссылка - http://www.proza.ru/2016/06/10...

В ней я обосновал целесообразность переселения бывших израильтян-пенсионеров на постоянное жительство в Россию, причем речь идет не только о русскоязычных израильтянах. Однако надо подумать и о людях, не достигших в Израиле пенсионного возраста, но не собирающихся отказываться от накопленных в стране проживания социальных прав. Я поднимал эту тему в социальных сетях и понял, что у нас много людей, моих единомышленников, заинтересованных в позитивном решении данного вопроса.


От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии