- 15 августа, 2020 -
на линии
В движении
Главная тема. 24 часа Дайтоны

Открывая Дайтону

30-31 января на американском «Daytona Speedway» состоится знаменитый марафон «Rolex 24h at Daytona”, в котором примет участие российская команда SMP Racing.

Мы предлагаем вместе с нами пройти несколько шагов по истории гонки.


Гоночный сезон – понятие относительное. Автоспортивные серии могут брать необходимый перерыв – для восстановления сил, введения новых регламентов или постройки более современных автомобилей, но сам по себе гоночный сезон не прекращается. Лето перемещается в зависимости от географии, поэтому если в Москве январь и лютая зима, то где-то еще может быть прекрасная погода: самое время для гонок.

Флорида, США – подходящее место. Там тепло, солнечно и пальмы. К тому же американцы умело возводят автогонки на недосягаемый уровень культа. Американские зрители пристально следят за происходящим на автодромах и за их пределами, знают все про пилотов, их семьи, их домашних животных, их пристрастия и их фобии. И что говорить – Америка полностью автомобильная страна. Уровень автопромышленности, стоимость бензина и ширина дорог – отличный стимул для развития автоспортивных пристрастий.

Надо отдать должное: американцы умеют устраивать шоу. Возникнув почти на полвека позже знаменитого Ле Мана, гонки в Дайтоне сумели стать не просто интересным событием, но и занять свое особое место в списке культовых соревнований. «24 часа Дайтоны» - гонка из разряда тех, про которые каждый пилот уверен, «что ее надо проехать хотя бы раз в жизни» - так же как Ле-Ман, Спа и Нюрбургринг. И, да, мы не говорим сейчас про Формулу 1 и трассу в Монако. Это отдельная история.

«Дайтона» - имя собственное. Именно так, в соответствие с географическим положением, называется местный автодром – Daytona International Speedway, расположенный на Дайтона-Бич в двух шагах от международного аэропорта и в четырех от побережья Атлантического океана.

«Дайтона Спидвей» практически никогда не пустует. Огромный комплекс, способный вместить свыше 100 тысяч зрителей (только в пересчете на сидячие места) и несколько трасс под разные типы гонок, всегда забит зрителями и участниками. Самое популярное событие на Спидвее в Дайтоне - это, безусловно, НАСКАР. Но самое крутое – это гоночный марафон «24 часа Дайтоны», который вот уже на протяжении более 50 лет является не только первым в календаре всех главных гонок Америки, но открывает и мировой гоночный сезон. И происходит это на стыке двух зимних месяцев – января и февраля.

«Rolex 24h at Daytona” - «24 часа Дайтоны»

Впервые соревнование, ставшее затем 24-часовой гонкой, было проведено в Дайтоне в 1962 году. Тогда это было трехчасовое состязание «спортивных автомобилей». История сохранила тот факт, что первым победителем стал Дэниэль Гёрни, пилот Формулы 1, известный еще и тем, что ввел моду обливаться шампанским. В тот раз он управлял автомобилем Лотус 19, который был точной копией автомобиля Стирлинга Мосса 1960-го года. Гёрни сумел легко обыграть всех многочисленных участников и получить достаточно форы по дистанции, когда у него отказал мотор. Правда, Гёрни все равно выиграл, хотя без хитрости здесь не обошлось: заглохшую машину он просто скатил по наклонному овалу через финишную прямую. С тех пор в регламенте прописали, что для получения классификации автомобиль должен пересечь финиш своим ходом.


В течение двух лет дистанция гонки была увеличена до 2000 км, что равнялось примерно половине марафона в Ле-Мане; это было смелое решение, т.к. большинство соревнований сводилось к общему знаменателю в 1000 км. Ну а еще через 2 года, в 1966-м, «Дайтона» пришла к своему современному формату: 24 часа. С тех пор этот марафон и ведет свою историю – правда, с небольшим перерывом, причиной которого стал энергетический кризис в Америке в 1972-1974-х годах.

За всё время название гонки менялось несколько раз – но лишь потому, что менялись партнеры. С 1991 года титульным спонсором гонки стал Rolex, и с тех пор марафон стал называться «Rolex 24h at Daytona”, а победители во всех классах получать стальные часы Rolex Cosmograph.

«24 часа Дайтоны» это не обособленное мероприятие. Как и марафоны в Ле-Мане, Спа и на Нюрбургринге, являющиеся частью крупной серии, так и Дайтона входит сейчас в американскую серию Grand-Am и открывает сезон.

Grand Am ведет свою историю с 2000 года и старается придерживаться демократических принципов: в том плане, что стремится контролировать расходы команд (чтобы те у кого есть возможность, не задирали бюджеты) и плотность машин в пелотоне - в отличие от той же Формулы 1. Но «24 часа Дайтоны» не типичное для серии соревнование. Здесь другой состав участников и присутствуют дополнительные классы в регламенте. Например, в категорию прототипов «Дайтона» добавила и европейские LMP2 – чтобы привлечь спортсменов из Европы и повысить зрелищность. Но не будем лукавить: слава Ле-Мана сыграла в этом тоже не последнюю роль.

«24 часа Дайтоны» вместе с «24 часа Ле–Мана и 12 часов Себринга входит в неформальную "Тройную корону гонок на выносливость", однако пока еще никто из спортсменов эту корону завоевать не смог.

Есть у этого марафона и свои отличительные черты.

Особенности гонки

Первая и самая главная особенность заключается в конфигурации трассы. Только здесь гонка проводится на треке, который состоит из комбинации классического американского овала и традиционной кольцевой трассы. На одной из длинных сторон овал прерывается шиканой, а на другой – включает в себя секцию инфилда с двумя шпильками. Дистанция трассы равна 3, 56 мили или 5728 метров.

По словам российского гонщика Романа Русинова, выступающего за команду G-Drive Racing, в местах стыка овала и инфилда скорость автомобиля приходится сбрасывать сразу многократно. Так, если максимальная скорость на овале достигает на прототипе класса LMP2 320-330 км/ч, то при переходе на внутреннюю часть трассы приходится тормозить до 60-70 км/ч. К тому же определенной помехой является и разница градуса наклона полотна: внутренняя, кольцевая часть – плоская, а овал расположен под углом порядка 30 градусов.


В отличие от большинства европейских трасс «Дайтона Спидвей» хорошо освещается в темное время суток. Это является безусловным преимуществом.

А вот к разряду недостатков (и прежде всего касающихся безопасности), можно отнести необычную для Европы (но совершенно типичную для Америки) схему расположения пит-лейна. Если в Европе (да и в других странах мира), зона питлейна отделена от гоночного полотна пит-воллом – бетонной стеной с дополнительным ограждением-сеткой – то в США их разделяет лишь небольшой газон, так что в случае аварии на трассе автомобиль вполне может прилететь в зону пит-стопа команды. Зато вот сама зона пит-стопа разделена с боксами бетонным барьером, который пилотам приходится перепрыгивать каждый раз, как они меняются сменами.


Тот же Роман Русинов, который участвовал в «24 часа Дайтоны» в 2014 году, сказал, что каждый раз, когда он перепрыгивал барьер, он опасался повредить ногу, что для пилота было бы катастрофой.

Кстати, и боксов как таковых на американских спидвеях не предусмотрено – здесь их заменяют палатки и специальные сборные наблюдательные посты для руководителей команд. А в том случае, если автомобилю требуется какой-то ремонт, его приходится откатывать в тех.зону, расположенную в глубине овала, что подразумевает дополнительную потерю времени, столь важную в гонке.

Особенности регламента

«24 часа Дайтоны» - единственная гонка в истории, в которой в очной борьбе встречаются автомобили из европейских и американских гоночных серий. К тому же она объединяет на одной трассе как прототипы, так и кузова уровня GT.

Основная задача регламента была «примирить» между собой автомобили из различных серий и сделать это так, чтобы никто не пострадал. Речь идет, безусловно, о машинах, соревнующихся в рамках одного класса, как, например, представители американской серии Grand Am и европейской серии WEC. Кстати, прототипы LMP2 участвуют в «Дайтоне» только начиная с 2014 года. О классах и типах автомобилей я расскажу в отдельном материале.

Одной из особенностей регламента, непривычной для европейских команд, стало отсутствие ограничения на максимальное количество комплектов шин. По сути, если позволяет бюджет и время, их можно менять хоть каждые полчаса. В Европейских гонках – наоборот: резину приходится экономить и порой выезжать на уже использованном комплете.

Для разных типов автомобилей предусмотрены разные шинные производители. Прототипы, например, едут на Continental, а автомобили класса GT – на Michelin.


Сергей Злобин, трижды принимавший участие в “24 часах Дайтоны» (в 2001, 2002 и в 2014), а ныне являющийся спортивным директором SMP Racing, рассказал, что Continental стал не самой удачной резиной для гонок: твердые и жесткие, они плохо прогреваются, а при низких температурах вообще становятся похожи на пластик.

К тому же по регламенту запрещены так называемые «грелки» на колеса – приспособления, позволяющие повысить температуру шин перед стартом.

А вот российский пилот Михаил Алешин, выступающий за команду SMP Racing и принимавший участие в «Дайтоне» в 2014 году и заявленный в экипаже команды в 2016-м, рассказал, что вся основная борьба в этом 24-х часовом марафоне происходит фактически на последнем часу гонки. И если на протяжении первых 23-х часов ты сумел удержаться в том же круге, что и лидер, то у тебя есть все шансы победить.

Причина тому – частое появление на трассе автомобиля безопасности, который выходит не только в случае аварии, но и даже если на полотне появляется какой-то мусор. Как минимум несколько кругов, которые проводит автомобиль безопасности на треке, дает возможность всем участникам собраться на минимальном расстоянии друг от друга, и дальше уже вопрос в том, кто как использует свой шанс после рестарта.

Чтобы можно было составить предварительное представление об этом соревновании, я предлагаю посмотреть 15-минутный отрывок из ролика, который снял во время «24 часов Дайтоны» заводской пилот General Motors Томми Милнер. Он установил на собственном шлеме видеокамеру, благодаря чему зрители смогли увидеть день гонщика, выступающего на 5,5-литровом купе Chevrolet Corvette C7.R.

Русские в Дайтоне

Дайтона впервые покорилась русским спортсменам в 2001 году. Первооткрывателем стал Сергей Злобин, который выступал в том году за команду MasterCar S.R.L.

На следующий год Злобин вернулся в Дайтону, но не совсем так, как представлял себе: запланированный русский экипаж не сложился – двое из пилотов (Роман Русинов и Андрей Селиванов) не получили визу. А те, кто в итоге добрался до Дайтоны (Сергей Крылов и Антон Смекалкин), не сумели пройти квалификацию из-за технических проблем. В итоге Сергей Злобин опять оказался единственным русским, принявшим участие в марафоне.

Следующий «русский заход» в Дайтону произошел только 12 лет спустя. В 2014 году команды SMP Racing выставила на гонку Ferrari 458 Italia со смешанным экипажем, в котором ехали Борис Ротенберг, Сергей Злобин, Михаил Алешин, Мика Сало и Маурицио Медиани. Тогда команда сумела подняться на подиум, но впоследствии из-за штрафов была дисквалифицирована до четвертого места.

В том же году в Дайтоне выступал и Роман Русинов на прототипе LMP2 в составе команды Oak Racing. Из-за возникших у автомобиля технических проблем с генератором, экипаж в первой половине гонки опустился на одну из последних позиций в турнирной таблице, но затем сумел отыграть упущенное и финишировать на 8-м месте в общем зачете и на 6-м в классе.


В этом году в Дайтону вновь едет команда SMP Racing – на этот раз уже с двумя автомобилями: прототипом BR01 класса LMP2 собственного производства, который уже проехал в этом году несколько гонок в Чемпионате мира по эндурансу (WEC) и в серии ELMS; а также с совершенно новой Ferrari 488 GTE.

Сергей Злобин тоже вернется на “Дайтона Спидвей», но уже в качестве спортивного директора команды SMP Racing. Интервью с Сергеем Злобиным перед стартом гонка 24 часа Дайтоны вы сможете прочитать в ближайшие дни.

Мария Мельникова


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии