- 17 ноября, 2017 -
на линии
Общество

«Мы» и «они»

И сказал: истинно говорю вам: никакой пророк не принимается в своём отечестве.

Лк., 4:24

How many rivers do we have to cross

Before we can talk to the boss?

The Wailers, «Burnin’ and Lootin’»

Эта статья подрывает устои и вообще не рекомендована для прочтения и обсуждения.

Если бегло пробежаться по статьям данного ресурса (примеры: раз, два, три; однако это касается не только «На линии», например), то часто можно увидеть противопоставление «нас», русских (или россиян, чтобы никто не ушёл обиженным), и «их», чаще всего геополитических врагов России или тех, кто в данный момент чем-то не угодил российской власти (сюда может попасть и Трамп, которого менее года назад почти все наши (вот опять!) СМИ с упоением хвалили).

Однако дело в том, что нет никаких «нас» и «их». Есть лишь интересы правящих слоёв и навязывание этих интересов остальным (читай: неимущим, то есть опасным) слоям населения. И это касается не только России, но и других стран, причём почти всех. Как верно отметил ув. Виктор Мараховский в своей заметке, на Западе русофобия используется для сплочения населения перед внешней угрозой, но и у нас с точностью наоборот делается то же самое (приведённые выше примеры не дадут соврать).

Если же отбросить романтические иллюзии (или хотя бы попытаться это сделать) и заглянуть в книгу Бориса Кагарлицкого «Марксизм: не рекомендовано к изучению» (для ленивых - https://www.e-reading.club/chapter.php/104172/93/Kagarlickiii_-_Marksizm__ne_rekomendovano_dlya_obucheniya.html), можно увидеть, что современные буржуазные нации появились в XIX веке и были продуктом идеологии. А если взглянуть на вопрос грубо материально, то несложно понять, что русского миллиардера (да того же Прохорова) и русского наёмного рабочего ничего на самом деле не объединяет. Пока один покупает очередной баскетбольный клуб (или продаёт), другой возвращает очередной кредит, стараясь дотянуть до получки. И у «них» то же самое.

Тем не менее обывателю проще представить себе, что есть некие враждебные нации, которые спят и видят, как бы ему, обывателю, и его нации насолить. Данная картина, насколько бы притягательной она ни была, не имеет ничего общего с реальностью, но ведь реальность от обывателя тщательно скрывают (и вновь см. примеры выше; иногда получается забавно: недавно Николай Стариков в своём твиттере упрекнул Мараховского в раскачивании лодки. Впрочем, Стариков наверняка статью Мараховского даже не прочёл), из-за чего он пребывает в блаженном неведении и предпочитает не задумываться о таких неприятных вещах, как увеличение долларовых российских – и это на фоне кризиса! – миллионеров или очередное снижение реальных доходов населения при растущей экономике (парадокс!). И как удобно отметать даже дружелюбную критику в качестве вражеской пропаганды или чрезмерного пессимизма.

Причиной этого является банальная (и мелкобуржуазная по своей сути) боязнь перед ответственностью за собственную жизнь, так как гораздо проще свалить всё на некие высшие силы в лице «элит» (этот термин тоже частенько мелькает в различной аналитике). А правящим классам как раз такое безропотное поведение управляемых и выгодно – меньше головной боли, лишь ставь галочку раз в 5 лет в бюллетене (кстати, какая-никакая поддержка Навального имеет те же причины – проще уверовать, что кто-то «придёт и молча поправит всё», нежели подумать и сделать что-то самому).

Исчерпывающее описание класса мелких буржуа дал Фридрих Энгельс в работе «Революция и контрреволюция в Германии»: «Его характер определяется промежуточностью его положения между классом более крупных капиталистов — торговцев и промышленников, буржуазией в собственном смысле слова, — и классом пролетариата, или классом промышленных рабочих. Он стремится к положению первого, но малейший неблагоприятный поворот судьбы низвергает представителей этого класса в ряды последнего… Таким образом, он вечно одержим колебаниями между надеждой подняться в ряды более богатого класса и страхом опуститься до положения пролетариев или даже нищих, между надеждой обеспечить свои интересы, завоевав для себя долю участия в руководстве общественными делами, и опасением возбудить неуместной оппозицией гнев правительства, от которого зависит само его существование, ибо во власти правительства отнять у него его лучших заказчиков. Он владеет весьма малыми средствами, непрочность обладания которыми обратно пропорциональна их величине. Вследствие всего этого взгляды этого класса отличаются чрезвычайной шаткостью. Смиренный и лакейски покорный перед сильным … правительством, он переходит на сторону либерализма, когда буржуазия находится на подъёме; его охватывают приступы неистового демократизма, как только буржуазия обеспечивает себе господство, но он впадает в самую жалкую трусость, как только класс, стоящий ниже него, пролетариат, делает попытку предпринять какое-нибудь самостоятельное движение».

Узнали себя, уважаемые читатели? Если да, то не переживайте сильно: большая часть населения развитых стран, к которым с грехом пополам можно отнести и Россию, состоит из таких элементов, занятых в сфере услуг (в России – 65% в 2014 году) и чем-то владеющих, что они боятся потерять, а следовательно, возлагающих все свои надежды на власть.

И не думайте, будто марксистские политэкономические категории остались в прошлом, в веке этак 19-м. Изменилось соотношение, но классы по-прежнему с нами (в классовом обществе иначе быть и не может). И, хотя вы не принадлежите к крупной буржуазии (а если читаете эту статью, то наверняка не принадлежите), вы исповедуете нужные ей взгляды. Зачем? У вас с ней столько же общего, сколько с крупной буржуазии Америки, Мексики или Польши. Но вам внушили, что вы едины. Помните об этом, читая в очередной раз о том, как мы уделали их или как они пытаются уделать нас.

P.S. Виктора Мараховского

Ув. читатель, разоблачивший не только ув. "На Линии", но и остальных ув. читателей, предлагает исходить из идеи, что российского олигарха и российского рабочего ничего не связывает.

В действительности, однако, есть кое-что, упущенное ув. читателем. Это государство - которое в нашей стране, например, контролирует около четырёх пятых экономики и весьма тесно связывает как зажиточные, так и нищенствующие социальные слои системами налогообложения, правоохранительной, финансовой, оборонной, инфраструктурной и так далее за горизонт.

Если забыть об этом незначительном явлении (ну, или объявить все гигантские государственные машины России ли, КНР ли, США ли "не имеющим ничего общего" с гражданами стран) - то в остальном всё даже логично. Тогда да, никаких "нас" и "их" нет.

...В действительности же, если серьёзно - есть, конечно, и классовые общества, и межгосударственное разделение на "нас" и "их". Отрицание какой-либо части структуры человечества неуместно и нелепо.

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии