- 25 апреля, 2017 -
на линии
Новый кризис

Индикатор готовности планеты к войне

Спорт – лишь часть политики, как мы убедились за последние полгода-год. И если уж теперь это факт, надо бы приглядываться к нему почаще: очень уж он наглядный индикатор общественного настроения. Последние показания индикатора, честно говоря, не радуют.

На днях известная чешская биатлонистка Габриэлла Коукалова заявила, что не верит в российской сборной никому. Попутно прозвучали заявления более мелких величин, вроде француза Бегю, который открытым текстом обвинил нашего лыжника Логинова в мошенничестве.

Мысль о том, что неплохо бы завалить исками все мыслимые и немыслимые судебные инстанции, озвучили не меньше десятка раз, так что не вижу нужды повторяться. Зато хочу обратить внимание на комментарии болельщиков на популярных спортресурсах. Знаете, я очень давно не припомню случаев, чтобы болели люди не за кого-то, а против кого-то. Особенно в биатлоне.

Мне этот вид спорта всегда нравился фантастическим дружелюбием зрителей абсолютно любой национальности. Где бы ни проходил очередной этап Кубка мира – Германия, Чехия, Норвегия, Канада, Россия –, точные выстрелы любого спортсмена на огневом рубеже сопровождались восторженным гулом. Любого, подчеркиваю, спортсмена, будь то «хозяин» трассы или далекий гость. До сих пор не забуду, как в Ханты-Мансийске спортсменку из Белоруссии Дарью Домрачеву от дисквалификации спасли российские болельщики. Даша должна была стрелять лежа, но в суматохе гонки ее, видимо, переклинило, и она заняла позицию «стоя». Один выстрел – и Дашу, лидера гонки, ждала дисквалификация. Однако хор с трибун «Даша – лёжа!», заставил Домрачеву вернуться в реальность. И победить.

Понятно, это белорусская спортсменка, которую и гостем толком не назовешь, однако другие биатлонные болельщики соврать не дадут – атмосфера на стадионах примерно такая всегда. Похожая картина наблюдалась и в комментариях, с поправкой на интернет-грубость. Во всяком случае я очень редко встречал пожелания, которые увидел сегодня – «Отлично, что теперь есть против кого болеть. Наши не блистают, так пусть хоть Кайса эту …-нехорошее слово-… чешку …-еще одно нехорошее слово-…!». Кайса – это финка Мяккяряйнен, которая, к слову, едва ли не единственная, кто прокомментировал ситуацию с российской сборной адекватно: «Это не моё дело».

Не берем в расчет футбольных фанатов, которые всегда болели против клубов-соперников, но в целом для спорта ситуация, на мой взгляд, не характерная. Если твоего спортсмена или команду не видно на финише, то можно поболеть за иностранца, которому симпатизируешь – почему нет? Но целенаправленно болеть против кого-то, а значит за любого, кто этого кого-то «натянет»?

Был такой человек, если кто помнит – Пьер де Кубертен. Который наивно полагал, что спорт должен людей объединять. Пусть политики и генералы косвенно или прямо стравливают нации между собой, спорт соберет всех «врагов» на трибунах и помирит их. Вопреки политике и экономике. Объединенных идеалом честного соревнования людей будет сложнее повести на войну – мне кажется, именно так виделось великому оптимисту. Сегодня же нас последовательно убеждают, что Кубертен был чересчур наивен: политика, а точнее – экономика, победила.

Хуже всего, что случай с Коукаловой показал: общество уже в том состоянии, когда при случае легко и непринужденно переходит на принцип «Враг моего врага – мой друг». Мне всегда казалось, что принцип этот начинает работать, когда задействованная в событиях ойкумена делает «последний выбор». С нами или против нас? Иными словами, когда уже определились две стороны схватки.

В обычной ситуации выбор союзника редко полностью тождественен формуле «Против кого дружить будем?». Речь обычно идет о поиске совпадений интересов на долгосрочную перспективу, причем не столько военных, сколько экономических. Помните, даже во времена советско-американского противостояния «банановые республики» записывали в союзники не потому, что они выступали против США, а потому что те демонстрировали Союзу свои интересы, якобы совпадающие с нашими («наша цель – коммунизм»).

Когда же речь заходит о «минутах» до схватки, нет необходимости нудно нащупывать рамки общих интересов: выбирай, с кем у тебя больше общего, всего и делов. Вспомним дистанцию, которая потребовалась президенту Филиппин от выпадов против США до заявлений о сближении с Россией и возможном союзе: считанные месяцы.

Судя по спорту, российская общественность примерно в той же кондиции. Мне могут возразить: не слишком ли глобальные выводы из одного конкретного случая? Я выводов не делаю, а всего лишь хочу подчеркнуть: общество вполне подстроилось под текущий геополитический курс. Причем не только наше. Вчера были озвучены результаты опросов в западных странах: в Англии, США, Франции, еще где-то – не помню. Более 60 процентов из многих тысяч опрошенных заявили, что не сомневаются в начале мировой войны в ближайшем будущем. Кого эти 60 процентов видят врагом, думаю, анализировать не надо.

Остается вопрос: можно ли притормозить действие вышеупомянутого принципа? Не знаю. Мне очевидно только одно: спорт может выступать индикатором, но точно – не локомотивом событий. Поэтому ни одно, даже самое «пророссийское» решение в адрес наших сборных по каким бы то ни было видам само по себе не изменит ничего.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии