- 23 октября, 2020 -
на линии
В движении
История

…Когда гонщики были героями

Стирлинг Мосс, 17.09.1929 — 12.04.2020

…Если бы была возможность задать Стирлингу Моссу всего один вопрос, я бы спросила, жалел ли он хоть секунду о том, что заступился за Майка Хоторна на Гран-при Португалии 1958 года, спас его от дисквалификации и тем самым своими руками подарил ему титул?

Я знаю, что бы он ответил, но все равно хотела бы услышать, как он расскажет о самой романтической эпохе в автогонках, когда деревья были большими, машины — опасными, а гонщики — настоящими героями…

 
Стирлинг Мосс гонял в Формуле 1 в те романтические времена, которые мы сейчас нередко вспоминаем, сравнивая с сегодняшними гонками, которым не хватает ни мужества, ни самоотречения. Соперники называли его одним из лучших гонщиков того времени, но по иронии судьбы он ни разу так и не стал чемпионом мира. Из 66 Гран-при, в которых участвовал в 50-60-е годы, он выиграл лишь 16.

Причин тому было несколько. Это и невезение — ведь дважды, когда он должен был завоевать титул в 1958–1959 годах, его подводила техника. К тому же он всегда ставил победу превыше всего остального, пренебрегая какими-то дополнительными очками. Но, пожалуй, главным препятствием было то, что он всегда выступал за небольшие британские частные команды, и большую часть времени — за команду своего друга Роба Уолкера.

Однако те, кто по-настоящему знает толк в автогонках, понимают, насколько результативность и заработанные титулы зависят от степени подготовки и надежности автомобиля, и в гораздо меньшей степени — от таланта пилота.

Никто и никогда не сомневался в таланте Стирлинга Мосса. Начиная с 1948 года и вплоть до своего вынужденного завершения карьеры в 1962 году Мосс выиграл 212 из 529 гонок в различных категориях, в которых участвовал. А из тех, кто выступал вместе с ним в те годы, пожалуй, только Хуана Мануэля Фанхио и Джима Кларка можно было сравнить с ним по таланту. Но если с Кларком они лишь пару раз пересекались, то с Фанхио все было совсем иначе. На протяжении шести лет Фанхио и Мосс были соперниками на трассе и год выступали за одну команду. Многие поклонники Мосса утверждали, что даже Фанхио не сравнится по своему мастерству с британцем, но сам Мосс считал иначе. В 1955 году, когда они выступали за команду Mercedes, Фанхио выиграл четыре гонки против одной, в которой победил Мосс. И Мосс предполагал, что Фанхио специально дал ему ее выиграть – это был Гран-при Британии, на котором преимущество Стирлинга Мосса на финише составило всего 0,2 секунды. Именно тогда Стирлинг Мосс и стал первым британским пилотом, выигравшим домашний Гран-при.

У Мосса были все возможности стать чемпионом мира в 1958 году: на его счету было четыре победы и одно второе место, но, к сожалению, пять технических сходов сыграли плохую службу. Титул в том году достался Майку Хоторну, который за весь сезон смог одержать лишь одну победу и опередил Мосса всего на одно очко.

Но именно это поражение и поставило имя Стирлинга Мосса в ряд величайших гонщиков в мировой истории и доказало, что он один из самых честных и порядочных спортсменов. Что же касается Хортона, то он в той истории выглядел далеко не столь однозначно.

Майк Хоторн и Стирлинг Мосс на гран-при Португалии, 1958 г.

Дело в том, что во время гран-при Португалии, за три гонки до окончания сезона, Хоторну грозила дисквалификация за движение по треку задним ходом. Но Мосс со всей страстностью бросился на защиту друга и соперника, и именно это убедило судей и позволило Хоторну сохранить второе место в гонке. На финальном Гран-при сезона в Касабланке Моссу было необходимо финишировать первым, чтобы выиграть титул, и в этом случае только второе место Хоторна помешало бы ему этого добиться.

Мосс доминировал весь заезд, а Хоторн предпочел провести тактическую гонку, в которой он сумел опередить партнеров Мосса по команде Vanwall, но при этом ехал третьим позади собственного партнера по Ferrari Фила Хилла.  На последних кругах Хилл замедлился и пропустил Хоторна, подарив не только серебро в гонке, но и титул в чемпионате.

Похожая история случилась и в 1959 году, когда Мосс выступал на автомобиле Cooper за команду Уолкера. В этой машине Стирлинг Мосс был быстрейшим в пелотоне, но проблема заключалась в надежности Cooper: из девяти гонок Мосс смог финишировать лишь в трех, при этом дважды одержал победу и еще один раз стал вторым после Джека Брэбхема на другом Cooper.

И все равно, несмотря на ненадежность машины, Мосс приехал на финалы в Себринг, имея неплохие шансы на титул. Он снова лидировал с самого старта, но его вновь подвела машина. А Джек Брэбхем в тот год завоевал свой первый из трех титулов чемпиона мира.

После страшнейшей аварии в Бельгии в 1960 году Мосс пропустил почти весь сезон и сумел вернуться лишь на последний Гран-при в США, чтобы одержать в нем блестящую победу.


Когда его уже намного позже спросили в одном из интервью о том, думал ли он, что может разбиться, попасть в госпиталь, а то и вовсе никогда больше не вернуться домой, Стирлинг Мосс ответил:

— Я всегда верил, что со мной этого никогда не случится. Я, например, никогда не управлял автомобилем ЗА гранью своих возможностей. Надо сказать, что те неудачи, которые со мной происходили, в большинстве случаев были вызваны механическими проблемами. Я никогда не беспокоился о том, что совершу ошибку, потому что всегда ехал чуть медленнее, чем мог на самом деле. Ну или не всегда, но старался. Знаете, во всем, что происходило тогда на трассах, было очень много личного, ведь я знал этих гонщиков, и когда происходила какая-то катастрофа, я всегда думал: «ну почему ты не мог ехать чуть медленнее?».

Следующий сезон, последний в его карьере в Формуле 1, стал, пожалуй, лучшим для Стирлинга Мосса. Он выступал на Lotus, который был, конечно, не столь мощным, как стремительные Ferrari, но потрясающее мастерство британского пилота уравнивало его с красными машинами на многих треках.

Он одержал великолепные победы в Монако, где мощность двигателей компенсировалась закрученной трассой, и на Нюрбургринге, где не слишком удачный выбор дождевой резины на подсыхавшем треке в итоге был оправдан возобновившимися позже осадками.

Победа Мосса в Германии была одной из самых значительных в его карьере, но, к сожалению, она была и последней. Он сошел на последней гонке в Америке и в следующем сезоне уже больше не вышел на старт.

В те годы после окончания карьеры в Формуле 1 большинство пилотов продолжали выступать в других сериях, и Стирлинг Мосс не стал исключением — ведь это был не просто зов души, а и средство прокормить себя и свою семью.

После пасхального уикенда 1962 года 32-летний Мосс выступал в Гудвуде, и там произошла еще одна серьезнейшая авария, а причина этой аварии неизвестна и по сей день. Целый месяц британец находился в коме, левая сторона его тела была парализована почти шесть месяцев, а снова вернуться за руль он смог только через год после случившегося. Тогда, во время тестов в том же Гудвуде, он обнаружил, что все еще способен показывать хорошие времена на круге, но вот восстановить концентрацию ему не удалось. После этого он объявил о завершении карьеры.


Мы будем помнить Стирлинга Мосса не только благодаря его выступлениям в Формуле 1. Он одержал много впечатляющих побед, но одна из них стоит совершенно особняком, и именно она, пожалуй, и сохранит навсегда его имя в памяти потомков.

В 1955 году Мосс выступил в Mille Miglia, 1000-мильной гонке по дорогам общего пользования в Италии на самых быстрых спорткарах того времени. И его участие стало легендой.

В тот раз его ко-драйвером на автомобиле Mercedes-Benz 300SLR стал журналист Дэнис Дженкинсон, который читал ему легенду. Моссу было нелегко, т. к. приходилось сражаться с соперниками, знавшими маршрут гонки намного лучше, чем он сам. Однако Мосс не просто выиграл гонку: он поставил новый рекорд времени, опередив своего товарища по команде Фанхио более чем на 30 минут!

Позже, вспоминая годы после той судьбоносной аварии в Гудвуде, Мосс пришел к выводу, что он слишком рано пытался вернуться в гонки, не дав себе возможности восстановиться. Если бы он сделал это позже на полгода или год, вполне возможно, что и эффект был бы совсем другим.

Думается, что в 60-е годы, даже выступая против своего знаменитого преемника Джима Кларка, тогда еще тридцатилетний Стерлинг Мосс все равно был бы величайшим из действующих пилотов.

Интересно, что еще долгие годы после того как Стирлинг Мосс закончил выступления в гонках, британские полицейские, останавливая нарушителей ПДД, задавали им риторический вопрос: «Вы что, думаете, вы — Стирлинг Мосс?». Но самое интересное, что подобная ситуация случилась и с самим Моссом, и когда он подтвердил полицейскому свою личность, тот просто не мог поверить в происходящее.

В 2000 году Стирлинг Мосс получил титул рыцаря и стал кавалером Ордена Британской империи.

До самых последних дней своей жизни Стирлинг Мосс проживал в доме в Мэйфейре. Даже будучи 80-летним человеком, через 50 лет после окончания карьеры, Мосс продолжал оставаться публичной фигурой, а к его мнению прислушивались все, кто имел отношение к автоспорту и Формуле 1.

Он вел активную жизнь, выезжал на гонки, занимался благотворительностью, снимался в фильмах и рассказывал свою историю в книгах.


В 2006 году Мосс получил золотую медаль от FIA за выдающийся вклад в автоспорт. А в декабре 2008 McLaren-Mercedes представил свою новую модель, которую назвал в честь Стирлинга Мосса.

В 2016 году Мосс был провозглашен 29-м в рейтинге лучших пилотов Формулы 1 всех времен.

В тот же год, оказавшись в госпитале в Сингапуре, он заразился серьезной грудной инфекцией и был вынужден провести там еще 134 дня. Когда, наконец, дело пошло на поправку и Мосс смог вернуться домой, он был слишком слаб, чтобы появляться на публике.

Его сын опубликовал от лица отца заявление, что сэр Стирлинг Мосс принял решение удалиться от публичной жизни из-за длительного и медленного восстановления и рад возможности проводить больше времени со своей женой Сьюзи и своей семьей в загородном доме.

Так и не сумев оправиться от инфекции, сэр Стирлинг Мосс умер 12 апреля 2020 года в возрасте 90 лет.

«Это был уже лишний круг в его гонке, — сообщила его жена. — Он просто закрыл глаза».

Имя Стирлинга Мосса не просто связано с автоспортом. Оно олицетворяет сам автоспорт. И не только благодаря тому вкладу, который он внес в автогонки, но и потому, что он был боец и джентльмен.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии