- 21 ноября, 2019 -
на линии
Новый кризис

Новое ограбление Европы

26 сентября европейские центробанки отказались продлевать соглашение о координации торгов золотом (Central Bank Gold Agreement/CBGA). Наблюдатели идентифицировали происшедшее как смерть старейшего института регулирования глобальной экономики – Лондонского золотого фиксинга (London Gold Market Fixing Limited/LGMFL), созданного 100 лет назад Банком Англии на паях с структурами Ротшильда для регулирования мировой торговли после краха Британской империи. Двадцатилетнее CBGA и столетнее LGMFL структуры принципиально разные, но несмотря на разнобой, предложенная аналогия верна. Масштаб события таков, что требует хотя бы попытки анализа его причин и возможных последствий…

Большинство российских экспертов, анализируя происшедшее, сосредоточилось исключительно на биржевых торгах золотом, сделав вывод о гарантированном росте цен на «желтый металл». Спорить с доминирующей неолиберальной логикой нет смысла. Смысл же заключается в том, что за истекшее с 26 сентября время цены на золото не просто стоят на месте, а имеют понижающий тренд.

Конечно, можно сказать, еще не вечер. И это будет правдой. Смысла в данном прогнозе еще меньше, но шансов на его исполнение больше. Единственным неоспоримым фактом является то, что с рынка золота сняли ограничения, и рынок никак на это не отреагировал.

Значит ли это, что есть некий иной механизм контроля за ценами на золото? Или это значит, что золото потеряло статус «мировых денег» и превратилось в обычный биржевой товар как, например, алюминий?

Цены на биржевые товары диктует сегодня фондовый рынок в отрыве от сырьевых, энергетических и трудовых затрат, исходя из ожиданий будущего (спекулятивно). Эта мысль сама по себе ставит очень серьезный вопрос в связи с происшедшим 26 сентября. Отечественные аналитики, однако, ограничиваются рассказами о том, как действовал механизм «золотого фиксинга», как это было плохо и какие злые люди туда входили.

Да – плохо, да – злые. Но тут надо определиться с подходом. Либо мы либералы, и тогда любое планирование и контроль над рыночными механизмами (включая Госплан, Сталина и индустриализацию) зло. Либо мы националисты, и тогда контроль над рыночной стихией основа развития. В случае с золотом неразбериха. Ее причиной не объективные противоречия, а субъектность (в чьих интересах и кто осуществляет контроль). Что не снижает, а подчеркивает значимость происшедшего.

Главный вопрос, который никто так и не задал, 26 сентября это развал прежнего механизма глобального регулирования (естественная смерть Бреттон-Вудской системы) или очередной подрыв с отходом на заранее подготовленные позиции (плановый переход в иное качество)?

ОДИН РАЗ – НЕ КЕРОГАЗ

Еще в ходе президентских выборов Трамп обещал за два срока «выплатить» все долги США, то есть наполнить долларовую пирамиду реальными активами. Недавно он повторил это обещание. Экономическая наука говорит, что подобное возможно только в том случае, если доходы США катастрофически (исходя из долга в 21 трлн. $ и поставленных сроков) превысят заимствования.

Понятно, что такие темпы роста производительности труда относятся к области фантастики. Но значит ли это, что на заявление Трампа можно плевать? За время действия Бреттон-Вудских соглашений США уже дважды доказывали, что сказку можно сделать былью с помощью простой финансовой махинации (изменение системы учета долга).

Первый раз это произошло, когда президент США Ричард Никсон в 1971 году своим распоряжением отвязал доллар от золота. К этому моменту золотой запас США упал с 21 800 (1949 г.) до 9 838 т, а объем долларовой массы на внешнем рынке достиг 132 млрд. (внутренний оборот – 52 млрд.). Распоряжение Никсона и двойная девальвация (1972-1973 гг.) доллара на 25 % привели к нефтяному кризису 1973 года и 4-кратному скачку цен, поглотившему огромный по тем временам пузырь американских долгов.

Заплатили за этот маневр европейские потребители нефти и Япония. Американские компании, на условиях концессии добывающие всю ближневосточную нефть, показали по итогам кризиса 60-процентный рост прибыли. Позже конспирологи выдвинут версию, что война Судного дня и нефтяной кризис 1973 года были спровоцированы США для оправдания изъятия средств у Европы.

Замена исторического эквивалента на вязкую жидкость под названием «черное золото» стала пересмотром Бреттон-Вудских соглашений в одностороннем порядке. Фактически она означала отложенную во времени смерть соглашения. Подмену заметили все, но от развала систему удержал «ядерный зонтик» (отсутствие альтернативы и консолидирующая Запад угроза в лице СССР).

В итоге между ценой на нефть и долларом установилась связь по принципу сообщающихся сосудов: чем дороже доллар, тем ниже цена на нефть и наоборот. Работает связь бесперебойно, и США этим постоянно пользуются при возникновении внутренних дисбалансов. В 1971 году ФРС опустила ставку с 9 до 3 %, подстегнув рост нефтяных цен, и держала ее на этом уровне весь кризис. После окончания войны Судного дня ставку резко (до 13 %) подняли, стабилизировав рынок и остановив рост цен.

Цена на золото вела себя в этот период согласованно с действиями ФРС. Подскочив с 35 до 200 $ в ходе девальваций 1972-73 гг. и роста цен на нефть, цена на золото стабилизировалось и даже снизилась. Вновь разбалансировала систему исламская революция в Иране 1979 года.

ВТОРОЙ РАЗ НЕ СЧИТАЕТСЯ

Иранская революция лишила рынок 7 млн. бар. нефти в день (10 % мирового потребления). Нефть прыгнула с 12 до 40 $. Объем долларовых обязательств вырос одномоментно, а объявленная Ираном национализация нефтедобычи лишила доллар значительной части его наполнения. Золото достигло исторического максимума в 850 $ за тройскую унцию. Вздулся новый пузырь долговых обязательств США.

Необходимо было срочным порядком опускать либо нефть, либо золото. Тайная дипломатия (визиты главы ЦРУ США Уильяма Кейси в ЮАР и Саудовскую Аравию) результатов не принесли. Питер Бота в обмен на рост продаж золота на мировом рынке потребовал признать апартеид. Саудиты отказались наращивать добычу, отыгрывая 1971 год, превративший банковские авуары королевской семьи из золотого эквивалента в аккуратно нарезанные зеленые бумажки.

Времени не оставалось, и ФРС США провела своеобразную «новокаиновую блокаду» мирового рынка. Ставку рефинансирования подняли до рекордных 19 %. Нефть ударила по тормозам. Цены замерли, несмотря на ирано-иракскую войну. Отказ Претории США компенсировали соглашением с Маргарет Тэтчер. Лондонский золотой фиксинг (LGMFL) сыграл на понижение котировок драгметаллов (с 850 до 370 $).

Платой за столь резкий финансовый маневр ФРС стало бегство долларов в США, быстрый рост внутренней капитализации и укрепление доллара по отношению к йене и европейским валютам. Экономика США перешла на импортную модель потребления. За 5 лет курс доллара по отношению к валютам основных партнеров вырос более чем на 80 %.

Бюджетный дефицит США составил 200 млрд. $ (огромная по тем годам сумма), а торговый достиг 150 млрд. Германия и Япония показывали профицит. Саудовская Аравия продолжала монотонно сокращать добычу (в 5 раз за 5 лет), поддерживая высокие цены на нефть. Пузырь наливался всеми цветами радуги. Необходим был новый форс-мажор, каковым и стал крестовый поход против «Империи зла».

В ходе серии двусторонних переговоров Вашингтон объяснил партнерам, что за «поход» надо заплатить всем. В 1985 году в Нью-Йорке главы ЦБ и министры финансов Франции, Германии, Японии, Англии и США заключили «соглашение Плаза» (точнее – сговор). Европа и Япония согласились увеличить курсы своих валют по отношению к доллару. Свободному (рыночному) формированию курсов валют пришел конец.

Сговор в отеле «Плаза» позволил США разложить еще один финансовый пасьянс. На этот раз с Саудовской Аравией. В свой очередной (шестой) визит в Эр-Рияд шеф ЦРУ Уильям Кейнси привез Саудам ценный подарок, предупредив о грядущей девальвации доллара и порекомендовав вывести королевские сбережения из долларовой зоны. Роль запасной валюты тогда играла йена. В обмен Кейнси попросил поднять добычу.

В 1986 году нефтяной рынок рухнул как подкошенный (с 32 до 6-10 $). Саудовская Аравия всего за 4 месяца в обход квот ОПЕК нарастила добычу с 2 до 10 млн. бар. в день. Сделки заключались по формуле нэт-бэк с гарантированной прибылью в 2 $. Иными словами, при любой цене на бензин Эр-Рияд обещал покупателю погасить все издержки и выплатить 2 $ сверх того.

Доллар был девальвирован более чем на 50 % (ставку снизили с 12 до 6%). США покрыли текущий дефицит, Германия лишилась профицита. Финансовый пузырь переехал в Японию (йена за пару месяцев выросла на 60%). Саудовская королевская семья, по самым скромным подсчетам, заработала более 10 млрд. $, компенсировав свои затраты на нефтяном демпинге.

Прямые потери СССР в 1986 году составили около 20 млрд. $ (нефть Москва продавала за доллары, а оборудование закупала в Европе на марки). Объем высокотехнологичного импорта сократился на треть. Последующее крушение СССР и освоение его наследства с лихвой покрыло все затраты и вновь наполнило долларовую пирамиду активами.

И В ТРЕТИЙ РАЗ СТАРИК ЗАКИНУЛ НЕВОД

Сегодня все эффекты рейганомики исчерпаны, советское наследство освоено. С 2000 года бюджетный дефицит США после профицита в 250 млрд. $ стал быстро расти. Вашингтонский консенсус вновь подошел к своему пределу. Вновь стартовал рост рынка золота и нефти. Заключенное в 1999 году соглашение о координации торгов золотом (CBGA) было попыткой затормозить грядущий кризис.

Первым раскатом грома стал взрыв пузыря доткомов (Dot-com babble) 10 марта 2000 года. В декабре 2001-го прозвучал следующий сигнал. О банкротстве объявил Enron («самая инновационная энергетическая компания США»), 100-миллирадная выручка которого оказалась спекулятивной игрой, не подтвержденной реальными активами.

2008 год был ответом на возникшие риски. На этот раз ФРС вместо «новокаиновой блокады» погрузила мировой рынок в наркотическую эйфорию. Долларовая эмиссия (количественное смягчение) резко нарастила долг США. Общий объем напечатанных денег превысил 15 трлн. $. На пустых деньгах, вопреки законам рынка, вместе с золотом и нефтью (коммодити) параллельно стал расти фондовый рынок (корпоративный сектор).

Новый объем ликвидности втянул в себя все мировые накопления. Сначала были ограблены сберегающие страны: Китай, Индия, Иран, Индонезия, Вьетнам, Россия… Потом настала очередь Европы. Налоговой реформой (масштабное снижение налогов) Трамп сделал предложение транснациональным корпорациям вернуть центры прибыли в США.

В 2017 году объем мировых инвестиций снизился на 23 %, а вывоз капитала (отток в США) вырос с 5 до 6,9 %. В 2018 году объем прямых иностранных инвестиций снизился еще на 19%. Сильнее всех пострадала Европа. Общий объем вложений в экономику ЕС упал на 73 % (с 372 до 100 млрд. $), достигнув уровня 1990 года.

Запустив масштабную эмиссию, США обнулили все счетчики. Были стерты все зависимости. Огромная воронка американского долга втянула в себя все мировые активы, включая будущие стоимости, которые с их помощью будут произведены, минимум на 50 лет вперед. В этом смысле отказ от CBGA лишь зафиксировал ситуацию. Продажи золота в рамках CBGA прекратились еще в 2012 году, когда выяснилось, что основной объем закупок «желтого металла» ведут ограбленные в первую волну количественного смягчения сберегающие страны.

Чтобы было понятно, какую роль золото сегодня играет в мировой торговле достаточно сказать, что 19 веке доля золота в мировой денежной массе составляла 40 %, а сегодня она едва превышает 1 %. Пока мировая экономика остается в рамках долларовой системы, золото имеет чисто символический характер.

То, что Бреттон-Вудские соглашения умерли еще в 1971 году, очевидно всем серьезным наблюдателям. То, что после 1971 года США осознанно играли на снижение зависимости мирового торгового оборота от золота, сомнений не вызывает. То, что отказ от CBGA ровным счетом ничего не значит, показывает поведение золотого рынка после 26 сентября. Лондонский золотой фиксинг умер еще раньше. В 2015 году четыре банка, из пяти входящих в LGMFL, покинули его.

Вопрос об интересанте процесса, вынесенный в начало этих заметок, носил чисто риторический характер. А на вопрос, какой смысл и цену обретет «символическое» сегодня золото, в случае краха долларовой системы, практического ответа не существует. Мировая экономика находится в буферной зоне между двумя состояниями, и там, за дверью, неизвестность, безвоздушное пространство.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии