- 24 августа, 2019 -
на линии
Общество

Не читающая страна. О катастрофе в литературной отрасли бывшего СССР

…Одной из самых жестких и интересных дискуссий на прошедшем в Севастополе международном фестивале русской словесности «Точка сборки» была не сильно имеющая отношение исключительно к Крыму и Севастополю дискуссия о «доступности литературы» как таковой.

Интересной, в том числе, и оттого, что болезненной.

Тут все просто: случившуюся катастрофу, вполне, кстати, типичную, для постсоветской «культурной жизни» вообще, можно просто фиксировать, как состоявшийся факт, и ни один празднично-застольный «Год литературы», состоявшийся не так давно в нашей с вами стране – этого факта не просто не отменяет, а даже еще и подчеркивает.

Потому как, увы, к сожалению, мы уже давно не просто не «самая читающая страна в мире».

Хуже того.

Мы – одна из самых «не читающих», по крайней мере, среди развитых европейских стран.

И – это не «страдания гуманитария», а вполне себе холодная маркетинговая «математика». Рыночные «результаты продаж». Которые нам вполне хладнокровно сообщают, что книги у нас в стране, включая разного рода «дютюктивы» и комиксы, систематически читает менее полутора процентов дееспособных граждан. «Серьезную» же литературу и того меньше: по разным данным от четверти до полумиллиона человек. И, более того, это количество «читателей книг» ежегодно и достаточно ощутимо в процентном соотношении сокращается.

При этом любимая «технократически-либеральная тема» о том, что это «общемировой тренд», что «книга умирает», а на смену ей приходят «новые виды творчества» - это даже не бред, это откровенное, наглое и беспринципное вранье.

Циничное и вполне, к сожалению, преднамеренное.

Так, в европейских странах, «нормальным процентом читателей» считается цифра в районе 5 % для массовой, и 2,5 % для т.н. «серьезной литературы». В «либерально-технологической Мекке» же, со столицей в Сияющем-городе-на-Холме» он и еще, пусть и незначительно, но выше: чем американцы, кстати, вполне обоснованно гордятся, в то время, как наши «ответственные лица» многоумно рассуждают на тему «книги становятся не нужными и должны умереть». И это только еще раз говорит о том, что рецепт «либерального лечения», что нашей экономики (там, где европейские и американские либералы «заливают» свою экономику деньгами у нас те же самые «либералы» прописывают «таргетирование денежной массы» и борются с инфляцией), что в литературе, - они отнюдь не «либеральные».

А целиком и полностью «колониальные».

Аборигенам книжки ни к чему, пусть играют в компьютерные игры и смотрят голливудские фильмы, а если уж так приспичит «творить», - пусть вырезают этнические поделки из дерева или орут у своих алтарей «Богородица Путина прогони». В том числе и потому, что есть знаменитая истина: «те, кто читает книги, всегда управляют теми, кто смотрит телевизор» (с).

Делов-то, простите.

Жизнь.

Такая, какая она есть.

И все, что нам сейчас остается, так это только хотя бы попытаться разобраться, в чем причина того, что еще совсем, с исторической точки зрения недавно, мощнейшая и, кстати, абсолютно экономически доходная, «литературная отрасль промышленности» бывшего СССР, превратилась вот в это «не пойми что». Отсталую, абсолютно, в плохом смысле этого слова «азиатскую», простите, «макдачную». Мало того, что нищую, так еще и кормящую желающих там «перекусить» сляпанной по чужим рецептам и технологиям откровенно фастфудной копеечной дрянью. Тяжелой, и, если уж не вредной, так пользы никакой не приносящей - это уж точно наверняка.

А – все просто.

Рынок-с.

Точнее – его «невидимая рука».

Потому как с коммерческой точки зрения любому «коммерческому издателю» все равно выгоднее купить лицензию на какие-нибудь тухлые «Пятьдесят оттенков серого», в которую входят, в том числе, и «технологии продаж», чем копошиться с кучей разнообразных средне и малотиражных книжек и книг. Содержать редакторов. Корректоров. Сопровождать в книготорговле, раскручивать. А тут купил – и все. Ну, а «некоммерческих» издателей, по крайней мере, среди крупных игроков, у нас, стараниями «убежденных рыночников», в стране просто не существует.

Кстати.

Комиксы, и «неподлицензионные» передирания и «адаптации» - они ведь еще выгоднее и дешевле обходятся. Равно, допустим, как и ток-шоу на телевидении. Вот и плодятся бесчисленные «Воры против спецназа», «Менты против воров» или «Спецназ против всех».

Нет, приличия, безусловно, надо соблюдать, но это – так, довесок.

И с точки зрения «рынка» - бабло, разумеется, располагается отнюдь не здесь…

…А началось все с того, что под вопли о «свободе слова», о «недопустимости монополий», «нецивилизованности единого управления издательствами и книжной торговлей» и о «гнете цензуры» был сначала уничтожен, а потом под шумок добит и по-тихому «приватизирован» единственный советский издательский гигант, «Госкомиздат». Издававший, кстати, далеко не только художественную и общественно-политическую литературу. В его структуру входили и такие замечательные издательства, допустим, как «Наука», «Экономика» и «Мысль».

Что из этого получилось – понятно.

Монополизм (и, кстати, аффилированность издательских и книготорговых сетей) никуда «со свободного рынка» не делись. Потому как это выгодно, и «рыночные игроки», опровергнув «право на монополию государства» про монополию себя, любимых, естественно, тут же сразу постарались забыть. И, несколько раз сменив собственника, крупнейшие издательские и книготорговые мощности просто оказались в частных, и не зависимых ни от чего, кроме коммерческой прибыли, руках.

И о какой после этого «самой читающей стране мира» можно говорить, если даже во времена позднего СССР, которые я лично застал, по цене одной бутылки дерьмовой, откровенно говоря, и дешевой бутылки водки-«андроповки» можно было купить четыре – подчеркиваю, четыре! – книги?!

А сейчас у нас все обстоит с точностью – ровно наоборот.

Почему?!

А потому, что так – «выгодно».

Вы же не хотите покуситься на святое: на свободную рыночную экономику, нет?!

А рынку по флагу, чем, в принципе, торговать: книгами или алкоголем, главное «извлечение прибыли», все остальное - проблемы регулирующих органов. Которые «рынку», естественно, с точки зрения рынка ну совершенно не нужны, это вам любой студент ВШЭ на пальцах объяснит.

И, кстати, он бы и по-другому объяснил, просто писать толком не умеет.

Нда…

Более того, вот, просто, оглянитесь вокруг: много ли вы видите книжных магазинов, что называется, в шаговой доступности от себя, даже если живете в крупном городе-«миллионнике»?! Что уж тут про обычные промышленные и не очень большие населенные пункты-то говорить…

И вывод – тут только один.

Читать у нас стали меньше вовсе не потому, что это «естественные недостатки прогресса».

Это не «народ поплохел», не «появились новые развлечения» (в кино в СССР ходили, кстати, куда чаще в процентном отношении, чем сейчас), не «писатели испортились» (классика тоже никуда не делась). Просто книга, стараниями «невидимой руки рынка» стала как чисто экономически, так и локально-географически недоступна. И когда, допустим, сравнительно молодому человеку «с образованием имени фурсенко» предлагают на выбор потратить, допустим, триста пятьдесят рублей плюс дорога до центра города в профильный магазин «на книжку». Или купить на эти же самые деньги пару бутылок водки и еще шлифануть пивком. То, как вы думаете, долго ли он будет «выбирать»?!

Решаема ли эта проблема?

Естественно, решаема.

Вот только не при нынешнем отношении к «рынку» как панацее от всех бед и как к священной корове, у которой и за вымя-то нельзя толком подержаться, ибо это молоко для других, «активных и эффективных» граждан.

Тут не надо выдумывать никаких «инновационных способов распила денег», как сделать так, чтобы некогда самая читающая страна в мире стала хотя бы «просто читающей». А некогда наша национальная гордость, русская литература, стала снова хотя бы, как минимум, престижной профессией. Ибо в «светских кругах», человек, именующий себя «писателем» или, допустим, «филологом», считается либо скучающим бездельником, либо фриком, либо просто, простите, дураком.

Все просто.

Государство должно вспомнить, что даже в «чудовищном СССР» «литература» считалась не только площадкой для творчества, но и весьма прибыльной отраслью отечественной экономики. И должно – элементарно вернуться в нее, «в литературу» назад. Мы, разумеется, имеем в виду не литературу, как творчество, а литературу, если хотите, как отрасль экономики, некогда успешную и прибыльную, в том числе и для самого государства. И, вот, только не надо бояться слова «цензура», потому как то, что раньше именовалось «цензурой» существует и сейчас в любом издательстве и даже издании, просто называется «редакционной политикой». Ибо что происходит с социально значимыми вещами, когда оттуда уходит государство, мы прекрасно помним по нашим «правоохранительным органам» в девяностые. Когда они, фактически, ушли с наших улиц, и вовсе даже никакие не «барыги», а обычные граждане, потянулись к вполне, кстати, «рыночным» криминальным «решалам», потому как в ситуации уж совсем полного беспредела просто невозможно жить.

Это, кстати, вовсе не означает, что существующие ныне книготорговые и издательские структуры нужно будет кому-то и зачем-то «бороть» или «закрывать». Но вот воссоздавать параллельную и конкурентную им государственную издательскую и книготорговую сеть придется в любом случае обязательно. Об этом, кстати, говорит опыт не только проклинаемой рыночниками «советской власти», но и дореволюционной Российской империи, с ее традициями издания «народных книг».

Потому как задач «народного просвещения» и «патриотического воспитания», которые ни одно «коммерческое издательство» не будет решать просто потому, что это «не его сфера деятельности», тоже еще, простите, никто, кроме, разумеется, авторов постулата о «квалифицированном потребителе», как-то вроде, вот, вообще ни разу не отменял. Хотя, тут, оно конечно, очень важно, каким хочет видеть своего гражданина государство.

Тут, как всегда – все зависит исключительно от задач.

И если оно, государство, хочет видеть своего гражданина исключительно «квалифицированным потребителем», то можно оставлять все, как есть.

Вот только и армию тогда вряд ли нужно перевооружать, ибо вряд ли, ежели что случится, «квалифицированный потребитель» пойдет за это самое государство умирать. Потому как волновать его будет больше, в лучшем случае, соотношение цены и качества «условного жигулевского» или «условного баварского». О чем «адепты невидимой руки рынка» и прочих либеральных ценностей нам уже сейчас и совершенно, кстати, в открытую и говорят.

Вот.

Такие, простите, дела.

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии