- 21 февраля, 2020 -
на линии
В движении
Автоспорт

Анастасия Нифонтова: "взять" Дакар.

Мы договорились встретиться с Анастасией Нифонтовой для интервью о «Дакаре – 2017», в котором она принимала участие, через некоторое время после финиша гонки и поговорить обо всем уже после того, как улягутся страсти и волнения.

Прошло больше двух недель, как Настя вернулась домой в Москву, — и вот я еду к ней на встречу в офис и одновременно торговый зал ее небольшого магазина-представительства Motorace X-Team/Husqvarna в Крылатском, которым они занимаются вместе с мужем Антоном Гавриловым.

Это не первое наше с ней интервью, и все равно каждый раз мне хочется спросить: «Как ты все успеваешь?». Семья, двое детей, работа, мотоспорт, «общественные нагрузки» в мотофедерации России и многое другое — при этом Настя не забывает еще и о своих различных увлечениях вроде кайт-серфинга.

Но сейчас мне гораздо интереснее другое: изменилось ли что-то для нее в мироощущении после «Дакара»? Бывалые спортсмены, неоднократно участвовавшие в этом изнурительном ралли-рейде, говорят, что финиш на «Дакаре» — уже победа. А тут девушка, на мотоцикле… Каково это?

— Это была серьезная планка, к которой я стремилась, — говорит Настя, — я хотела ее взять и доказать себе, что я могу, проверить себя на прочность. К тому же в 2015-м я участвовала в другом ралли-рейде – «Африка Эко Рейс», и после финиша мне многие говорили: «Африка» это не сложно, а вот «Дакар»!!!. Так что мне было интересно сравнить.

Мой знакомый автогонщик Марис Сауканс проехал несколько «Дакаров», в 2015 году ехал штурманом в «Африка Эко Рейс» с Антоном Григоровым. Он мне говорил: «Настя, не надо ехать на “Дакар”, это мясорубка», но я отмахивалась, думая, что Марис, как всегда, преувеличивает. А сейчас я понимаю, что он не утрировал.

Что мне дал этот «Дакар»? Я еще до конца не осознала. Колоссальный опыт, конечно. Но еще я удивляюсь тем внутренним ресурсам, которые во мне открылись и позволили пройти всю гонку до финиша. Раньше мне казалось, что «Африка Эко Рейс» — это изнурительный двухнедельный марафон. Но я не могла себе даже представить того, с чем столкнусь на «Дакаре».

— «Африка Эко Рейс» проходил по предыдущему маршруту «Дакара» — значит, дело не в сложности спецучастков? За счет чего тогда так отличается «Дакар»?

— Это целый «букет» причин. Маршрут не легче и не сложнее «Африки», он просто иной, т.к. проходит по Южной Америке. Сложности заключаются в другом. Например, на «Африке» я проводила в день на мотоцикле максимум 10 часов, а на «Дакаре» 10 часов — это минимум. Дольше всего я находилась в седле из-за форс-мажора: 19 часов. Тогда нам оставалось до бивуака порядка 100 км, но случился оползень и нас пустили в объезд. К тому времени уже стемнело, а 300 км пути пролегали то по горному серпантину, то по бездорожью. До бивуака я добралась где-то к двум часам ночи.

К тому же на «Дакаре» гораздо более жесткий регламент. Если ты не соответствуешь определенному уровню подготовки, ты просто не выдержишь. Многие спортсмены так стремятся финишировать, что не обращают внимания на серьезные предупреждения своего организма. Из-за этого случаются и трагедии. Иногда надо просто остановиться и сказать: нет, все, больше не могу.

— У тебя такое было?

— Да. Я даже взяла в руки телефон, чтобы позвонить Антону, но не было связи. А нажать экстренную кнопку, чтобы меня эвакуировали организаторы, не хватило духу. Я представила, как предстоит вызывать вертолет, грузить на него мотоцикл — это ж такой геморрой, проще уж доехать самой… И я поехала дальше. На самом деле, как я понимаю, мне тогда надо было просто услышать что-то вроде «Соберись, тряпка», и этого было бы достаточно.

— Когда это произошло?

— Это был второй день, жара, градусов 50, очень сложный СУ — километров 100 сплошного феш-феша (очень мелкий зыбучий песок, почти пыль), потом какие-то промоины, тяжелая навигация, и за эти 100 км я очень намучилась, плюс сильно, до тошноты, заболела голова, а предстояло еще километров 300 до финиша. Но я доехала, хотя и останавливалась пару раз у медицинских пунктов. Там мне давали какие-то таблетки, прикладывали лед, и я двигалась дальше.

На следующий день мы уже стали подниматься в горы, и как только температура спала, мне сразу стало легче.

— Как я понимаю, 2-й день для тебя был тяжел прежде всего психологически. А физически был более сложный этап?

— Очень тяжелым был 10-й этап — спецучасток на нем техничный, по камням, по руслам рек, навигация была непростая. По сути, это было два СУ с небольшой зоной нейтрализации между ними. На этот кусок у меня ушло часов 10 и, грубо говоря, даже присесть и отдохнуть было негде. Плюс опять же было жарко. В этот день сошел один из лидеров мотозачета Пабло Квинтанилла. Все думали, что у него проблемы с мотоциклом или что-то такое, но выяснилось — он просто не выдержал. И ты понимаешь, что если уж ребята такого уровня не выдерживают, то, наверное, это и впрямь непросто.

— Я слышала, что ты проходила специальную подготовку по пребыванию в разреженном воздухе. Что это за тренинги?

— На коммерческой основе у Олимпийского комитета можно получить так называемые «гипоксические палатки» и расписанный график тренировок. К палаткам подключается специальный генератор, который нагнетает разреженный воздух, с его помощью можно установить необходимую «высоту над уровнем моря». У программы тренировок определенный график — в этих палатках нужно спать, находиться определенное время днем — по нарастающей. Плюс здесь учитываются индивидуальные особенности каждого человека. Такие же тренировки проходили и участники команды «КАМАЗ-мастер».

Кстати, вполне возможно, что именно такие тренировки и помогли мне довольно спокойно перенести высокогорные участки маршрута и не страдать от горной болезни.

— У прохождения «Дакара» на мотоцикле есть какие-то плюсы?

— Основной плюс в том, что если ты упал, то есть шанс самому поднять свой мотоцикл. Ну и еще можно найти срезку между кочек или больших камней, где не пройдет машина. Но других плюсов нет. Ты все время скачешь на нем на ногах, двигаешь руками — занимаешься непрерывной физкультурой так, что сводит не только руки и ноги, но спину и шею. Сиденье неудобное, небезопасно опять же — ты сидишь непристегнутый, без каркаса безопасности, как у автомобилей, если что-то происходит — ты вылетаешь торпедой.

— А сколько весит твой экип и мотоцикл?

— Экип весит порядка 15 кг. Это обычная экипировка для ралли-рейдов — штаны, куртка, защита. Плюс термобелье. Мотоцикл — полностью заряженный с бензином — весит порядка 180–185 кг. Сухой вес у него 145 кг.

— Это твой мотоцикл?

— Нет, прокатный, и с этим был связан ряд проблем. Получалось, что все наши соперники в эту технику хорошо вкатаны, к тому же мотоциклы на них настроены, а мы ехали на усредненном варианте. Это отличные мотоциклы, которые делают вручную в спортивном подразделении Husqvarna или КТМ, но нам они были почти незнакомы. Первый раз на такой технике я выступала в прошлом году на этапах чемпионата мира в Чили и Марокко, но этого опыта совершенно недостаточно.

После успехов на международных соревнованиях страна заметила мои «рекорды», и на одной из встреч с министром спорта (тогда еще был Мутко) я пожаловалась, что нет никакой помощи от государства. Он пообещал помочь и спустя год в список госзакупки техники ДОСААФ для МФР включили один раллийный мотоцикл. Его, естественно, выдадут мне не насовсем, но все-таки будет возможность какое-то время на нем тренироваться и выступать. Поскольку разницы между мужским и женским мотоциклом нет, мы с Сашей (Александр Иванютин, также выступавший в зачете «Мото» на прошедшем «Дакаре») сможем тренироваться по очереди.

— У тебя была заранее проработана какая-то стратегия на прошедший «Дакар»?

— Нет, потому что до самого дня старта не было понятно, еду я или нет. После того как меня лишили лицензии по подозрению в допинге, я перелопатила кучу документации, так как на адвокатов денег не было, переписывалась с юристом из FIM, и в результате забрезжила возможность принять участие в «Дакаре». Я отправила еще кучу документов в Международную мотоциклетную федерацию и, скрестив пальцы, уехала в Южную Америку дожидаться решения. В Европе к тому времени уже начались праздники, офис FIM не работал. Невероятно стрессовая ситуация для меня, неизвестность — это хуже всего. И только в 5 утра накануне старта я получила подтверждение, что мне возвращают лицензию и я могу участвовать. Поэтому, когда я выехала на стартовый подиум, у меня было ощущение, что я уже финишировала. Уже победила. Так что вся стратегия была — доехать до финиша и остаться целой и невредимой.

— Как устроен быт на «Дакаре»? Где вы спали, что ели? Была ли возможность отдохнуть ночью по-человечески?

— В этот раз у нас все было просто отлично. Благодаря компании «Библио Глобус» — генеральному спонсору команды АМК Московской полиции — мы смогли себе позволить самую лучшую команду ассистанса. Нас поддерживала голландская команда HT-rally, у нас был отдельный трейлер с кроватями, душем и кондиционером. Был и минус — грузовик уезжал на следующий бивуак раньше, чем мы стартовали, поэтому приходилось выбираться из спальных мешков заранее. И еще надо было внимательно следить, чтобы не забывать вещи. А то один раз трейлер уехал, а Шурик оставил в нем свои кроссовые штаны. И очень обрадовался, что можно никуда без штанов не ехать. Но я отправила его к соседям брать штаны в долг вместо того, чтобы уснуть на диванчике!

Многие участники спали в палатках, и это, конечно, не отдых: в жару в них спать невозможно из-за духоты, а когда нас затопило, палатки вообще некуда было ставить. Автомобилисты спали прямо в машинах, а мотоциклисты как-то легли на настилах в столовой.

— Я читала, что основная еда на «Дакаре» — макароны, а напиток — кока-кола. Это правда?

— Да, самая распространенная еда —– мясо и макароны, т.е. белок и углеводы. На «Дакаре» так устроено, что обед и ужин проходят по расписанию, но за отдельным столиком круглосуточно раздают макароны, так что поесть можно было в любое время. Плюс обязательно кока-кола — глюкоза, кофеин и дезинфекция желудка. Видимо, это такая страшная химия, что выжигает внутри все вредное. И полезное, правда, тоже.

— А днем на лиазонах было время поесть или передохнуть?

— Это как раз к вопросу о том, чем так сложен «Дакар». График настолько сжатый, что если лиазон даже 600 км, то у тебя времени все равно впритык, все приходится делать в весьма интенсивном темпе. Во время дозаправки есть хоть какой-то шанс передохнуть. Там же можно было купить какую-то незамысловатую еду. Поэтому теперь, если удастся поехать следующий «Дакар», то я перед стартом постараюсь наесть хоть какой-то жирок, а то в этот раз я на нервах только похудела еще больше.

— Рассказывали, что на маршруте встречалось огромное количество животных…

— Да, много было барашков, лам, а в Боливии всю дорогу преследовали какие-то суицидные собаки, которые норовили броситься под колеса. Но самой большой проблемой были, конечно, зрители.

В Боливии они стояли вдоль дороги фактически на протяжении всего пути — не важно, спецучастки или лиазоны — размахивали флагами и приветствовали. Когда мы подъезжали к Ла-Пасу, за 35 км до въезда в город зрители уже стояли сплошной стеной вдоль дороги. С одной стороны, это очень приятно, но с другой — опасно, мало ли какая ситуация может возникнуть. К тому же невозможно было остановиться: тебя сразу начинали обнимать, зажимали в тиски, пытались сфотографировать, и вырваться оттуда было очень сложно. Один раз нужно было остановиться, чтобы надеть шлемы после проезда финишной арки, и мы выбрали с Шуриком более-менее спокойное место недалеко от полиции, но и тут нас фактически атаковали. Я понимаю, что надо уезжать, стартую, проезжаю несколько метров и чувствую, что у меня сзади кто-то сидит, вцепившись в мою куртку, и плачет. Кто-то посадил мне на мотоцикл ребенка, чтобы сфотографировать, а я в давке не заметила и уехала.

Но те же зрители очень часто помогали, и вообще люди были очень добрые и отзывчивые. На одном из заключительных этапов надо было преодолеть довольно бурную речку. Я не стала рисковать, спешилась, и тут набежали зрители и помогли мне его перекатить. И если б не они, я не знаю, как бы я справилась, потому что на середине реки я чувствовала, как мотоцикл просто утаскивает течением — масса-то большая.

— Некоторые участники жаловались, что в дорожных книгах было много ошибок. Это так?

— Я столкнулась с такими жалобами в тот день, когда много участников заблудилось. Я тогда проехала абсолютно правильно, потому что не торопилась и внимательно вчитывалась в книгу. Еду — и вдруг мне навстречу несутся сразу несколько мотоциклистов. Я одного остановила и спрашиваю: «вы, собственно, куда?». Он стал объяснять, что в маршруте ошибка, они уехали не туда и пр. А я понимаю, что у меня все четко бьется с маршрутом и других вариантов просто нет. Поэтому решила не обращать на них внимания и продолжила путь, только еще больше сбросила скорость. И у меня совершенно четко взялись все точки, и я приехала на финиш. На «Дакаре» важно быть внимательным.

— Итак, вы финишировали, гонка закончилась — что после этого? Спать?

— Сразу после финиша мы расположились в тенечке, ожидая, когда нам вернут мотоциклы из закрытого парка. Кто-то принес баночку пива, я буквально сделала два глотка –— и все, мой организм буквально размазало! Я легла на асфальт и некоторое время не могла шевелиться. А весь следующий весь день вместо планов посмотреть Буэнос-Айрес мы просто лежали без сил на кроватях у себя в номерах. И я даже как-то позвонила Шурику по внутреннему телефону в номер, он не взял трубку, а потом перезвонил через пару минут со словами «прости, я не мог повернуться — у меня так спину свело». Мне было чуть легче: Чагин разрешил пользоваться услугами их массажиста.

— У тебя на мотоцикле и на экипировке везде было написано «Московская полиция». Ты там служишь? В каком чине? Или это твои спонсоры?

— Нет. Я не служу в полиции и чина у меня нет. Мы с московской полицией сотрудничаем в направлении развития и популяризации автомотоспорта, работы с молодежью и детьми по безопасности дорожного движения. И полиция не дает нам денег, это просто Автомотоклуб, а все наши гонки поддерживают спонсоры — частные компании, которые выделяют деньги на соревнования. В этот раз это был «Библио-Глобус», за что им огромное спасибо!

— Как говорят: «Тебе понравилось? А еще поедешь?». Вот ты бы еще поехала на «Дакар»?

— Да, но только надо уже готовиться с пониманием того, что я там увидела — готовиться серьезнее, тщательнее, дольше. Но окончательно по планам будет понятно позже, после плановой встречи с руководством автомотоклуба и спонсорами. Очень хочется на «Дакар» еще раз — на этот раз с четкими задачами и открытыми глазами.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии