- 15 ноября, 2019 -
на линии

Межнациональную политику Совет не выработал

В совещании Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ мне довольно многое не понравилось.

Например, глава Федеральной миграционной службы предлагает, по сути, усложнить положение легальных мигрантов мерами, которые вряд ли что-то изменят в положении нелегальных. Он предлагает, например, сократить срок безвизового пребывания в Российской Федерации с 90 до 45 дней. Формально это вроде бы правильно: человек, приехавший просто в качестве туриста, чаще всего за 45 дней в полной мере удовлетворяет своё любопытство. Но всё-таки, насколько я могу судить, лишь меньшинство приезжающих в РФ делают это с туристскими целями (ибо вообще туризмом зарабатывают обычно те страны и народы, что разучились делать своими руками что-то новое и рассчитывают в основном на природные красоты да наследие предков — РФ до такого пока не опустилась), а большинство едет именно на работу. И когда предлагается ограничить пребывание 45 сутками за раз — или же, по другому варианту этих предложений, 90 сутками в год — это фактически означает отмену для мигрантов возможности работать в Российской Федерации. Такое решение в принципе возможно — но о нём надо говорить открытым текстом. Если действительно решили отменить работу мигрантов в РФ, то так и надо сказать. Если же об этом не задумывались, а действовали по принципу «тащить и не пущать», то, значит, глава Федеральной миграционной службы не в полной мере представляет себе последствия собственных действий. Даже при том, что сам довольно активно работаю в РФ, я бы мог согласиться с отменой каких-то возможностей работы здесь для иностранных граждан — но при условии, что это было бы сказано явным образом. А заметать под ковёр — не лучший способ регулировки хозяйственных отношений.

Мне не понравились рассуждения Николая Карловича Сванидзе, подходящего к вопросу, насколько я могу разобраться в его словах, из общедемократических соображений. Общедемократические соображения уже доказали — в тех странах, где их попытались придерживаться — свою опасность. Они приводят к разрушительным результатам не всегда, но достаточно часто, чтобы стоило каждый раз, когда слышишь общедемократическую риторику, плотнее держаться за карман.

И мне не понравилось, что президент пытается искать какие-то компромиссы (по крайней мере, так я услышал его слова) в вопросе, по которому нужно какое-то определённое решение. Не так уж важно, какое именно. Вариантов на самом деле много. Я не берусь уже сейчас однозначно объявить один из этих вариантов лучшим Но попытка усидеть сразу на двух стульях неизменно кончается тем, что стулья разъезжаются. Возможно, я просто не смог на слух разобрать тонкости высказываний президента (к сожалению, вообще на слух воспринимаю содержательные тексты гораздо хуже, чем на глаз) но во всяком случае у меня создалось именно такое ощущение, и это меня не радует.

Наконец, мне не понравилось предложение возложить основную ответственность за возможные межнациональные столкновения на региональные власти. Несомненно, на местах виднее, что происходит. Да и обстановка на местах у нас действительно чаще всего крайне напряжённая и действительно плохо отслеживаемая. Как отмечал недавно кто-то из комментаторов «Однако», у нас чиновники реагируют не столько на само положение дел, сколько на то, что об этом положении дел стало известно начальству. Это печально, но факт. Но на мой взгляд, в данном случае президент Путин охватил далеко не всё, что следовало бы охватить применительно к данному вопросу. Потому что власть на местах в принципе не может правильно действовать и правильно оценивать обстановку, если неизвестны сами критерии правильного. А сейчас у нас нет ничего похожего на внятную национальную политику, и фактически местные руководители вынуждены в лучшем случае гадать, как посмотрит начальство на то или иное действие, а в таких случаях бюрократы во всём мире предпочитают вовсе бездействовать. То есть, несомненно, местные руководители отвечают за положение дел в своих регионах, но выбор критериев ответственности — дело не местных руководителей. Тут нужно сперва определить общегосударственную стратегию, а потом уже, исходя из неё, выбирать местную тактику.

Вдобавок значительная часть местных сложностей порождена общегосударственными недостатками. Например, недостаток рабочих мест — одна из главных причин разноБЕЗобразных конфликтов — определяется прежде всего законами всего государства (и всего мирового рынка — раз уж мы в него вляпались), и никакие игры с местными налогами с предпринимателей да упрощения порядка регистрации новых бизнесов не заменят этим бизнесам и предпринимателям большой богатый рынок сбыта. А если какой-то местный совет запретит приезжим покупать или нанимать жильё — тот же Николай Карлович Сванидзе заклюёт его и через когда-то вверенную ему (и по сей день прислушивающуюся к его мнению) ВГТРК, и через Общественную палату.

Мой коллега — член союза журналистов — Владимир Ильич Ульянов предостерегал: кто пытается решать частные вопросы, не разобравшись сперва в общих, — обречён на каждом шагу сталкиваться с последствиями этих общих вопросов, не имея даже представления о том, откуда они возникают и как с ними справиться. Мне кажется, что в данном случае и президент, и весь Совет при президенте пытаются решать именно частные задачи, не имея ни малейшего представления о самом факте существования задач общих. И последствия этого, к сожалению, будут именно те, о которых предупреждал товарищ Ульянов — мы будем тыкаться раз за разом вслепую, пока не разберёмся, какую стратегию действий нам надлежит выстроить.

Так что прежде чем спрашивать с местных властей за местные безобразия (что, несомненно, необходимо), надо принять общегосударственные решения и о развитии хозяйства, и о взаимоотношениях с приезжими (как из других регионов РФ, так и из республик, временно разделённых границами, и даже из-за рубежа), и о воспитании тех же приезжих в духе нашей общей — русской, хотя это слово многим нынче не нравится — культуры… Словом, нужны единые для всей страны (и по возможности разумные) ориентиры.

Причём указать общие ориентиры надо чем поскорее. Ведь ещё за пару тысячелетий до Ульянова другой великий мыслитель — Луций Луций-Маркович Анней Сенека — предупредил: для того, кто не знает, куда ему плыть, не бывает попутного ветра.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии