- 22 мая, 2019 -
на линии

О "критике власти справа". Легенда о "российских государственных шейхах"

"Критики справа" после выборов продвигают в либеральных СМИ следующую картину мира: 1) 95% российской крупной промышленности находятся в иностранной юрисдикции, 2) Вся "лапотно-патриотическая риторика" власти и околовластного телевизора есть дымовая завеса, за которой элита давно и надёжно интегрирована в Запад, 3) антизападные настроения подпитываются властью в широких тёмных массах затем, чтобы не интегрировать в Запад массы из их нищей тёмной жизни, а интегрироваться только самим, по типу саудовских шейхов. Типичный текст с набором утверждений такого рода разбирает Анатолий Вассерман. 

С автором статьи «Заложники Госдепа» Георгием Бовтом можно согласиться в том, что значительная часть российского бизнеса предпочитает выяснять отношения в зарубежной юрисдикции. Более того, аналогичным образом поступают (о чём автор, впрочем, не сказал) и бизнесы очень многих других стран. Причина тут простая и совершенно очевидная. В Англии или, скажем, Нидерландах рыночная экономика более менее современного типа существует уже чуть ли не полтысячелетия, и за это время естественным образом накопилось множество юридически отработанных средств и способов решения разнообразных споров, неизбежных среди хозяйствующих субъектов. В России история рыночной экономики насчитывает всего пару веков, причём на протяжении всех этих веков развивалась она, мягко говоря, зигзагообразно. Естественно, у нас не накопилось исходного юридического опыта. Считать это обстоятельство компрометирующим нашу страну можно при очень большом желании, но тем самым человек только проявляет своё это очень большое желание: хоть как-то, хоть в чём-то скомпрометировать страну.

Рассуждение, что российские деятели власти хотят что-то скрыть от своего народа и поэтому уходят в зарубежные юрисдикции — ну, это, конечно, очень забавно, потому что мне трудно представить себе деятеля российской власти, который чего-то стесняется. Уж чего-чего, а стеснительности нету уже очень давно. Ну и, на мой взгляд, большей части из них стесняться действительно нечего, ибо они поступают практически так же, как на их месте поступил бы любой другой, кто добивается этого места.

Как показал обширный исторический опыт, наши оппозиционеры — в основном те деятели, кто уже побывал во власти и проявил во время этого пребывания замечательную готовность лихоимствовать вместе со столь же замечательной неспособностью делать что-то практическое. Сейчас большая часть оппозиции к действующей власти из числа тех, кто успел побывать в самой действующей власти — замечательные иллюстрации к старой шутке Жванецкого: «Зачем вы воруете с убытков? Воруйте с прибылей!» Насколько я могу судить, такие милые товарищи, как, скажем, Немцов, воровать с «прибылей» не умеют, поскольку не умеют добиваться этих самых «прибылей».

Наши чиновники действительно очень активно добиваются от Запада права безвизового проезда по служебным паспортам. Это утверждение Бовта — правда. Но диктуется эта правда, насколько я могу судить, совершенно не тем, что, мол, они хотят сами жить на Западе, а рядовых граждан оставить в родной стране. До тех пор, пока наше хозяйство очень сильно завязано на западное (о чём, между прочим, в своё время очень активно заботилась именно нынешняя оппозиция), вполне понятно, что любой деловой человек вынужден для защиты своих интересов очень часто ездить на Запад. И понятно, что любой достаточно серьёзный сотрудник какой бы то ни было государственной структуры должен очень часто ездить на Запад ради защиты интересов государства. А интересы эти несомненно существуют. Причём в первую очередь это именно наши интересы — интересы рядовых граждан, что бы ни говорил по этому поводу Георгий Бовт и его единоверцы. Поэтому, действительно, до тех пор, пока наше хозяйство до такой степени завязано на Запад, требование безвизового проезда по служебным паспортам — вынужденное требование ради защиты интересов не только чиновников, но и вполне рядовых граждан.

Выход из положения, описанного в статье – это создание хозяйства, в меньшей степени зависимого (а то и вовсе не зависимого) от Запада. Но такое хозяйство требует, прежде всего, воссоединения нашей страны в прежних советских границах, против чего очень активно и разнообразно возражает опять же господин Бовт и его единоверцы.

Так что я, как всегда, благодарен автору за то, что он убедительно излагает свои — и своих единоверцев — предрассудки, но вовсе не считаю себя или кого-либо из читателей обязанным разделять эти предрассудки.

Утверждение же, что 95% российской крупной промышленности находится в иностранной юрисдикции, мне представляется, мягко говоря, слегка преувеличенным. Даже в тех случаях, когда какие либо хозяйствующие субъекты включают в соглашения между собой, что их разногласия (если они возникнут) решаются по законам такой-то юрисдикции — это вовсе не означает, что данные хозяйствующие субъекты находятся целиком в этой юрисдикции. Наоборот, сама эта оговорка показывает: во всём остальном они вполне подчинены законам России. Чем вызваны подобные оговорки, я уже сказал: как правило, тем, что российская юриспруденция не располагает опытом решения хозяйственных споров, соизмеримым с опытом многих западных стран. И по сути, заявление, что спор решается по такой-то юрисдикции, означает: мы решили при решении споров пользоваться опытом такой-то страны. А во всём остальном — отличном от решения этих конкретных хозяйственных споров — наша промышленность находится во вполне российской юрисдикции, что довольно регулярно демонстрируется самыми разными способами. По крайней мере, если какой-то российский хозяйствующий субъект нарушит российские законы, отвечать он будет именно в России и по российским законам.

А вот стремление значительной части наших сильных и богатых старается учить детей за границей, а то и просто переселять их туда — действительно очень серьёзная и очень неприятная проблема. Потому что такие люди, даже если заинтересованы в дальнейшем развитии России, зачастую начинают представлять себе само это развитие по зарубежным стандартам, а это действительно крайне вредно для страны в целом.

Тут я не берусь советовать что-то утешительное. Подозреваю, что это как раз один из тех случаев, когда «речей не стоит тратить по-пустому, где нужно власть употребить». Да и как употребить власть, к сожалению, не берусь судить. Но это положение действительно ненормальное. Работник государственного аппарата просто обязан действовать так, чтобы в его родной стране были созданы все необходимые условия и для лечения, и для обучения, и для множества других видов деятельности. Так что, на мой взгляд, действительно следует ставить вопрос об увольнении государственных служащих, чьи родные и близкие живут, лечатся или учатся за рубежом. Причём увольнение должно быть по причине служебного несоответствия: человек не делает того, что прямо обязан делать в своей родной стране — не совершенствует её.

 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии