- 20 мая, 2019 -
на линии

Новопартийность. Фрагмент дембельского аккорда пока президента

Новый закон о политических партиях — существенная часть пакета ретроградных шагов, осуществляемого поборниками ничем не ограничиваемых экономических (либертарианство) и политических (либерализм) свобод личности. Эти поборники, составляющие сравнительно малую часть нашего общества в целом, в то же время входят в основное окружение пока президента Российской Федерации. Поэтому их деяния, нацеленные на возвращение российской экономики в целом и политики в частности к состоянию, печально памятному нам по «лихим девяностым», проводятся нынче в порядке дембельского аккорда уходящего в ближайшие дни главы государства.

Дембельский аккорд — понятие, нынче памятное не каждому: в ходе либерального развала отечественной вооружённой мощи резко сокращена доля молодёжи, проходящей этот (в целом один из эффективнейших) этап социализации. В советское же время почти все знали: дембелям — людям, ожидающим увольнения в запас по приказу о демобилизации — можно поручить очень сложные задачи на условии «сделаешь — уедешь». Но зачастую задачу решали по принципу «лишь бы предъявить». Рассказывают даже, что однажды дембелям, жаждущим встретить Новый год дома, поручили построить жилой дом на несколько этажей — а весной выяснилось, что вместо цементного раствора дом скреплён обычным льдом (по счастью, все успели эвакуироваться, и при обвале никто не пострадал).

Нынешний дембельский аккорд, похоже, даже льдом не скреплён. В частности, разрешение создавать партии размахом на полтысячи душ может вызвать обвал всей российской оппозиции.

Установленный при предыдущем — и грядущем — президенте минимум (не менее пятисот человек в каждом из не менее чем половины субъектов федерации) не только обеспечивает приемлемое число народу для проведения полноценной предвыборной кампании (мы только что видели, сколько нужно людей и для сбора подписей, и для раздачи агитационных листовок, и для наблюдения на избирательных участках). Он ещё и принуждает политиков искать не столько поводы к спорам, сколько направления совместной деятельности. Скажем, у Гарри Кимовича Каспарова, Михаила Михайловича Касьянова и Владимира Александровича Рыжкова, судя по их предыдущей деятельности, хватает различий во взглядах и на нынешнее состояние страны, и на пути её дальнейшего развития. Но им приходилось учинять совместные акции (да ещё и боевиков Эдуарда Вениаминовича Савенко — Лимонова — приглашать), поскольку число сторонников каждого из них пренебрежимо мало для действа, заметного хотя бы телерепортёрам с самыми мощными объективами. Теперь же каждый из них может создать собственную партию и энергично заниматься любимым делом всякого поборника ничем не ограниченной свободы личности — перетягиванием одеяла на себя. Понятно, их деятельность теперь будет формально лежать в политическом поле страны — а фактически даже не сможет считаться не только, как сказано в классической песне Яна Абрамовича Френкеля на стихи Инны Анатольевны Гофф, тонким колоском русского поля, но даже сорняком на этом поле, ибо никто её не заметит.

Выходит, закон, снижающий требования к созданию новых партий, фактически оказывается полезен для старых: они-то уже раскручены, уже заметны всякому, и предстоящая по новому закону замена одной — пусть даже бешеной, но крупной — собаки целой стаей разношёрстных мосек, лающих вразнобой, несомненно в интересах немногих уже выросших политических слонов.

Впрочем, деяния либералов и либертарианцев не только в данном случае, но и на протяжении большей части истории этих политических течений дают результаты, прямо противоположные не только публично декларируемым, но даже реально желаемым ими самими. Это и не удивительно: всецело сосредоточась на личностях (или в лучшем случае на прямых взаимодействиях двух личностей), они напрочь теряют способность замечать всю сложнейшую сеть многолюдных взаимодействий, которая и образует общество. В ближайшее время в «Бизнес-журнале» выходит моя статья, специально посвящённая этой теме. Но и без статьи понятно: если дёргать за одну из множества нитей, не видя всю ткань, то невозможно угадать, как именно ткань деформируется. Поэтому последствия либеральных и либертарианских рывков непредсказуемы для самих либералов и либертарианцев, хотя зачастую и могут быть предвидены марксистами и другими исследователями общества в целом.

Кстати, сегодня нам катастрофически не хватает именно партии, сосредоточенной вокруг таких исследований общества. Современные коммунисты и социалисты (не только в России, но и во всём мире), к сожалению, оказались слишком подвержены общей моде на выпячивание личностей в ущерб взаимодействиям и взаимоотношениям. Даже труды Маркса, исследовавшего в основном экономические взаимодействия, провозглашены устаревшими. А уж взаимодействия на других направлениях и вовсе никто всерьёз не изучает. Между тем необходимость ключевых шагов предстоящего президентства — воссоединения былого Союза и формирования планового хозяйства на основе новейших достижений информационных технологий — очевидна именно из рассмотрения общества как единого целого, а не толпы личностей (пусть даже считающих именно себя самостоятельными, единственными и неповторимыми — и от этой веры становящихся вовсе неотличимыми и легко управляемыми).

Надеюсь, сайт «Однако» станет одним из центров кристаллизации такой партии. Хотя бы потому, что здесь уже немало авторов, исследующих общество как единое целое. А подобное притягивается подобным.


 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии