- 18 ноября, 2018 -
на линии
Новый кризис

Мы же говорили, что вы не сможете. К отказу Европы от новых санкций против нас

Метание европейских элит на минувшем саммите ЕС, где, как заявила канцлер Германии Ангела Меркель, не удалось включить в итоговый документ по Сирии возможность введения санкций против России - это весьма яркая иллюстрация к тому, о чём мы пишем уже давно.

По словам Меркель, дискуссия на тему ограничений в отношении Москвы была "долгой и тяжелой" - как будто это как-то должно компенсировать в глазах старших товарищей то, что она оказалась совершенно безрезультатной.

Однако есть основания полагать, что эта дискуссия и не могла ничего решить по определению. Причём - даже в присутствии законного хозяина Овального кабинета. Не нынешнего, "хромой утки", а следующего, который будет уже как бы настоящим. Если не руководителем, то по крайней мере "настоящим рупором" руководящей элиты - руководящей в том числе и Европой.

Процитируем министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова: «Когда странам, считающим, что они могут добиваться своих целей любыми способами, уже не с руки использовать дипломатию, они начинают размахивать санкционной дубинкой. В последнее время эту манеру у США перенимают наши европейские соседи - но уже этот угар начинает постепенно уступать место трезвому пониманию полной несостоятельности и незаконности подобных действий».

Что это значит: глава российского МИД открыто говорит ЕС, что последний просто исчерпал возможности более или менее безболезненного для себя самого «санкционного давления» на Россию (и об этом мы уже неоднократно писали).

Любые дальнейшие шаги будут уже не просто «неприятностями», но откровенными травмами для всей европейской экономики.

Поясним на примере. Допустим, обсуждавшийся на минувшей неделе вопрос «санкций в области авиастроения» - что он означает на практике? На практике он означает отказ от «русского титана», без которого невозможно без потери качества дальше выпускать Airbus на крупнейшем европейском авиастроительном предприятии (в скобках заметим, что американцы, например, о подобного рода «санкциях» и не заикаются, ибо без русского титана невозможно строительство современных широкофюзеляжных машин не только на европейском Airbus, но и на американском Boeing).

Как вы понимаете, приблизительно с тем же успехом можно принимать санкции в области энергетики: ну да, можно отказаться от русской нефти и газа. Это будет потрясающий удар не только по экспортным доходам России, но и по конкурентоспособности всей европейской экономики.

И вот тут начинается самое интересное.

Мы видим, если говорить прямо, как США, завязанные на Россию в двадцать раз меньше, чем Евросоюз, упорно принуждают Европу к введению санкций.

И как Европа упирается всеми конечностями, предпочитая говорить грозные и патетические слова про военные преступления России, и про аннексии России, и про скорые новые санкции - в общем, всё что угодно, только не вводить ничего на самом деле. Европейская чиновная элита предпочитает выглядеть жалкой и безвольной, подставляться под бичевание собственной проамериканской либеральной прессы, расписываться в "капитуляции перед наглым Путиным, который отныне может делать в Сирии что хочет" - что угодно, но вестись и не подставляться.

Потому что эта элита, конечно, чиновная, во многом марионеточная и послушная. Но жить тоже хочет, и хочет сохраняться во власти.

А сейчас у неё цугцванг. С одной стороны - США, будучи политическим начальством, одновременно рассматривают ЕС как экономического конкурента. И поэтому немудряще подставляют союзников под саморазрушительные действия, требуя уже наконец наказать Россию материально.

С другой стороны - единственное, за что Европа и продавала Штатам свой государственный суверенитет, и было экономическое благополучие. И в складывающейся ситуации утрата экономического благополучия является уже вполне уважительным поводом для «прекращения договорных отношений».

И если это не сделают нынешние элиты, то это сделает население во главе с теми, кого элиты пока еще считают маргиналами, но кто стремительно набирает силу даже просто на фоне снижения качества европейской жизни. Нет сейчас в континентальной Европе такого "послушного" элитария, которому не дышали бы в затылок набирающие популярность популисты, настроенные резко на восстановление своего суверенитета.

Итогом является "глобальный пат". Построенная в послевоенные годы «западная макроэкономическая модель» с самого начала была глубоко экспансионистской и просто не могла не быть нацелена на расширение. И если в годы противостояния с Советской системой она жила в кредит, взятый у собственного будущего (даже население «благополучных стран» перекредитовано на поколения вперед), то падение Берлинской стены дало ей возможность ещё продлить период экспансии за счёт новых земель для освоения - почти на три десятилетия.

Но сейчас, как мы видим, все «коридоры возможностей» упираются в тупики. Тут в экономическую мощь Китая, там в боеголовки русских ракет, здесь - просто в невозможность что-либо надуть, накачать и распилить ещё.

И у экспансионистской макроэкономической модели в такой ситуации выбор невелик. Либо довольно жестко и болезненно переформатироваться, либо начать пожирать самое себя.

Любопытно, кстати, что пока Европа стоит на распутье и катает явные истерики (что заметно по широчайшему спектру высказываний - от французского президента до польского министра обороны), - далёкая юго-восточная Азия уже явно почувствовала ветер перемен. И весьма быстро переформатирует свои отношения с миром.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии