- 26 марта, 2017 -
на линии
Политика России

Неправильное начало, мистер Трамп. О попытке США продать России Крым и Украину

Новая американская администрация сформулировала свою «переговорную позицию» с Россией. Совершенно не случайно то, что «разменной картой» на ней обозначены именно Украина и Крым.

Эта «переговорная позиция» выдержана в самых лучших традициях англо-саксонской дипломатии. Когда «жесткая непримиримость» обозначается вторым-третьим лицом именно там, где обозначается «видимая» часть переговоров. Но где ты на самом деле как раз и можешь без особого ущерба уступить, «выигрывая» не там, где «обозначено», а там, где нужно. В нашем случае это, понятное дело, именно жизненно важные для нынешней администрации «китайский» и «иранский» вопросы.

Впрочем, по порядку.

Как заявил во вторник на регулярном брифинге для журналистов пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер, «Президент дал очень ясно понять, что ожидает от российского правительства сокращения насилия на Украине и возвращения Крыма. В то же время он полностью рассчитывает на возможность налаживания отношений с Россией, в отличие от предыдущих администраций, в решении таких многочисленных проблем, стоящих перед международным сообществом, как угрозы со стороны ИГ (запрещенной в РФ экстремистской группировки "Исламское государство") и терроризм».

На первый взгляд, конечно, - абсолютный неконструктив.

Особенно в той части, где Трамп как бы «полностью рассчитывает на возможность налаживания отношений с Россией, в отличие от предыдущих администраций», - при подобном подходе рассчитывать ни на какую «лояльность русских», в общем-то, как бы довольно смешно.

Но это, повторимся, только на первый взгляд.

Причем на взгляд человека, абсолютно не знакомого даже с азами классической англосаксонской дипломатии, рассматривающей любые переговоры либо как «давление» и «диктовку», либо как «сделку». Поскольку давить русских в данном случае абсолютно бессмысленно, особенно с учетом тех задач, которые новая администрация перед собой ставит, - то это следует рассматривать исключительно как «приглашение к торговле».

Посмотрим «задачи». Они уже были озвучены: объединить усилия в борьбе с исламским фундаментализмом, а через него - со ставшими не очень нужными американской экономике с ее «сланцами» «нефтяными спонсорами» фундаментализма. Шейхи сделали свое дело, шейхам пора с мировой сцены уходить: США сами намереваются стать крупнейшей добывающей державой.

Это раз, и эта задача ставится едва ли не открыто.

Вторая задача, - добиться как минимум российского «дружественного нейтралитета» в американо-китайских отношениях и прочих разборках. Большего, конечно, хочется, но Трамп все-таки реалист. Задача крайне сложная, но при определенных, довольно сложно исполняемых условиях, разрешимая. К тому же русским стратегически это выгодно: «золотая акция» не только в бизнесе, но и в политике хороша.

Ну, а третья задача, с учетом пожеланий традиционного американского союзника на Ближнем Востоке, Израиля, хоть и прямо озвучена Трампом, но неимоверно чисто тактически и стратегически сложна: как сказал сам новоизбранный американский лидер, «вбить клин между Москвой и Тегераном».

Тегеран для Израиля, с учетом «Хезболлы» и прочих, враг куда более серьезный и исторический, чем любой «запрещенный в России» ИГИЛ. А в новом ближневосточном порядке США готовы договариваться и с Москвой, и с Анкарой, но опираться там они все-таки намерены на Тель-Авив.

Что тут делает любая классическая «континентальная» дипломатия?

Пытается договориться, если надо – продавить, если надо – выстроить сложную систему компромиссов.

Что делает в такой ситуации классическая «островная» дипломатия?

Начинает готовить сделку.

Для которой избирается нечто, что совершенно не нужно англо-саксонской стороне. Но в чем крайне заинтересованы контрагенты по сделке. После чего это «нечто» как следует упаковывается, рекламируется и продается в обмен на какую-то важную как раз для самих «островитян» вещь.

Вот, собственно говоря, и «внезапно возросшая роль Крыма и Украины», и не более того: ситуация абсолютно прозрачна и понятна, причем администрация Трампа прекрасно понимает, что «логику сделки» в данной ситуации понимает и противоположная сторона. В конце концов, русские тоже могут сказать персам: мы вас любим, ребята, но Украина для нас важней, и это позволит всем заинтересованным сторонам как минимум «не потерять лица». Мнение и «внезапные надежды» украинской стороны, утратившей суверенитет и представляющей ценность сугубо «идеологическую», не интересны в данном случае никому.

Казалось бы – идеальная «сделка».

Но она всё же, скорее всего, не состоится, и сейчас попробуем объяснить, почему.

Во-первых - и это самое главное - российская дипломатия категориями «сделок» не мыслит и союзников (даже сложных, таких, как Иран) старается не разменивать и не продавать. Хотя поводов для этого они порой дают предостаточно.

Во-вторых, не очень понятен вопрос по Украине: Крым Российская Федерация уже отказалась обсуждать с кем-либо официально, и тут мнение США РФ не интересно и не важно.

Ну, а что касается остальной Украины, то в нынешнем виде в качестве «приза», со всеми обременениями, в лице восьмидесятимиллиардного долга, разрушенной инфраструктуры, разваленной промышленности и развращенного анархией, коррупцией и национализмом населения, – спасибо, мы лучше пока что немного в сторонке постоим.

Само развалится.

Естественным историческим путем, причём, судя по идущим там процессам, в достаточно исторически близкие сроки. Вот тогда, то, что нам будет нужно, спокойно и подберем, причем безо всяких обременений. Остальное - собственный проект Запада, пусть он это и кормит.

Так что рассматривать всю эту красоту в качестве «оплаты большой сделки» - значит как-то совсем не уважать партнёра по переговорам. И поэтому, на наш взгляд, - это не слишком правильное начало, мистер Трамп.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии