- 20 октября, 2018 -
на линии
Новый кризис

Неужели свершилось? Россия сбрасывает американские бумаги

В начале 2017 года мы с коллегами Разуваевым и Исаевым крупно поспорили о вложениях РФ в американские государственные облигации. Я полагал, что покупка госбумаг правительства США в объёме $100 млрд. как минимум неразумна, а как максимум вредна. Коллеги настаивали, что я ничего в этом не понимаю и не надо тут развить агитацию. Но обе стороны соглашались с тем, что в ближайшее время ситуация вряд ли изменится.

Однако, жизнь внезапно преподнесла сюрприз. Россия на апрель-май 2018 года (статистика по американским госбумагам выходит с двухмесячной задержкой, поэтому о данных за май широкая общественность узнала только на днях) снизила свои вложения с $96 млрд. до $14,9 млрд., продав, таким образом, за два месяца бумаг номиналом чуть более $81 млрд. В результате наша страна впервые за долгие годы выбыла из числа государств - крупнейших держателей американского долга. Что в принципе у меня вызывает исключительно позитивные эмоции: ничем не обеспеченные облигации страны с огромным внешним долгом, который, скорее всего, не может быть погашен в принципе – явно не лучшее вложение. Что бы там не говорили, в том числе и мои ув. оппоненты, про «надежность», «ликвидность», «мировую практику» и т.д.

Итак, первый шаг по отказу от «дани» сделан. Но далее возникают два интересных вопроса.

Первый: что все-таки побудило правительство так поступить? Оно же у нас как было правоверно-либеральным, так и осталось (одна последняя идея с пенсиями чего стоит). Что произошло?

Полагаю, что непосредственной причиной стала … последняя по времени порция американских санкций, в том числе против РУСАЛа. Тут нужно дать некоторые пояснения. Сделка по РУСАЛу с американской компанией Alcoa, была заключена едва ли не сразу после распада СССР, и состояла в том, что вне РФ всю продукцию высокого передела (включая фольгу уголки и банки) производила Alcoa, а РУСАЛ на экспорт продавал только чушку. Более того, на территории РФ РУСАЛ в 2005 году продал у Alcoa два завода: Самарский металлургический завод (СМЗ, в настоящее время – ЗАО «Алкоа СМЗ») и Белокалитвинское металлургическое производственное объединение (БКМПО, в настоящее время – ЗАО «Алкоа Металлург Рус»), которые также выпускали продукцию высокого передела. Наиболее рентабельные звенья в цепочке таким образом, контролировали американцы, но в обмен на это РУСАЛ получил доступ к ресурсной базе по всему миру и, соответственно, к финансированию.

Рискну предположить, что данная сделка была одним из краеугольных камней во всех экономических взаимоотношениях РФ и условного Запада. Вторым таким камнем, безусловно, были инвестиции в американские казначейские облигации. Начиная с "лучшего министра финансов" Кудрина мы исправно конвертировали все нефтегазовые доходы бюджета в доллары и покупали «трежериз». Теряя на разнице процентных платежей (поскольку денег мы занимали по более высоким ставкам чем размещали) примерно $1,5-3 млрд. ежегодно, что за 15 лет существования такой системы превращалось в весьма приличную сумму.

Но когда в апреле этого года США нарушили первую договоренность, введя санкции против РУСАЛа, то РФ резонно посчитала себя свободной от обязательств и по второй. И как следствие, продали почти всё, сохранив, видимо, те объемы резервов, которые нужны для обслуживания внешней торговли. За что собственно я и ратовал в споре с ув. оппонентами. Правда произошло это не потому, что наше правительство остро возжелало экономического суверенитета, а потому что американские партнеры занялись откровенной дурниной. Но это уже не так и важно, пусть и непреднамеренно, но шаг сделан в правильном направлении.

Второй интересный вопрос состоит в том, куда собственно пошли деньги от проданных «трежериз». $81 млрд – сумма серьезная. Попробуем это оценить.

Центральный банк нам сообщает, что внешний долг РФ за 2 квартал 2018 года по номиналу сократился на $34 млрд. составив на 1 июля 2018 года $485 млрд. Примерно $10 млрд. этого сокращения пришлось на госдолг, на $4,4 млрд. – на долг ЦБ, $9,8 млрд. - на долг банков, а остальное - на небанковский сектор. При этом общие международные резервы серьезно не поменялись – они весь второй квартал колебались вокруг $457 млрд.

Вероятнее всего, высвободившиеся резервы частично пошли на погашение и частичный выкуп с рынка собственных долгов. Но с учетом того, что Минфин в апреле-мае дополнительно закупил на Московской бирже валюты минимум на $8 млрд., объемы выкупа были сравнительно скромными. Скорее всего, 2/3 выведенных из «тержериз» долларов (то есть примерно $50-55 млрд.) лежат на счетах в ЦБ или размещены в другие ценные бумаги. В этом есть определённый смысл: в 3-4 квартале 20918 года необходимо будет заплатить по внешним долгам $53,3 млрд.: $44.2 млрд основного долга, $9,1 млрд., процентов. Созданная «заначка» пойдет, видимо, на эти цели.

Так что реальному сектору от продажи «трежериз» вряд ли что перепадет. Мы лишь поправим платежный баланс и внешний долг к концу года у нас имеет шанс сравняться с международными резервами. Это тоже не плохо, но мне лично хотелось бы большего: например, инвестиций не в чужие экономики, а в свою собственную. Правда для этого надо поменять прежде всего экономическую политику, «бюджетное правило» и прочие удивительные вещи, к чему пока предпосылок вроде бы не просматривается.

Хотя сам по себе факт избавления от американских гособлигаций приводит к интересным последствиям. Либералы в правительстве РФ в числе прочего присматривали за исполнением неформальных договорённостей, вроде неукоснительного размещения денег в «трежериз». Но теперь эти договоренности как минимум поставлены на паузу или даже пересмотр. Но следующим логичным шагом в этой связи может стать вопрос о том, насколько необходимо содержать такое количество либералов в экономическом блоке. Благо и повод для перетряски есть – набирающий обороты скандал с пенсионной реформой. Одним словом, в ближайшие полгода не исключены не менее удивительные изменения в российском правительстве.  

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии