- 23 ноября, 2017 -
на линии
Будущее

К прощанию Филиппин с Америкой: при чём тут мы

Вчера во время своего выступления в Пекине президент республики Филиппины Родриго Роа Дутерте заявил о том, что "настало время попрощаться с Соединёнными Штатами", что он туда больше не поедет и что вообще - его страна меняет приоритеты.

Увлечённые тем фактом, что Дутерте вторично обозвал текущего президента США Б.Х. Обаму "шлюхиным сыном", комментаторы СМИ обращают мало внимания на то, что яркие заявления главы Филиппин не висят в воздухе, а сопровождаются довольно крутым стратегическим разворотом государства во внешней политике.

Что тут следует учесть: инерция восприятия заставляет представлять себе Филиппины как очередное отсталое тропическое государство Юго-восточной Азии с рисовыми полями и ничтожным потенциалом. В действительности речь идёт о стране с населением более 100 миллионов человек, являющейся вполне развитой на данный момент индустриализированной страной (хоть и небогатой по западным меркам), с ВВП больше вьетнамского, в том числе на душу населения, с основным экспортом в виде электроники и фармацевтической продукции, с достаточно юным и уже - на данный момент - достаточно образованным населением.

В течение значительной части своей истории Филиппины были колонией, сначала испанской, а затем, с конца XIX по середину XX века, Соединённых Штатов. После получения независимости США, разумеется, не ушли, но остались на Филиппинах в самом широком смысле слова - и в военном, и в политическом. Стоит вспомнить, что пытавшийся вести более сбалансированную внешнюю политику президент Фердинанд Маркос был свергнут в 1986 году в результате одного из первых классических майданов - т.н. "Жёлтой революции", - проведённых при активной поддержке американцев.

Фактически до нынешнего года Филиппины представляли собой типичного "младшего партнёра" США, к тому же лишённого тех привилегий, которые имеют от Америки младшие европейские партнёры. Филиппинские солдаты нередко использовались в операциях США в качестве пушечного мяса (один из таких случаев, недавно приведший к гибели нескольких десятков филиппинских военнослужащих, вызвал крайне негативную реакцию у армии). США не считали нужным также передавать Филиппинам какие-либо технологии. Во внешней политике Филиппины также были на "коротком поводке" и также использовались в качестве "торпеды" для создания проблем Китайской народной республике.

Об этом стоит сказать отдельно: при предыдущем президенте Филиппин, вполне исправно и потомственно проамериканском элитарии Б. Акино, государство подало на Китай в третейский Гаагский суд по поводу линии разграничения спорных участков в Южно-китайском море и района островов Спартли. Гаагский суд рассматривал дело в рамках международного морского права, поэтому КНР в принципе отвергла данный иск и не участвовала в его рассмотрении, поскольку считает спор чисто территориальным.

Итог был предсказуем: спустя три с половиной года, в июле-2016, Филиппины "выиграли", США издали несколько официальных призывов к Китаю "уважать обязательное и окончательное решение суда", Китай в самой категорической форме порекомендовал отстать.

Никакого результата, кроме повышения напряжённости в регионе, данный триумф никому не принёс. А далее случилось неожиданное - и Р. Дутерте выиграл президентские выборы.

На выборы он шёл, строго говоря, исключительно как ультрапопулист, обещавший расправиться с наркоторговцами (к чему и приступил немедленно в прямом смысле слова, вызвав неизбежную массовую истерию со стороны т.н. международных организаций по правам человека. Данные истерики, напомним, также являются традиционным инструментом давления сильных на слабых в рамках Pax Americana).

Однако Дутерте не ограничился простым отстрелом дилеров и объявил также о том, что Филиппины выходят из территориальной конфронтации с Китаем. Тем самым довольно крупная американская игра в регионе была практически сломана, а ураганная критика в адрес Филиппин резко усилилась.

В результате в сентябре филиппинский президент заявил о намерении, "не порывая с США" заключить союз с КНР и Россией (он, кстати, собирается посетить нашу страну в этом году).

Очевидно, всё это настолько не понравилось в Вашингтоне, что за истекший месяц позиция Дутерте изменилась с "неразрыва с США" до "прощания" с ними.

И да. В обозримом будущем устроить филиппинскому президенту майдан будет крайне сложно. По опросам, его рейтинг практически во всех стратах общества зашкаливает за 90% - и особенно растёт на "антиамериканских" заявлениях.

...Почему это всё интересно для нас, уважаемые читатели.

Дело не только и не столько в том, какие конкретные плюсы сможет извлечь Россия из предполагаемых союзнических отношений с Филиппинами (хотя для обсуждения возможных закупок российских вооружений к нам уже направлены филиппинские военные представители).

Дело в том, что Дутерте относится к ряду тех новых лидеров, для которых "американский мир" уже не является данностью - а скорее тягостной традицией, которую более незачем соблюдать. Для Филиппин и их президента выход из статуса "младшего партнёра США" не видится переходом в статус страны-изгоя, но напротив - уходом на повышение, в мир, где существуют множественные центры силы и где есть шанс изменить своё место в иерархии на более равноправное.

Разумеется, США так просто не сдают свои позиции, особенно на своих многочисленных "задних дворах" - достаточно вспомнить недавний бархатный переворот в Бразилии с заменой строптивой Русеф на покладистого Темера или проблемы, терзающие венесуэльского преемника Чавеса Мадуро.

Однако сам по себе курс "мировой периферии" на завоевание суверенитета от отжившей своё однополярности нельзя не замечать.

И всё это имеет к нам, уважаемые читатели, прямое отношение. Потому что пионером этого мирового движения за суверенитет стала именно наша страна - почему её и воспринимают в качестве потенциального естественного союзника все, кто следуют её примеру.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии