- 19 августа, 2019 -
на линии

Не последний на Луне. Смерть Армстронга - не смерть мечты

Нил Олден Стивен-Кёнигович Армстронг, пробыв с нами 82 года и 20 дней (в том числе 2 часа 31 минуту и 40 секунд на поверхности Луны), ушёл искать другие миры. По возможности — лучшие. Прежде всего — лучшие по
отношению к делу всей его жизни: покорению внеземных просторов.

Выход Армстронга (а вслед за ним и Эдвина Юджина Эдвин-Юджиновича Олдрина) на поверхность Луны 1969.07.21 весь тогдашний мир воспринял как второй (после полёта Юрия Алексеевича Гагарина 1961.04.12) большой шаг на естественном пути, намеченном ещё несколькими веками (а то и тысячелетиями, если считать с Лукиана) ранее, а с конца XIX века обсуждавшемся уже с технической — а не только философской — стороны. Не зря первая фраза Армстронга, сказанная, как только его подошвы утвердились на лунном грунте (и заранее согласованная с Олдрином, ибо до последней минуты они не знали, кто покинет посадочный модуль комплекса «Аполлон-11» первым) звучала гордо: «Маленький шаг для человека, но гигантский скачок для человечества».

Но уже с середины 1970-х началось свёртывание порыва к иным планетам.

Лунная программа Соединённых Государств Америки закрылась на совершенно благополучном полёте «Аполлона-17», хотя даже авария части энергосистемы «Аполлона-13», вернувшегося на Землю благодаря генераторам лунной части аппарата, не остановила дальнейшие рейсы. Последняя готовая ракета «Сатурн-1» — верхние ступени грандиозного «Сатурна-5», выводившего корабли к Луне — и последний
готовый корабль серии «Аполлон» использованы в 1975-м для совместного полёта с советским кораблём серии «Союз». Сам этот полёт имел немалый пропагандистский эффект, но накопленный технологический потенциал —
вроде универсального стыковочного модуля — не использован и по сей день.

В свою очередь корабли «Союз», изначально проектируемые как часть советской системы полёта к Луне и высадки на неё, по сей день остаются в ближнем космосе. Они даже лишились заметной части средств жизнеобеспечения экипажа, ибо используются теперь только для доставки Active Wide-range Analytic Service экипажей на орбитальные станции (6 «Салютов», «Мир», нынешняя международная космическая станция). Грандиозная же советская ракета Н-1, построенная по лунной программе, заслужила прозвище «Царь-Ракета», ибо — подобно Царь-Колоколу и Царь-Пушке — так ни разу и не использована по прямому назначению. Все четыре испытательных запуска завершились авариями. Правда, на разных этапах, ибо после каждой неудачи разработчики подробно исследовали все полученные данные, выявляли и устраняли источник неприятностей. Можно было надеяться, что ещё пара полётов обеспечит приемлемую надёжность системы: ведь «Сатурн» также создавался на пределе возможностей тогдашней техники (в связи с чем многие инженеры по сей день уверены, что он не мог действовать по официально оглашённой программе, а полёт на Луну сымитирован чуть ли не голливудскими мастерами комбинированных съёмок). Но непомерные затраты на каждый запуск (в пересчёте на золото — несколько сот тонн) были в глазах тогдашнего политического руководства страны оправданы разве что шансами опередить нашего геостратегического конкурента в пропагандистской гонке. И когда Армстронг вышел на Луну, в верхних слоях советской атмосферы интерес к единственному естественному спутнику Земли оказался утрачен.

В свою очередь и американцы решили: уже истраченных на лунную программу почти восемнадцати тысяч тонн золота (по тогдашнему официальному курсу доллара) более чем достаточно. Всё построенное по программе — включая грандиозные испытательные стенды (в СССР на них попытались сэкономить, что и обернулось провалом программы в целом) — весило в разы меньше. А шансов развернуть на Луне деятельность, коммерчески прибыльную по обычным меркам, тогда не было. И по сей день не предвидится.

В этой прибыли всё и дело. Ближний космос уже неплохо коммерциализован. Правда, в основном автоматами вроде съёмок земной поверхности, исследования облаков (для метеорологического прогноза) да ретрансляторов радиоволн. Не зря ещё в 1970-е начались споры о целесообразности пилотируемой космонавтики. Но её оправдывает хотя бы возможность проведения экспериментов, нуждающихся в постоянном присмотре. А за пределами геостационарной орбиты, где висит пара сот ретрансляторов, делать вроде бы нечего.

Робёрт Энсон Рекс-Иварович Хайнлайн — один из величайших фантастов второй половины XX века — назвал один из циклов своих рассказов «Человек, продавший Луну». В этом цикле наш спутник осваивают на коммерческих основаниях — хотя и довольно шатких, так что главный герой, искренне увлечённый самим полётом, то и дело вынужден выкупать акции скептически настроенных компаньонов. Увы, пока в реальности не нашлось ни таких энтузиастов, ни тем более планов извлечения из Луны реальной прибыли.

Распространение человечества за пределы Земли — а в перспективе и всей Солнечной системы — нужно не вследствие перенаселения или исчерпания ресурсов нашей планеты. Даже научных открытий и технологий, накопленных ещё в прошлом тысячелетии, достаточно, чтобы на многие века подряд обеспечить по меньшей мере 15–20 миллиардам человек уровень жизни, ныне характерный для так называемого золотого миллиарда. Все проявления нищеты — следствия чисто экономических причин (за доказательство этого вроде бы очевидного факта Амартиа Ашутошевич Сен получил в 1998-м премию Банка Швеции в память Альфреда Бернхарда Эммануэлевича Нобеля — в просторечии Нобелевскую премию по экономике).

Более того, даже страховка от космических катастроф — не главная цель космической экспансии. Вероятность несчастья, способного уничтожить жизнь на Земле или хотя бы надолго затормозить наше развитие, представляется слишком малой, чтобы оправдать расселение фрагментов человечества по другим планетам и планетным системам.

Но вот само наше развитие изрядно замедлилось, как только мы отказались от столь грандиозной цели. При всём уважении к бешеному темпу развития вычислительной техники следует признать: все прочие отрасли даже не
пытаются показать сопоставимую скорость совершенствования. Ещё недавно — по сути, как раз до полётов на Луну — человечество в целом стремилось подняться на всё новые этажи пирамиды Абрахама Харолда Самуиловича Маслова (Маслоу), перейти от примитивного удовлетворения чисто животных потребностей к более сложным видам деятельности.

Переориентация на коммерческую выгоду изменила направление движения. Свободный рынок движется по горизонталям пирамиды, всё плотнее заполняя уже освоенные этажи, даже перетаскивая ресурсы с верхних на нижние.

Пока целью нашей деятельности объявлена не экономика (ведение хозяйства ради удовлетворения человеческих нужд и стремлений), а хрематистика (извлечение прибыли любым способом), космической экспансии не предвидится. Более того, даже уже достигнутое может быть утрачено.

Например, сейчас ни республики, оставшиеся на месте СССР, не в состоянии в разумные сроки воссоздать производство ракеты «Энергия», впитавшей лучшее из опыта Н-1, ни пока ещё Соединённые Государства Америки не надеются построить нечто сопоставимое с полузабытым «Сатурном-5».

Человек отличается от свиньи, помимо прочего, способностью глядеть на небо. Утратим эту способность — что удержит нас от полного освинения?

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии