- 21 мая, 2019 -
на линии

Куда расширяться. Индия, Турция и целесообразное расширение Союза

Возможных мотивов расширения Таможенного союза несколько. Общее у них, прежде всего, то, что само это расширение необходимо.

В первую очередь Таможенный союз (ТС) нужен для создания самодостаточного экономического пространства. Как я уже не раз говорил и писал, в наших современных условиях нужно по меньшей мере 200 миллионов человек населения, чтобы возник рынок, где хотя бы в принципе могут окупаться новые разработки. Такой рынок как раз и формируется из Белоруссии, Казахстана, Российской Федерации, Украины. То есть такой состав ТС необходим для оживления нашей промышленности — ведь промышленность, не способная создавать новое, рано или поздно вымирает под напором новинок извне, чья разработка уже окупилась на зарубежных рынках, так что их можно продавать подешевле. Но не исключено, что мои расчёты неточны. Это даже скорее прикидки по косвенным данным на основе одного исследования, проведённого группой западноевропейских экономистов в конце 1970-х годов. Я знаю только факт существования этого исследования и очень немногие конкретные числовые результаты его. Поэтому и расчёты — достаточно грубые и приближённые, и воспринимать их стоит только как общее руководство к действию. Так что даже исходя только из соображений самоокупаемости новых разработок, стоило бы подстраховаться и включить в этот единый рынок немного больше народу.

Но кроме этого, существуют ещё и многочисленные внеэкономические соображения.

Например, общность культуры. Ибо при всех различиях и всём своеобразии былых союзных республик, все мы развивались долгое время на единой основе и впитали в себя достаточно общего, чтобы наши различия воспринимались, как разные цветочные украшения на одном и том же вкусном торте. Кстати, торт я вспомнил ещё и потому, что ни у кого из желающих полакомиться нами не получится распахнуть пасть настолько, чтобы проглотить нашу страну целиком. Но немалая часть из 19 республик (Абхазия, Азербайджан, Армения, Арцах, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Молдавия, Приднестровье, Российская Федерация, Узбекистан, Украина, Таджикистан, Туркмения, Эстония, Южная Осетия), на которые она в данный момент порезана, достаточно мала, чтобы их съедали по отдельности.

Есть и соображения оборонные. Ещё в 1910-м году бывший военный министр Алексей Николаевич Куропаткин опубликовал большое исследование о Российской империи с военной точки зрения. Куропаткин к тому времени, правда, был уже в отставке, поскольку показал себя очень слабым командующим во время русско-японской войны. Но ещё задолго до этой войны он был признан очень грамотным организатором вооружённых сил и незаурядным военным теоретиком. То, что практиком он оказался существенно худшим, не отменяет эту оценку (да и в Первую мировую он хорошо командовал — гренадёрским корпусом, 5-й армией, Северным фронтом, а также руководил Туркестаном в качестве генерал-губернатора).

В труде 1910-го года «Россия для русских. Задачи русской армии» Куропаткин среди прочего исследовал возможности обороны российской территории. И у него получилось: оптимальная для обороны граница — та, которую получил Советский Союз в 1946-м году (за вычетом только Восточной Пруссии — её Куропаткин изучал, естественно, с точки зрения атаки с востока, а не с запада, поскольку тогда она ещё входила в состав Пруссии). Эта граница сложилась у нашей страны по результатам Великой Отечественной войны (вряд ли Иосиф Виссарионович Джугашвили или кто-то из его спутников на переговорах глав великих держав изучал труд Куропаткина — скорее исследования географических условий привели к тому же результату).

Соответственно, и сейчас эта граница оптимальна с оборонной точки зрения — и нам совершенно незачем отступать на границы, существенно худшие. Если мы имеем возможность оборонять нашу страну, грубо говоря, на уровне той самой легендарной Кушки, о которой у нас говорили «меньше взвода не дадут, дальше Кушки не пошлют», есть смысл потратить часть своего политического и экономического влияния на то, чтобы Кушка (а с нею и вся Туркмения) вошла в экономический союз. Ну, а экономический союз, как показывает мировой опыт, чаще всего постепенно выливается в союз политический и военный. Соответственно, нам имеет смысл заботиться о том, чтобы рано или поздно в Таможенном союзе оказались все республики, составлявшие когда-то нашу страну.

Что же касается земель, ранее не входивших в нашу страну, то тут, как говорится, возможны варианты. Прежде всего имеет смысл как можно внимательнее изучить экономическую сторону дела.

Скажем, включать Турцию в состав ТС, на мой взгляд, не очень целесообразно. Потому что современная экономика Турции заточена, прежде всего, под массовый экспорт продукции, приемлемой по соотношению качества к цене (у нас с нелёгкой американской руки говорится о соотношении «цена–качество», но такое соотношение тем лучше, чем меньше, а для удобства привычных нам рассуждений лучше всё-таки брать соотношение, которое тем лучше, чем больше). Значит, если мы включим в ТС Турцию, то при нынешнем состоянии нашего хозяйства она возьмёт на себя значительно бóльшую часть производства, чем мы сможем в разумные сроки освоить самостоятельно, — и получится, что мы окажемся для Турции всего лишь удобным рынком сбыта.

Зато, на мой взгляд, стоит подумать о привлечении в ТС Индии. Конечно, главная сила Индии (как и Китая) сейчас — изобилие дешёвой рабочей силы. Но квалификация этой рабочей силы, как правило, существенно ниже, чем нашей, — значит, она будет не вытеснять, а дополнять наши возможности. А ещё важнее, что мы уже сейчас ведём с Индией множество совместных проектов (прежде всего — оборонных), и вхождение Индии в Таможенный союз может, на мой взгляд, заметно способствовать дальнейшему развитию этих оборонных проектов. Поскольку нас в обозримом будущем ожидает множество потрясений разного рода, укрепление возможностей обороны представляется мне сейчас жизненно необходимым. И Индия может стать именно в части оборонной промышленности значительно полезнее нам, чем сейчас.

Кто ещё может попроситься в Таможенный союз в обозримом будущем — гадать не берусь. Но совершенно уверен: чем успешнее будет наше хозяйствование, тем больше найдётся таких желающих. Соответственно сейчас нам надо очень активно заботиться о том, чтобы Союз стал привлекательным. И как ни странно, именно поэтому нам желательно не раскрывать свои объятия для всех желающих, а показывать, что вхождение в Союз надо ещё заслужить.

В этом смысле, пожалуй, единственная, кого мы можем заманивать в ТС, — Украина. Естественно, при отчётливом понимании, что политические интересы любого возможного руководства Украины требуют дистанцирования от остальной России. Я уже много раз отмечал: русская на 5/6 своего населения республика неизбежно стремится к объединению с остальными русскими — и именно поэтому руководство Украины вынуждено делать вид, что остальная Россия враждебна Украине. Но по этой же причине нам надо всеми средствами втягивать Украину в любое объединение, ибо воссоединение народов полезно и экономически, и морально.

Но вот за этим единственным исключением все остальные потенциальные кандидаты должны понимать: вхождение в Таможенный союз надо очень старательно заслуживать.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии