- 27 июня, 2019 -
на линии
Войны

​Кто нам мешает, тот нам поможет. Чем выгоден России конец ДРСМД

Можно констатировать, что Договор о ракетах меньшей и средней дальности если не умер окончательно, то явно впал в коматозное состояние. Теоретически США, объявившие в первый день февраля о «приостановлении» своего участия в договоре, ещё могут на протяжении шести месяцев отказаться от своего решения. Но, если вспомнить их решение о выходе из Договора по противоракетной обороне семнадцать лет назад, становится понятно, что США уведомили о выходе из ДРСМД явно не для того, чтобы в нём остаться. Тут в американской политике прослеживается очевидная преемственность, ведь нынешний советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон в момент расторжения Договора ПРО занимал должность заместителя госсекретаря по контролю за вооружениями.

При этом вся американская риторика, предшествовавшая уведомлению о выходе из ДРСМД, создавала впечатление, что США уверены – сохранение этого договора настолько нужно России, что от неё можно потребовать каких-то уступок. Вот только немедленный зеркальный ответ России создаёт совсем другое впечатление – смерть ДРСМД в Москве восприняли спокойно и деловито. И этому есть сразу несколько причин.

Как известно, под запрет ДРСМД попали любые ракеты наземного базирования дальностью от 500 до 5500 км, в том числе крылатые. И если на карте отмерить от границ России 5500 км, мы обнаружим там массу интересного. Это все европейские страны-члены НАТО, американские базы на Ближнем Востоке, в Афганистане, Японии и Южной Корее, Гуам, Гавайи, вся Аляска и даже десяток штатов Западного побережья США.

Сейчас эти цели приходится покрывать в основном межконтинентальными баллистическими ракетами с дальностью от 11000 (РС-12 «Тополь М») до 16000 (РС-20 «Сатана») километров, что явно избыточно и дорого, а значит неэффективно. Другой разрешённый договором сегмент – тактические ракеты с дальностью до 500 км – большинство этих целей обслужить не в состоянии. С появлением в российском арсенале баллистических и крылатых ракет средней дальности тяжёлые МБР будут освобождены от этих неэффективных задач и сосредоточатся на том, для чего их собственно и создавали – держать на прицеле другие континенты, особенно один из них.

При этом достигается ещё как минимум два приятных побочных эффекта. Во-первых, РСД дешевле, чем МБР, а значит тот же ядерный потенциал потребует меньшего бюджета. Во-вторых, РСД меньше и легче, их гораздо проще перебрасывать и прятать. Скажем, уже сейчас существует ракетный комплекс Club-K - модификация крылатой ракеты «Калибр» с пусковой установкой в виде стандартного контейнера. Попробуй, найди его среди миллионов точно таких же контейнеров, которые складированы или путешествуют на разных видах транспорта по всей территории России. А это значит, что противнику при попытке атаки придётся распылять свой наступательный потенциал, при этом не имея надежды на гарантированный результат.

Негативным моментом расторжения ДРСМД принято считать возможность появления американских РСД поблизости от российских границ. В этом случае их подлётное время будет исчисляться считанными минутами, что увеличивает риск ошибки в принятии решения на ответный удар. Попросту говоря, увидевший непонятный блик на экране оператор системы раннего предупреждения вполне может поднять ядерную тревогу только из-за того, что в его распоряжении будет не двадцать минут, как в случае МБР, а только пять. Собственно, именно из-за повышенного риска случайного возникновения ядерного конфликта и был в 1987 году подписан ДРСМД. С тех пор ситуация в этом смысле только ухудшилась, поскольку границы НАТО приблизились вплотную к Москве и Санкт-Петербургу.

И тут имеет значение принципиальное отличие российской и американской военных доктрин. США считают, что вполне могут одержать победу в ядерном конфликте, нанеся мощный высокоточный удар по позициям ядерных ракет и управляющим центрам, тем самым разоружив противника. А немногие случайно уцелевшие ракеты противника будут перехвачены глобальной противоракетной обороной – для чего США предусмотрительно вышли из договора по ПРО ещё в 2002 году.

Российская доктрина принципиально иная. Она подразумевает, что при любых обстоятельствах будет нанесён ответный удар, который гарантированно нанесёт агрессору неприемлемый ущерб. Именно для этого создавалась система «Периметр», которая запустит ядерные ракеты даже в случае уничтожения всей командной вертикали. Именно для этого создаются всевозможные системы вооружений, которые гарантированно доставят ядерный привет адресату и не смогут быть перехвачены ни современной, ни даже перспективной ПРО. И именно поэтому ни в СССР, ни в России никогда не пытались создать что-то похожее на глобальную ПРО.

То есть США нацелены на уничтожение ядерного потенциала своего противника. Тогда как Россия – на уничтожение самого агрессора, на превращение всей его страны в ядерное пепелище. И если агрессором будет такая большая страна, как США, то вместе с ними пепелищем неизбежно станет и весь мир. Причём задача выживания России в этом случае даже не ставится. Поэтому для России имеет второстепенное значение количество и качество направленных на неё ракет. Главное, чтобы агрессор пережил её ненадолго - «мы попадём в рай, а они просто сдохнут» ©.

Последствия такой самурайской стратегии сдерживания европейским союзникам США придётся примерить на себя всего лишь через полгода, когда ДРСМД окончательно отойдёт в историю и американцы начнут навязывать им размещение своих ракет. С соответствующими последствиями как для союзнических отношений внутри НАТО, так и для внутренней политической устойчивости европейских стран, НАТО и Евросоюза. Это, надо думать, и будет самой главной выгодой для России от выхода из ДРСМД.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии