- 20 мая, 2019 -
на линии

Анатолий Вассерман — о четвёртой экономической мировой войне: у нас неплохие шансы на реванш

Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин в Новосибирске на форуме «Технопром- 2013» спрогнозировал вероятность перехода к бесконтактным войнам, когда бои будут проходить без участия «традиционных» вооруженных сил. Но Россия не сможет оставаться защищенной в новых условиях ведения войны без перехода на шестой технологический уклад. В ходе форума «Технопром-2013» зампред правительства России объявил о разработке новой программы вооружений, учитывающей новые вызовы и угрозы.

В США давно пришли к выводу, что над ядерным государством можно добиться военного превосходства за счет новейших технологий, потому там разрабатывают концепцию «молниеносного глобального удара», создавая оружие на новых физических принципах, на скоростях, превышающих скорость звука от шести до 20 раз. То есть гонка вооружений не закончилась. С наступлением века ядерного оружия, многие прогнозировали, что ядерная бомба – это знак мира, что никто не будет рисковать собственной шкурой и, таким образом, войны прекратятся. Но иллюзии пацифистов столкнулись с необычайной изобретательностью американских разработчиков – беспилотники, которые уже есть на вооружении США, лишь малая часть «бесконтактного» оружия. Какой будет война нового тысячелетия? Анатолий Вассерман считает, что эта война идет уже сейчас.

– Дмитрий Рогозин на днях заявил, что война будущего – это именно бесконтактная война, Вы так же считаете?

– Прежде всего, отмечу, что бесконтактная война шла с 1946 г. Собственно, ее и прозвали «холодной» именно за то, что она проходила фактически без прямых столкновений вооруженных сил и противоборствующих сторон. И эта самая Холодная война, как известно, закончилась поражением нашей страны. Правда, поражение крайне редко бывает окончательным, и в нынешней четвертой экономической мировой войне, так же идущей бесконтактно, мы имеем неплохие шансы на реванш. Если, конечно, осознаем то, что с нами происходит, именно как войну – и соответствующим образом мобилизуемся. В Холодной войне мы проиграли, прежде всего, потому что не воспринимали ее именно как войну. Как известно, война и конкуренция отличаются от прочих видов соревнования тем, что в них сохранение существования других соревнующихся не считается обязательным условием. Это мы не осознали вовремя – что наш противник вовсе не считает наше сохранение нужным для себя, поэтому отнеслись к войне несерьезно и проиграли.

– Рогозин сказал, что мы не можем вести борьбу в этой очередной Холодной войне, если не перейдем на следующий технологический уровень?

– Полагаю, что Дмитрий Рогозин имел в виду другое, а именно то, что непосредственно в процессе боевых действий классического типа, когда противника разрушают непосредственным воздействием на него, а не косвенно через рынки и пропаганду, можно будет обойтись без людей, употребляя лишь какие-то технические средства. Да, это в значительной степени уже происходит, вспомним хотя бы американские беспилотники, с помощью которых американцы расстреливают людей в Ираке и Афганистане, как в компьютерной игре. Есть даже слухи, что некоторые компьютерные игры как раз и предназначены для того, чтобы отбирать людей психологически пригодных к ведению боевых действий в таком режиме.

– У нас на вооружении есть беспилотники?

– По части беспилотников мы пока отстаем от тех же американцев и от Израиля просто потому, что наши военные и конструкторы долгое время были сосредоточены на совершенно других направлениях военного проектирования. Но, насколько я могу сейчас судить, мы располагаем всем необходимым для того, чтобы своевременно сосредоточится именно на этом направлении проектирования и создать полноценные средства ведения боевых действий, не требующих прямого участия человека.

Технически это, конечно, довольно сложно, но напомню, что именно наша страна создала в свое время первый аппарат, совершивший посадку без участия человека. А именно это был корабль «Буран». И было это давно, мы на днях отмечали 25-летие первого и пока, к сожалению, последнего полета «Бурана». Так что, полагаю, у нас есть необходимые средства, даже если мы не будем их называть «шестым технологическим укладом», а обойдемся менее креативными терминами. Я, так же как и наши военные, не уверен в том, что это магистральный путь развития, ибо уже сам факт нашего нынешнего медленного, зигзагообразного, но все-таки возрождения, доказывает, что независимо от технологического уклада, верно старое правило – своей можно считать только ту землю, где прошли свои солдаты. Американцы понадеялись на свои бесконтактные средства, и в результате сейчас наша страна возрождается с такой скоростью, что самих американцев это уже пугает.

– То есть для нас непринципиален переход на шестой технологический уклад?

– Нет, нам переход на шестой технологический уклад все равно необходим. Потому что технологии – это не только война, это, прежде всего, мирная жизнь. Собственно, и экономическую войну мы проиграли именно в мирной жизни, а не в войне. Мы проиграли тем, что не освоили вовремя новое поколение технологий. Почему это произошло – отдельный разговор, но мы действительно с этим делом запоздали, к сожалению, упустили очень важный этап развития, но догонять стали, к сожалению, не оптимальным маршрутом. Так что осваивать новое поколение технологий нам все равно необходимо, но необходимо, в первую очередь, не по военным соображениям, а совершенно мирным. Нам это нужно не столько для сокрушения противника, сколько для улучшения нашей собственной жизни, и когда мы добьемся такого улучшения, мы опередим нашего противника так же, как на этом этапе развития он опередил нас.

– В США уже создают оружие на новых физических принципах, на скоростях, превышающих скорость звука от шести до 20 раз, разве мы можем что-то противопоставить этому?

– Насчет сверхскоростных ударов должен напомнить, что уже имеющееся ракетное оружие летает на скоростях заведомо многократно превышающих скорость звука, и, тем не менее, это оружие считается самими же американцами недостаточным для достижения их целей. Полагаю, это ощущение недостаточности сохранится и впредь, в сколь угодно отдаленном будущем, потому что чудо-оружия вообще не бывает. Как говорят, борьба брони и снаряда – вечна. Даже если они в какой-то момент создадут оружие, опережающее наши текущие возможности, это лишь значит, что мы постараемся в самом скором будущем нарастить эти самые возможности.

Самый лучший способ победить в сражении – это не начинать его. Да, конечно, классический рынок, который обеспечил Америке глобальное превосходство над всем миром, не безграничен по своим возможностям, более того, по моим расчетам, централизованное планирование станет выгоднее децентрализованного по всем показателям без исключения к 2020 г., поскольку опыт использования централизованного рынка у нас несравненно больше, чем у американцев. В этом противостоянии мы фактически гарантированно выигрываем, и, соответственно, они уже могут ощущать безнадежность своего положения. Но в любом случае, как показывает наш опыт, тот, кто остался в живых, еще имеет шансы на победу. А вот тот, кто попытается в надежде на технологическое превосходство начать войну, рискует навсегда лишиться шанса на дальнейшую борьбу. Поэтому я бы все-таки на месте американцев сосредотачивал силы именно на экономической стороне жизни, которой они в последние годы изрядно пренебрегают, и из всех видов хозяйствования «развивают» только денежную эмиссию. И я не исключаю, что на самом деле все эти американские рассказы об оружии шестого поколения порождены только тем, что по политическим соображениям американцы сейчас не могут обосновывать вложения государственных денег в экономику иными причинами, кроме военных.

– То есть гонка вооружений так и не прекратилась, нас ждет новый виток? Ведь когда создали ядерное оружие – суперсовершенное, то ожидали, что на этом и закончат, никто не захочет рисковать?

– Холодная война как раз и началась с появления ядерного оружия, когда стало ясно, что военная победа в классическом смысле невозможна, что победитель и побежденный окажутся в конечном счете в одной и той же могиле, тогда и начались поиски средств, позволяющих надеяться на сокрушение противника без риска ответного удара. Но, насколько я понимаю, такое сокрушение все еще остается невозможным, судя по тому, что американцы, хотя и подорвали нашу экономику, но сделали это такими средствами, что у них самих возникло немало проблем. И с этими проблемами они по сей день толком не разобрались. Так что, опять же, полагаю, что бесконтактная война – это все еще красивый лозунг, а не реальное дело. Даже война, вроде бы, идеальная оборачивается потерями с обеих сторон линии фронта.

Честно говоря, если бы я принимал решение за американцев, я бы уже сейчас вкладывал очень большие средства в развитие исследований по технологии перехода от рынка к плану. Пока исследования мои и моих коллег уже позволяют сделать вывод, что этот переход возможен безударным путем, чтобы никто не пострадал на этом переходе, а те, кому придется пожертвовать, получили взамен не меньше, а даже больше. Но в то же время, те, кто начнут движение по этому пути первыми, окажутся уже в новом плановом хозяйстве в значительно лучшем положении.

– Но такое изменение будет носить не только экономический характер для Америки, а скорее идеологический?

– Да, естественно, перемен будет очень много, но все эти перемены вполне осуществимы в этом самом безударном режиме.

– Это будет поражение либерально-рыночной системы в США?

– Да, это будет поражение определенной политической системы. Но поражение системы лучше поражения людей. В данном случае жертв на переходе не будет, если провести его грамотно.

– Все-таки Америка зародилась как держава именно с рыночной системой, эти два понятия как бы неразделимы. Есть ли Америка без такой системы?

– Сколько уже было цивилизационных переходов? Да, Америка сформировалась изначально как рыночное государство, тем более, она считается идеальным образцом рынка. Ну, так что? Россия зародилась в раннефеодальную эпоху, что совершенно не помешало стать ей страной капиталистической, потом социалистической и при этом, в общем, остаться самой собой. Я не желаю зла американцам, я буду очень рад, если они сумеют грамотно провести переход к централизованному планированию, и я даже не буду возражать, если они это сделают раньше нас и окажутся в лучшем положении, чем мы. Мы от этого перехода тоже немало выиграем. Все мои претензии к американцам обусловлены только тем, что тот хозяйственный уклад, который ими выбран сейчас, обрекает их на противостояние со всем остальным миром, в том числе и с нами.

Переход к централизованному планированию требует практически тех же технических средств, что и обсуждаемый нами шестой технологический уклад, это две стороны одной технической монеты. Поэтому переход к централизованному планированию автоматически, резко облегчит развитие и совершенствование нового технологического уклада.

Источник

Источник: http://www.nakanune.ru/articles/18333/
Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии