Богатая пустыня. Зачем России пригодятся 10 млн кв. км её площади

Восточные проекты «Газпрома», в частности «Сила Сибири», подвергаются критике. Говорится, что российский газ будет слишком дорог для Китая, что сроки окупаемости запредельные, что в Германии строят дешевле и вообще лучше оставить регион как бесперспективный. Но критикуемые проекты — это не только коммерческие предприятия, это ещё и сегодняшний вклад в благополучие будущих поколений.

Новый центр

Восточная Сибирь и Дальний Восток (ВС-ДВ) регионы исполинские, вместе они занимают более 10 млн кв. км. Притом живут здесь всего 16 млн человек, то есть 11% всех жителей России. Даже зная эти данные, тяжело представить себе, насколько наш Восток пустынен, насколько сложен для освоения. Но, казалось бы, для чего его осваивать, если это дорого и энергоёмко? Встречаются даже радикальные предложения: переселить все 16 млн «в Россию» (мол, они и так туда уезжают), а земли отдать соседям.

Восточная Сибирь и Дальний Восток — регионы богатые, но богатства эти трудно извлечь. В первую очередь мешает отсутствие инфраструктуры, огромные расстояния между населёнными пунктами и малое количество производств. Если же мы решаем, что восточная часть нашей страны нам нужна, если мы считаем, что её богатствами должны распоряжаться наши потомки, то регион следует развивать. Создавать энергетические потоки, строить заводы, налаживать торговые пути в АТР.

Один из наименее заселённых, даже по меркам Дальнего Востока, районов — Республика Саха (Якутия). Здесь на 3 млн кв. км проживает менее 1 млн человек. При этом недра республики весьма богаты. Здесь создаётся Якутский центр газодобычи. Сейчас «Газпром» проводит проектно-изыскательские работы по обустройству Чаяндинского месторождения.

Чаянда содержит много ценнейшего гелия. Этот газ важен даже не столько в качестве товара, хотя цена его чрезвычайно высока — 5 тыс. долларов за 1 тыс. куб. м (к примеру, 1 т премиальных моторных масел стоит дешевле). Объём использования гелия — это важный показатель технологического развития страны. Он применяется в электронике, космической отрасли, медицине и т.п. Россия занимает первое место по запасам гелия, притом нерастраченным и практически неразработанным запасам — большая их часть как раз и сконцентрирована в ВС-ДВ.

В Иркутской области расположилось Ковыктинское месторождение (2 трлн куб. м газа) — также новый центр газодобычи в регионе. Газ с Ковыкты и Чаянды будет поступать в газотранспортную систему (ГТС) — «Сила Сибири». Её общая протяжённость — порядка 4 тыс. км. Сначала будет построен участок Якутия — Хабаровск — Владивосток. Основная критика как раз и разворачивается вокруг этого газопровода.

Объект критики

Камнем преткновения стала цена 1 км. В конце прошлого года «Газпром» объявил, что создание газопровода Якутия — Хабаровск — Владивосток потребует 770 млрд рублей. При длине в 3200 км это даёт порядка 8 млн долларов на 1 км (при цене доллара в 30 рублей). Правда, один из основных критиков, озвучивая эти данные, ссылался не на свои арифметические способности, а на тайные источники среди газпромовских проектировщиков. Наверное, для большей таинственности.

Особую пикантность придавало то, что траты были названы рекордными. Возможно, рекордными для «Газпрома», но не для мировых компаний. Почему бы нам не обратиться к зарубежному опыту?

Как правило, в контексте высоких трат вспоминают европейские газовые маршруты. Там, действительно, 3 млн долларов за 1 км уже считается чрезмерно высокой ценой. К примеру, 1 км газопроводов OPAL и NEL стоит немногим более 2,5 млн долларов. Но на территории одной только Якутии поместится 8,5 Германий. Собственно, весь Евросоюз — это полторы Якутии по площади. Плотность населения, развитость транспортных путей, расстояния — все это в Европе выгоднее, чем у нас. Да и вечной мерзлоты в Европе не наблюдается. Кроме того, ничего сколь-нибудь сопоставимого по масштабу в ЕС не строят.

Пожалуй, нам с вами стоит обратить свой взор туда, где есть похожие природно-климатические условия и масштабы строительства. Посмотрим на Северную Америку. В 2009 году TransCanada Corporation совместно с ExxonMobil объявили, что предварительная стоимость планируемого ими газопровода от севера Аляски до Альберты (Канада) составит 26 млрд долларов. При длине газопровода порядка 2740 км выходит, что стоимость 1 км равна примерно 9,5 млн долларов. Притом запланированная производительность — 41 млрд куб. м в год. Это ровно на 20 млрд куб. м меньше, чем у отечественного газопровода. Добавим сюда, что «Сила Сибири» будет проходить по сейсмически опасной территории, поэтому к трубам выдвигаются повышенные требования. Против строителей работают также непреодолимые логистические сложности — расстояния большие, транспортных мощностей мало. По всей видимости, не столь уж и странно на этом фоне выглядят 8 млн долларов за 1 км.

Решение китайского вопроса

Тогда возникает второй вопрос: а может, вообще не строить? Ведь, говорят, сроки окупаемости просто чудовищные — 30-40 лет! И то, если Китай будет покупать наш газ. Давайте разберёмся и с Китаем, и со сроками окупаемости.

Во-первых, Китай будет покупать российский газ. Его потребности растут стремительно, опережая буквально все прогнозы. Важным фактором становится замещение угольной генерации газовой и перевод транспорта на сжиженный и компримированный природный газ. СПГ — может быть решением, но дешёвого СПГ уже не осталось. Средняя цена вплотную приблизилась к средней цене российского газа, поставляемого в ЕС, — порядка 400 долларов за 1 тыс. куб. м. Новые экспортные проекты Австралии опираются на голубое топливо с высокой себестоимостью — такие проекты по определению не могут демпинговать. А в США многократно снизилось бурение на газ, то есть ни о каком американском СПГ, особенно дешёвом, говорить не приходится.

Кроме того, за западную часть Тихого и восточную часть Индийского океанов отвечает известный флот известной страны. Благодаря этому обстоятельству надёжность морских поставок энергоносителей оказывается под большим вопросом. А единственный выход в этой ситуации — трубопроводный газ. А здесь вариантов у Китая не так много.

Теперь о сроках окупаемости. Если мы говорим о чисто коммерческом предприятии, в котором основная задача — это продать газ, то 30-40 лет (так и быть, поверим, что критики правы) — срок нереальный. Собственно, с этой позиции никакого развития Восточной Сибири и Дальнего Востока России быть не должно. Но в том-то и соль, что создание газотранспортных мощностей на востоке нашей страны — это не чисто коммерческое предприятие. Его скорее следует называть социально-экономическим, и эффект от него рассчитан на десятилетия.

Собственно, люди, которые насчитали 30-40 лет, не учли, что с ценами на энергоносители за этот период может произойти всё, что угодно. Так, уже в конце этого года мировой газовый рынок могут ждать потрясения, которые вызовут повышение цен на голубое топливо. Впрочем, если смотреть с позиции государства, то даже 30-40 лет — это уже завтра. А заботиться об этом «завтра» следует сейчас.

Автор аналитик Института национальной энергетики.

 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии