- 18 июня, 2019 -
на линии
Новый кризис

О радикализации ислама в Казахстане

Эта заметка задумывалась с целью рассмотрения религии, как одного из факторов возможного раскола казахстанского общества и государства. Но пока она находилась на стадии подготовки в Ницце произошел совершенно дикий террористический акт. Одни пишут, что ТОЗР ИГ уже взяла ответственность на себя. Другие - что нет. Но терактом от этого ужасная трагедия быть не перестает.

Сегодня, когда Европа подвергается регулярным атакам, а Россия успешно борется с террористами на своей территории и в Сирии, нелишним будет обратить внимание на Казахстан. Учитывая протяженность общей границы и её прозрачность, значение уровня безопасности в Казахстане для безопасности РФ переоценить довольно трудно.

5 июня 2016 года в крупном Казахстанском городе Актобе (171 км до Орска и 274 км до Оренбурга) произошел невиданный по дерзости теракт. Напомним, что группа лиц совершила нападение на оружейный магазин, на сотрудников полиции и даже на воинскую часть. В результате 12 убитых и 6 раненых. В течение нескольких дней производились аресты причастных. В самом городе был объявлен «красный» уровень террористической угрозы, а по всей стране – «жёлтый» (который, к слову, так до сих пор официально не снят).

Большая часть граждан Республики Казахстан узнала о событиях от очевидцев, получив фото, видео и аудио от друзей и родственников. Потом эти же материалы, дополненные и упорядоченные, появились в СМИ. Спикер сената назвал это бандитизмом, а ДУМК (Духовное Управление Мусульман Казахстана) вообще призвало не связывать эти преступления с религией. И только Министр Внутренних дел назвал теракт терактом. При этом, в официальных заявлениях так и осталось: “...был совершён группой людей, которые предположительно являются «радикальными приверженцами нетрадиционных религиозных течений»”.

В итоге, организацию теракта уже практически повесили на задержанного в январе опального олигарха. Этот персонаж был выбран в качестве своеобразного громоотвода, и ему уже приписали столько, что никто не удивился, что еще и теракт - тоже он. А потому официальным органам удалось максимально дистанцировать теракт в Актобе от проблемы религиозного экстремизма.

Для справки. Западные области Казахстана (в т.ч. Актюбинская) - первые в списке активно исламизирующихся. Число радикально верующих в этих регионах - прямо пропорционально запасам в них нефти и разнице в доходах местного населения и экспатов из нефтяных ТНК.

В Казахстане последние пять лет теракты случаются и предотвращаются чаще, чем об этом узнают за его пределами (не в последнюю очередь - в Актобе). При этом, официальные органы всегда предельно сдержаны в оценке этих событий и, если это возможно, стараются не связывать их с религиозным экстремизмом. Тому есть множество причин, но ни одного оправдания. Благодаря такому избирательному подходу к освещению событий, за пределами Казахстана (даже в РФ) практически никто не имеет понятия о глубине религиозных противоречий и об уровне террористической угрозы. Внутри страны такой подход не позволяет ни четко обрисовать проблему, ни тем более, наметить пути решения.

Тема религиозного экстремизма в Казахстане - чрезвычайно сложна для рассмотрения и объективного освещения. Потому что официально Казахстан - светское, демократическое, правовое и современное государство. А что же по факту?

Фактически, все этнические казахи воспринимаются как “мусульмане по умолчанию”. Это означает, что всякий этнический казах в любой момент может стать объектом усиленной религиозной пропаганды. Сейчас, когда вакуум государственной идеологии с одной стороны и уровень образования - с другой, позволяют это сделать, процесс начался. Спасает казахстанское общество пока то, что ранее было принято считать еще одним фактором возможного раскола. Это крайняя степень этнической, имущественной, хозяйственной, идеологической и культурной неоднородности общества. Даже внутри этнических групп. Казахи слишком разные: по-разному образованные, из разных городов, из разных племён и родов, разного рода деятельности и разного уровня доступа к государственному бюджету. Всё это раньше служило надежным тормозом для любых массовых манипуляций, в том числе и внешних. До последнего времени, человек в коротких штанах вызывал удивление и отчуждение прежде всего у самих казахов. А в силу того, что борода у многих казахов совершенно монгольская - ещё и беззлобную насмешку. Массовое же проявление казахами своей приверженности исламу ограничивалось отправлением основных обрядов (свадьба, похороны, обрезание, курбан-айт). Единицы держали пост в рамадан, что тоже вызывало некоторое уважение, но не поддержку.

Все изменилось не сейчас и не вдруг. Но именно в последние годы (в годы так обострившейся глобальной борьбы) количество “практикующих мусульман”, соблюдающих все предписания обрядовой части, стало расти в геометрической прогрессии. И вдруг выяснилось, что ислам - это не просто часть культуры для любого казаха. Это не просто альтернатива современному образу жизни, когда человек перестает употреблять алкоголь и курить, такой синоним нравственности. Оказалось, что это довольно жесткая система взаимоотношений, с набором серьёзных обязательств (не только моральных). И приличная часть этих обязательств идет вразрез и с пока еще живыми нормами общественного поведения, и с действующим законодательством. И именно в последние годы официальные органы и различные “эксперты” робко и неубедительно пытаются рассказывать, что “ислам бывает разный” и “традиционный для казахов ислам вообще не похож на этот ваш ваххабизм”. Итог: неинформированное большинство запутано и запугано (а как же) еще больше, а информированное и просвещенное меньшинство раздражено тем, что не может остановить ухудшение ситуации.

Сейчас в Казахстане десятки тысяч молодых и здоровых людей абсолютно считают себя ваххабитами или саляфитами (самоназвание), при этом утверждая, что они - самые честные и законопослушные граждане (что часто так и есть). При этом еще сотни тысяч молодых людей выглядят также и выполняют все те же предписания, что и первые, но в силу своего невежества вообще никем себя не считают ( просто мусульманами) и очень уважают и слушают первых. И весь этот обширный джамаат очень патриотичен, хотя на деле больше уважает и слушает… шейхов из Саудовской Аравии. Сообщество это прирастает не только бедными и обездоленными, но и вполне обеспеченными и состоятельными. Есть они и в бизнесе, и в финансовом секторе (хотя ссудный процент - это харам) и даже в самых заоблачных высях власти. Поэтому версия, что религиозная община претендует на власть в будущем, имеет под собой все основания.

Характерно, что тема терроризма в любой компании, хотя бы отчасти состоящей из “истинных мусульман” - табу. Сами они эти темы затрагивают редко. При этом, все задержанные и ликвидированные за пять лет участники терактов внешне едва отличимы от “честных и законопослушных патриотов”.

Вообще говоря, в Казахстане любая острая тема имеет две версии: ту, которую можно озвучивать везде и всем, и ту, которой можно поделиться только по секрету. В результате подавляющему большинству доступны обе версии, но открыто обсуждать можно только ту, про которую все знают, что она - декоративная. А реальные причины явлений остаются вне общественной дискуссии. Так со временем, даже незначительные проблемы из-за замалчивания прорастают серьёзными последствиями.

Для нашего общества и государства любое явление становится значимым, только тогда, когда оно входит в видимую и сильно запущенную фазу. На распространение экстремистской литературы в тюрьмах стали обращать внимание, когда система исполнения наказаний стала поставлять фанатиков в объемах, близких к промышленным.

То же самое относится и к “бытовому” переходу в радикализм. Мощнейшую кадровую базу для него составляют обычные молодые люди разного достатка и образования (которое у нас, к слову, колеблется не от хорошего к плохому , а от посредственного - к ничтожному). Всех их объединяет одно: они до поры являются носителями т.н. безыдейного мировоззрения. Когда все на словах стремятся к достатку, семье и прочим “общечеловеческим ценностям”, а на деле не отказывают себе в “общечеловеческих радостях” в виде алкоголя, наркотиков и пр. Естественно, что устремление к общечеловеческим ценностям быстро и печально сказывается на карьерах, перспективах и здоровье многих из них. А поскольку идеологический вакуум не предлагает им стратегии выхода из этого штопора, у них, по сути, один выход - “здоровый образ жизни”. Только проводник - это почти всегда старший товарищ или родственник с бородкой и сосредоточенным взглядом. И если он уже пару лет совершает намаз и соблюдает другие предписания религии, то авторитет его в глазах вступившего на “правильный путь” вчерашнего общечеловека - безмерен. Таким образом, даже вполне образованные молодые люди за пару лет буквально переворачивают собственное представление о жизни и мире. Ну а о фанатизме вчерашних “греховодников” в религиозном рвении рассказывать никому не надо. Семья, которая может остановить это на первом этапе, как правило радуется, что чадо прекратило “гуляния”. А что он при этом попадает под влияние совершенно незнакомых и неуправляемых людей - замечают уже поздно. На определенном этапе, вовлеченный гражданин уже не верит никому кроме своих “шейхов”.

Фразу о том, что сейчас в самом разгаре информационная война, в сети затёрли посильнее афоризмов и цитат О.Бисмарка, Г.Форда, Д.Ламы и О.Хэпбёрн. Что до Казахстана, то основная масса его населения не просиживает дни в интернете и не втягивается в эту войну , даже вопреки возросшим с 2015 года усилиям всех заинтересованных сторон. Но уже сегодня сформировалось огромное сообщество людей, которое практически не управляемо для государственной власти и очень хорошо управляемо для своих лидеров. А они мы помним, где.

Надо отдать должное компетентным органам РК. Они давно и напряженно работают по указанному направлению и им удается быстро и достаточно надежно купировать угрозу. Но что будет, если масштаб угрозы резко возрастет - никто не берется предсказать. А победить, постоянно защищаясь, еще никому не удавалось.

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии