- 20 ноября, 2018 -
на линии
Политика России

Кроме Путина некому, или Государство-автоответчик

На прямую линию с Президентом Путиным поступило более 3 миллионов вопросов за неделю, а в Приемной Президента Путина за весь 2015 год зарегистрировали чуть более 1 миллиона обращений – в три раза меньше. И, кажется, я знаю, почему.

Три месяца назад вместе с моими соседями я побывала на личном приеме в Приемной Президента России на улице Ильинке в Москве. Это было похоже на фильм «Семнадцать мгновений весны», когда Штирлиц идет по коридору. По всему недолгому пути к кабинетам чиновников Приемной стоят охранники и у каждого поворота им надо предъявлять пропуск. Муха не пролетит. В кабинет запускают по одному даже тех, кто прибыл вместе, одной компанией. Жалобу выслушивают молча, без комментариев, под видеозапись. Ничего не обещают, кроме ответа на жалобу через два месяца.

Мы с соседями приехали жаловаться на управляющую компанию, которая с 1 января своевольно бросила обслуживать наши ветхие деревянные дома, и нет на нее никакой управы ни в жилинспекции, ни в администрации Дубны, ни в правительстве Московской области, ни в прокуратуре города и региона. Каждый из нас спросил, как жить эти два месяца без обслуживания в ожидании ответа на жалобу из Приемной Президента. Каждому из нас ответили, что Московская область на запросы отвечает быстро – всего за месяц.

Через месяц я получила ответ из Приемной Президента. Он начинался словами: «В целях объективного и всестороннего рассмотрения Вашего обращения в правительстве Московской области были запрошены необходимые документы и материалы». Дальше шел пересказ ответа, которые я вместе с моими соседями, с начала января неоднократно получала из администрации Дубны непосредственно и через интернет-портал «Добродел». Смысл ответа был прост: во всем виноваты сами граждане, потому что не утвердили тариф, предложенный управляющей компанией, и вообще, договор с ними истек 31 декабря прошлого года, так что их права не нарушены, управляющая компания – молодец.

Мы с соседями очень удивились первому ответу из Приемной Президента. Ведь мы привезли туда в качестве доказательств целую пачку документов, красноречиво свидетельствующих о нарушении прав жителей наших брошенных домов.

Год назад мы сознательно выбрали нашу управляющую компанию, собравшись целым кварталом на эти выборы. Мы поверили обещаниям администрации Дубны, фактически учредившей эту компанию – нам обещали комфорт, качество обслуживания и контроль. Но через полгода после выборов компании администрация сменила ее директора, и новый директор решил от наших ветхих домов избавиться. Ни комфорта, ни качества, ни контроля мы не получили. Даже договоры управления с нами не успели заключить, так что и расторгать 31 декабря 2015 года было нечего.

Раз уж из Приемной Президента нам просто переслали ответ администрации Дубны, мы поняли, что наших документов в Приемной Президента никто не читал и в нашей ситуации никто не разбирался.

Ехать снова на личный прием за 130 километров нам, работающим людям, было затруднительно. И во второй раз я обратилась в Приемную Президента через портал kremlin.ru. Попросила не пересылать нам автоматически уже не раз читанные ответы из администрации Дубны, а разобраться в нашем деле, предложила запросить договоры управления с собственниками наших домов, чтобы сотрудники Приемной Президента сами смогли убедиться в том, что этих договоров не существует, что права жителей нарушены, что жителям нужна защита.

С тех пор я получила еще три письма из Приемной Президента, которые начинались все так же: «В целях объективного и всестороннего рассмотрения Вашего обращения в правительстве Московской области были запрошены необходимые документы и материалы». Дальше опять пересказывался все тот же ответ администрации Дубны о том, что несуществующий договор с собственниками истек 31 декабря 2015 года и что права жителей не нарушены, управляющая компания – молодец.

Что сказать о таком отношении к гражданам России в Приемной Президента России?

Первое: гражданам там не доверяют абсолютно.

Второе: чиновникам там доверяют абсолютно.

Третье: как живут граждане, пока ждут ответа из Приемной, сотрудникам Приемной наплевать.

Четвертое: жизнь граждан России вообще не интересует сотрудников Приемной Президента.

Я не знаю, зачем Президенту нужна Приемная, которая работает, как почтовая пересылка. Зато я вижу на своей шкуре, что толку от нее – ноль. А ведь на содержание всех этих коридоров для Штирлица, очевидно, уходит немало денег налогоплательщиков, которым оттуда присылают вдохновляющие известия, что их права не нарушены.

Скажу больше: ходоки в Приемную Президента обращаются туда как в последнюю инстанцию, потому что все предыдущие инстанции их отшили. И когда от имени Президента России им шлют письмо с сообщением, что их права не нарушены, ходоки видят, что в их истории никто разбираться не стал. Они видят, что все эти мальчики в кабинетах Приемной Президента над ними просто издеваются.

Куда простым гражданам России, составляющим 90% населения, в такой ситуации податься? В ворошиловские стрелки?

Оттого-то вся страна ждет прямой линии с Путиным в надежде задать свой вопрос ему лично и попросить защиты лично у Путина. Больше гражданам России надеяться не на кого.

Три миллиона вопросов – это вся страна. Да, вся страна, потому что большинство вопросов люди задают не от себя лично, а от всех, у кого болит. Я тоже задала Президенту свой вопрос (все тот же, о бросившей нас управляющей компании) не от себя, а от пары сотен жителей наших ветхих деревянных домов, которые ветхими не признают, но двойное повышение тарифа на их содержание обосновывают ветхостью нашего жилья.

Только надежда большинства вопрошающих Президента призрачна. В этом году Президент ответил на 80 из 3 000 000 вопросов. Причем вопросы эти, как мы видим и знаем, были тщательно отобраны.

И, скорее всего, ответ Путина насчет тарифов управляющих компаний и советского коммунального прошлого понравился мало кому из таких же, как и мы, бедствующих жителей России. В Московской области управляющими компаниями брошены сотни домов, а по всей России – тысячи. Если в СССР и было недофинансирование жилищно-коммунального хозяйства, то брошенных без всякого обслуживания вместе с жителями домов точно не было. И никто не старался повесить на шею жителям в непосредственное управление их ветхое жилье. Государство от него совсем не отстранялось. С 1990 года количество ветхого и аварийного жилья в России увеличилось втрое, сообщает Российский статистический ежегодник. То есть неблагополучного жилья сегодня в России стало втрое больше, чем было в момент распада СССР.

Знаю, что не испытали удовлетворения от прямой линии с Владимиром Путиным и многие другие простые россияне. Телевизионные общения президента с населением, не предполагающие обратной связи, по-моему, перестали действовать как сеансы «массового гипноза». Людей так достал беспредел на местах, что никакой гипноз их уже не берет.

Простых жителей не слышат и слушать не хотят ни общественные палаты, ни ОНФ, ни форумы «Управдом» и иже с ними. Все эти якобы общественные структуры не способны вести диалог с людьми потому, что состоят из тех же бюрократов, которые сидят в администрациях городов и регионов.

Пожилых бюрократов в новые общественные структуры переместили из администраций после выхода на пенсию, молодые да рьяные прорвались туда сами в надежде на дальнейшую карьеру кадрового чиновника или политолога-социолога. Не для того все они шли в общественные структуры, чтобы заниматься решением проблем обычных людей. Люди, попавшие даже в самый низкий уровень власти – муниципальный, уже ощущают себя элитой и отделяют себя от остального населения непроходимой стеной брезгливого презрения.
И мне кажется, что Приемная Президента России нужна, чтобы разрушать эту стену между бюрократами и народом, а не чтобы помогать бюрократам загонять народ в стойло. Если Владимир Владимирович Путин сумеет донести эту простую мысль до сотрудников своей Приемной, то ему не придется по три с половиной часа отвечать на три миллиона вопросов граждан огромной России.



Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии