- 14 ноября, 2019 -
на линии

«Ибо Снарк был Буджумом, понятно». Запад из охотника превращается в жертву

Чарлз Латуидж Чарлзович Доджсон — один из основателей математической логики — не считал возможным подписывать свои нематематические тексты настоящим именем. Он перевёл оба свои имени на латынь, затем с неё вновь на английский — и вошёл в историю под псевдонимом Льюис Кэрролл.

Впрочем, его художественные произведения — тоже полигон для шлифовки математической логики. Известнейшая его дилогия — «Алиса в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье» — содержит несметное множество намёков, ассоциирующихся с разнообразнейшими науками. Недаром в 1970-е годы она вышла в советской академической серии «Литературные памятники» с подробными комментариями знаменитого популяризатора науки Гарднера, и эти комментарии лично я читал с почти таким же интересом, что и саму «Алису».

Третье по значению произведение Кэрролла — поэма «Охота на Снарка». Этот самый Снарк — сочетание змеи (snake) и акулы (shark) — обладает обширным набором противоречивых свойств. Да и сами участники охотничьей экспедиции готовят её и ведут себя по ходу её самым нелепым образом, какой только в состоянии придумать мастер формальной логики. Но одна из важнейших особенностей Снарка — то, что главная сложность охоты заключена в его поиске. После того, как его удастся обнаружить, всё дальнейшее, судя по тексту, представляет разве что технические сложности, поскольку Снарк очень уж большой, и, соответственно, понадобятся изрядные усилия, чтобы потом отбуксировать этот трофей. Однако автор предупреждает:

Но беда, если встретишь в полуденный час

Вместо Снарка — Буджума! Тогда

Ты внезапно и плавно исчезнешь из глаз

И уже не придёшь никуда.

В конце сюжета один из главных персонажей действительно исчезает — по причине, указанной в последней строке поэмы и вынесенной в заголовок этой заметки. В другом известном мне русском переводе строка звучит «Видно, Буджум ошибистей Снарка» — но общий смысл также вполне понятен.

В последние четверть века Запад действует относительно нашей страны примерно как участники этой самой охоты на Снарка. Западные деятели ведут себя зачастую крайне нелепым образом, ибо совершенно уверены, что мы хотя и велики, но абсолютно бессильны, как этот самый Снарк. Соответственно, их реакция на поведение Российской Федерации в связи с кризисом на Украине очень похожа на то, как если бы они поняли: русский Снарк оказался Буджумом, и что теперь им предстоит «внезапно и плавно» исчезать из глаз.

Сами виноваты, что вообще затеяли на нас охоту.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии