- 14 декабря, 2019 -
на линии
В движении
Автоспорт

Гран-при Бельгии Формулы 1: небо ясное, штормит

Последствия каникул: пилоты делят кресла, спонсоры — команды

Казалось бы: летние каникулы в Формуле 1— отличный повод для всех отдохнуть и расслабиться, но нет. В этом году август стал одним из самых жарких месяцев гоночного календаря: тот период, когда нельзя заниматься машинами, многие использовали как время для интриг и скандалов.

Началось все с Даниэля Риккардо и его нового контракта с командой Renault F1, о котором он внезапно объявил в начале августа. При этом в команде Red Bull, по словам доктора Хельмута Марко, все были сражены этим анонсом — ведь буквально за пару дней до этого Риккардо говорил о том, что в сезоне 2019 года останется в команде. Понятно, что этот контракт потянул за собой целую цепь последующих событий: Пьер Гасли отправляется на место Риккардо в Red Bull и готовится противостоять прессингу со стороны Макса Ферстаппена (а в том, что он будет, мы не сомневаемся).

Контракт Риккардо в свою очередь оставил без места Карлоса Сайнса, но тут о своем уходе очень вовремя объявил Фернандо Алонсо, и Сайнса пригласили в McLaren. Red Bull поспешил отреагировать на уход Алонсо (который готовится выступать в Indycar), заявив, что вроде как «и слава богу, ибо конфликтен и неуживчив», но тут и Фернандо не полез за словом в карман. Он рассказал, что, оказывается, вероломный Red Bull неоднократно приглашал его к себе в команду (остается только догадываться, вместо кого, ведь Макс в команде неприкосновенен), в том числе дважды в 2018 году.


Только страсти стали стихать, как разразился новый скандал, на этот раз связанный с Force India и российским и «Уралкалием». Началась эта история до летних каникул, как раз перед Гран-при Венгрии, когда было введено внешнее управление командой, Серхио Перес подал ходатайство на взыскание 4 млн долларов долга, а Лэнс Стролл перечислил большую сумму на счет команды для выплаты долгов по зарплате. Затем, уже в начале августа, было достигнуто соглашение между командой и консорциумом инвесторов, который и выкупил Force India, и, казалось бы, ситуация благополучно разрешилась… Но нет.

21 августа «Уралкалий», который, как известно, принадлежит Дмитрию Мазепину, отцу пилота GP3 и тест-пилота Force India Никиты Мазепина, выступает с заявлением относительно неправомочных действий внешних управляющих команды. Смысл в том, что «Уралкалий» вышел со своим предложением о дальнейшей судьбе команды и ее финансировании и инвестициях, но им в буквальном смысле не позволили участвовать в «аукционе», озвучив заранее невыполнимые условия. С пресс-релизом можно ознакомиться тут.

Теперь «Уралкалий» настаивает на том, что решение в пользу Стролла было принято в ущерб интересам команды и кредиторов и грозит подать в суд на внешнего управляющего команды не позднее 10 сентября, «если не получит удовлетворительных объяснений». Так что ждем развития событий совсем скоро.

Тем временем внутри Формулы 1 пытались разобраться с тем, как будут называть «новую» команду и что ей перейдет в наследство от Force India. Формально команда получила название Racing Point Force India и — тут интересно — сохранила призовые по итогам года, но при этом также получила в наследство квоты по моторам и потеряла очки в КК. С учетом того, что речь шла вообще о возможном пропуске этапа в Бельгии, это не так уж и плохо. Что касается пилотов, на них это никак не отразится, в личном зачете они продолжать набирать очки.


Ситуация в Force India тем не менее также серьезно повлияла на перестановки в командах. Теперь, если ситуация с акционерами сохранится, то Лэнс Стролл покинет Williams, и это может случиться уже к этапу в Монце. Если Стролл-младший перейдет в RPFI (Racing Point Force India), то явно на место Эстебана Окона. Подтверждением столь скорого перехода служит тот факт, что Лэнс Стролл уже прошел процедуру подгонки кресла. Ну а место Стролла в Williams займет Роберт Кубица.

Что же произойдет с Оконом? Ему прочат место в McLaren, но тут возникла маленькая и совершенно неожиданная деталь: при своем росте в 186 см Эстебан с большим трудом помещается в McLaren в его нынешней конфигурации! Это может быть проблемой.

В этом случае Окону скорее всего грозит остаться без кресла пилота вплоть до начала следующего сезона (но, возможно, и вообще), когда машины будут перестраивать в соответствии с новым техническим регламентом, и тогда рассчитают кокпит под его высокий рост. Соответственно, после этого уже Стоффель Вандорн может остаться без места в Формуле 1, и это вполне логично, учитывая его не слишком хорошие результаты.

Итак, из неизвестного пока остается только ситуация в Toro Rosso. Переход Гасли в Red Bull уже подтвержден, так что одно место освобождается точно. Судьба Брендона Хартли пока под вопросом.


Практика, квалификация: сначала Кими не налили воды, теперь — топлива

К этапу в Бельгии многие привезли хорошие обновления — это касается как силовых установок, так и аэродинамики. Mercedes и Ferrari привезли обновления по двигателям (третью версию актуальных моторов), которые стали мощнее в среднем на 10-15 л.с. Эти двигатели доступны пока только для заводских команд, клиенты используют старые версии. Renault привезли новое днище, и к следующему этапу в Монце планируют также привезти обновленную силовую установку, однако на этот раз уже клиенты не торопятся ею воспользоваться. И Red Bull, и McLaren сказали, что они предпочитают подождать и посмотреть, как двигатель покажет себя на машинах Renault, т. к. риски получить осложнения намного выше преимуществ, которые предоставит новый мотор.

Пятничные практики сложились удачно для Сергея Сироткина. Он показал хорошее время и был сильнее обоих Макларенов, Шарля Леклера и своего напарника Лэнса Стролла.

Вообще до квалификации Сергей был настроен весьма позитивно: «Мы нашли кое-какие интересные настройки. Их может быть не видно из наших результатов в итоговой таблице, и, возможно, они не кажутся такими положительными, но я думаю, мы нашли некую устойчивую базу. Погода помогла нам, трасса не так уж плоха для нашей машины. У нас по-прежнему есть некоторые ограничения по балансу, какие всегда были здесь, но автомобиль становится все более предсказуемым, и мы нашли лучшие для него базовые настройки, чем были раньше. Это маленькие шаги, но они делаются в правильном направлении. Они не изменят кардинально ситуацию, как мы все знаем, но зато мы попробуем извлечь лучшее из того, что сейчас имеем».

Red Bull привезли новое топливо, которое, по предварительным прогнозам дает им преимущество примерно на полторы десятых секунды с круга по сравнению с предыдущим составом. Однако Макс Ферстаппен сказал, что этого явно недостаточно, чтобы бороться с лидерами. Впрочем, это было понятно с самого начала: во время свободных тренировок команда непрерывно экспериментировала с прижимной силой и задними крыльями на RB14, устанавливая спойлеры различных размеров. В результате пилоты стартовали с одними из самых маленьких: д-р Хельмут Марко говорил, что только с таким размером крыла у них что-то получается на трассе.


Вообще тема топлива весьма интересна для размышления. Каждая команда использует топовое топливо от своего поставщика — Mercedes от компании Petronas, Ferrari от Shell, Red Bull от EXXONMOBIL, Renault — BP/Castrol и т. д. Однако свои особые топливные смеси, например, Shell готовит исключительно для Ferrari — и клиентским командам они недоступны. Интересно, что стоит такое топливо настолько дорого (команды-партнеры обычно получают его бесплатно по спонсорскому контракту), что даже если бы оно было доступно, многие команды победнее просто не смогли бы его себе позволить. Например, Haas и Sauber, использующие моторы Ferrari, сказали, что такие расходы им не по карману, ведь исчисляются они несколькими сотнями тысяч долларов в год. А на каждую гонку топливные поставщики привозят своим командам в среднем по 60 бочек топлива объемом почти 80 литров каждая!


Ferrari потеряли, где не должны

Возможно, именно такой стоимостью можно объяснить, что в субботней квалификации команда Ferrari по какой-то причине не долила достаточно топлива в бак Кими Райкконена, в результате чего он не смог выехать на еще один быстрый круг на подсыхающей трассе и стартовал лишь с шестой позиции? Конечно нет. И Ferrari, и Red Bull не ожидали, что трасса начнет высыхать столь стремительно, и у них уже просто не было времени долить топлива. Так что оба Red Bull тоже стартовали издалека — с четвертого ряда. У Себастьяна Феттеля тоже было не все благополучно: он объяснил свой второй результат в квалификации тем, что ему не хватило… заряда в электрической составляющей двигателя.


Вообще квалификация прошла весьма неожиданно. На протяжении первых дней уикенда явными фаворитами были Ferrari, но перед третьим сегментом в Арденнах пошел дождь. Продлился он недолго, и к концу третьего сегмента трасса стала подсыхать, но пилоты все равно были обуты в промежуточную резину, и, по словам Льюиса Хэмилтона, на ней было весьма опасно. Но именно Льюис сумел продемонстрировать лучший круг по влажной трассе. А вот второй ряд неожиданно для всех заняли оба пилота команды Force India (RPFI). За ними расположились Кими Райкконен и Ромэн Грожан. Оба Вильямса стартовали 15-м и 16-м соответственно, а Сергей Сироткин в очередной раз переквалифицировал своего напарника по команде.

Во второй квалификационной сессии по сухому асфальту был также побит рекорд трассы Спа. Сначала в апреле этого года Porsche 919 Evo Hybrid под управлением Нила Джани преодолел лучшее время Льюиса Хэмилтона в прошлогодней квалификации, установив рекорд в 1:41.770 мин. А в субботу Себастьян Феттель показал 1:41.501. Это время на данный момент является абсолютным рекордом трассы.

Валттери Боттас во время третьей практики ненамеренно спровоцировал аварию со Стоффелем Вандорном, но поскольку из-за замены силовой установки и так стартовал из хвоста пелотона (по итогу 17-м), то получил от судей лишь предупреждение.

К моменту старта случились и еще некоторые перестановки на гриде. Так, была полностью заменена силовая установка у Карлоса Сайнса, что привело его к старту на 19-м месте; накануне также был заменен двигатель у Нико Хюлькенберга, он стартовал 18-м. Последним на старте оказался Стоффель Вандорн, который также был оштрафован за замену мотора.

Гонка. Все самое важное случилось на первом круге.

Итак, какой расклад мы имеем к началу гонки? Первый ряд — Хэмилтон и Феттель, и тут сразу понятно, что Ferrari сразу пойдет в атаку, а имея преимущество в скорости, обратит атаку в обгон. Вопрос был только в том, когда это произойдет, и не допустит ли Феттель очередной ошибки. Две розовые машины на втором ряду по сути лишь антураж, но он мог бы доставить некоторые неприятности обоим лидерам. Главные нападающие располагались далее: Райкконен, Ферстаппен и Риккардо явно претендовали на подиум и просто так его отдавать не собирались. Отсюда, с третьего и четвертого ряда стартовой решетки, можно было ждать серьезных атак. Далее, вплоть до 17-го места, все было относительно спокойно (у McLaren все дни были проблемы, так что Алонсо, скорее всего, не мог бы диктовать свои правила игры), а вот Боттас, Хюлькенберг и Сайнс собирались прорываться снизу вверх.


При этом шинная стратегия не отличалась разнообразием. Pirelli предлагали два варианта стратегии с одним пит-стопом: либо старт на Soft, либо на Supersoft. Третий вариант — применение Medium — сочли маловероятным. Предполагалось, что при старте на суперсофте пилот заедет на пит-стоп через 7-22 круга, а на софте — через 15-40 кругов (немаленький разброс, согласитесь). Первая десятка стартовала на суперсофте, далее все на софте, а вот Карлос Сайнс решил попробовать альтернативную стратегию и на старт выехал на комплекте медиум. Впрочем, Вандорн и Райкконен на первом своем раннем пит-стопе также переобулись в медиум. Но, по сути, это никому не помогло.

На схеме можно увидеть, что продолжительность смены на каждом из трех типов резины оказалась примерно одинаковой:


Старт гонки смешал все разложенные карты. Массовая авария привела к тому, что на трассу сразу же выехал автомобиль безопасности, но еще до этого сразу после первого поворота Себастьян Феттель сразу сумел обойти Льюиса Хэмилтона и выйти в лидеры. Несколько секунд фактически в один ряд даже шло четыре машины: Force India тоже не отставала, а Эстебан Окон предпринял красивую атаку, которая, правда, ничем не закончилась.

Но вот позади лидеров было настоящее месиво. Нико Хюлькенберг в совершенно не свойственной ему манере влетел в первый поворот на огромной скорости, стал резко тормозить, подцепил машину Фернандо Алонсо и в прямом смысле слова подкинул ее вперед на Шарля Леклера.


Именно в такие моменты и понимаешь всю необходимость той безопасности, на которой настаивают FIA и многие гонщики. Сложно предположить, чем бы закончилась эта авария для Леклера, не будь на его машине системы Halo. Фотографии, по крайней мере, выглядят очень неприятно. Кстати, Halo, выполненная из титана, выдерживает нагрузку до семи тонн.

За эту аварию Нико Хюлькенберг получил штраф в десять позиций на старте следующей гонки и три штрафных бала к суперлицензии, но одной только этой аварией дело не закончилось. Даниэль Риккардо въехал в Кими Райкконена, в результате чего оба пилота на поврежденных машинах отправились в боксы, а Валттери Боттас допустил контакт с машиной Сергея Сироткина. Контакт, кстати, аналогичный тому, что был у Сироткина с Пересом в Баку, и Боттас также получил наказание в пять секунд штрафа, добавленных к результату, и два штрафных очка. Теперь их у него четыре. Боттас в этом контакте пострадал сам — и тоже отправился в боксы, где заодно сменил комплект резины на новый суперсофт.

Дальнейшая гонка была прорывом двух пилотов — Боттаса и Ферстаппена — наверх пелотона. Риккардо, который задержался в боксах на замене заднего, разрушенного при контакте с Кими крыла, выехал с отставанием в два круга и также пытался компенсировать отставание, но на 28-м круге было принято решение сойти, чтобы к следующей в Монце гонке получить возможность «бесплатно» заменить коробку передач. Райкконен же сошел в самом начале, на восьмом круге, после проблем с рулевым управлением и заклинившим DRS.


Mercedes попробовали справиться с Ferrari за счет более раннего пит-стопа, но в Красной команде разгадали их тактику и зазвали Феттеля в боксы уже на следующем круге, так что Льюис не сумел получить преимущества за счет этого. Феттель все равно оказался первым, и даже разгон в слипстриме от Макса Ферстаппена не помог Хэмилтону достаточно атаковать впереди идущую Ferrari. Судя по анализу из боксов Mercedes, основные потери времени происходили у Серебряных стрел на разгонах после медленных поворотов. Исходя из этого, можно сказать, что трасса в Монце для них окажется более предпочтительна, чем в Спа.

Боттас в итоге установил лучший круг, но пилотом дня стал все равно Феттель.

Кто-то теряет, кто-то находит

Для Ferrari эта гонка вообще оказалась весьма успешной, несмотря на сход Кими Райкконена. Они не выигрывали на этой трассе с 2009 года, но важнее оказалось то, что и Ferrari, и Mercedes привезли сюда третьи обновления по двигателю, и их победу можно назвать во многом именно победой технологий. Чуть позже это подтвердил и Хэмилтон, сказав, что Феттель «пролетел мимо него, как будто меня там даже не было. Так что нам придется потрудиться теперь, чтобы догнать их».

Макс Ферстаппен сумел занять третье место на подиуме, что было довольно неожиданным результатом, учитывая все жалобы команды Red Bull на проблемы с машинами на бельгийской трассе.

Единственное, что важно отметить, это ту колоссальную разницу, которая разделяла на финише двух лидеров и остальные машины в пелотоне. Отрыв Хэмилтона от остального пелотона на последнем круге составлял порядка 20 секунд (и это с учетом того, что он «отпустил» Феттеля, чтобы не нагружать дополнительно новый мотор), а Феттеля — 30 с лишним секунд!

Удачной можно назвать гонку не только для Force India, которые сумели финишировать пятыми и шестыми и сразу набрать очки, стартовав с чистого листа, но и для команды Haas. Американская команда также финишировала дублем в очках, и теперь они вплотную подобрались к команде Renault, имея разницу лишь в шесть очков в Кубке конструкторов.


Что касается Сергея Сироткина, то он в этой гонке добился лучшего для себя результата в карьере пилота Ф1, заняв 12-е место.

Технический руководитель Williams Martini Racing Пэдди Лоу отметил, что этап в Бельгии сложился довольно удачно для команды: «Хороший день в Спа, без дождя, так что гонка не получилась сложной из-за погоды, хотя много инцидентов приключилось в первом повороте. Мы преодолели всю гонку обеими машинами, причем на хороших позициях. Мы придерживались стратегии с одним поздним пит-стопом и заменой шин с Soft на Supersoft, и она хорошо сработала. Мы смогли опередить Хартли и Вандорна и вплотную приблизиться к Сайнсу. Не будем отрицать: на фоне предыдущих результатов — такой финиш очень хороший итог для команды, с хорошим выступлением гонщиков. Последующие гонки будем основывать на этом».


Сергей Сироткин придерживается того же мнения, что и Падди Лоу:

«Гонка получилась успешной. Наш темп был близок к темпу соперников. В самом начале я боролся за очки с Sauber, и это показывает, что мы можем соревноваться с другими, причем не только благодаря удаче. Вероятность заработать очки — приятное чувство, но увы, мы их упустили. Мне очень понравилась пара кругов на старте, когда я контролировал темп и расход шин. По сравнению с обычными условиями наш темп был действительно хорошим. После пит-стопа все складывалось даже еще лучше. Мне не повезло опередить Toro Rosso на трассе, полтора круга я страдал из-за шин, и поэтому Карлос (Сайнс) прошел меня. В то же время я думаю, что в целом у нас был достаточный темп, чтобы сдерживать его позади. Сегодняшняя гонка получилась особенной по сравнению с тем, где мы обычно находимся, и из нее мы можем извлечь много положительного».

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии