- 16 декабря, 2018 -
на линии
Культпульт
Пульт планеты

На первый каминг-аут пост-советской элиты. Поздравление Латвии

Министр иностранных дел Латвийской республики Эдгарс Ринкевич заявил: он горд тем, что он гей. Именно по его инициативе ранее был запрещён въезд в Латвию артистам И. Охлобыстину и М. Пореченкову.

...Перед нами — первый каминг-аут в истории пост-советской политической элиты. Ранее не признавались даже те, про кого все знали. Но, очевидно, настало время вводить в Прибалтике нормы толерантного законодательства. Как выразился тот же Ринкевич, "в Латвии нужно создать правовое регулирование для всех видов партнерских отношений, и он готов за это бороться".

...Нельзя не вспомнить, как это всё начиналось. Я это начало крестового похода к ценностям видел лично. 
Десять лет назад Европа повелела провести в г. Риге первый гей-парад. Гей-актив Скандинавии, курирующий Латвию, решил пойти дальше и устроить гей-богослужение в старинной англиканской церкви. Тем более что у него имелся и пастор — бывший лютеранский многодетный проповедник, лет в сорок с чем-то внезапно открывший, что его тайные наклонности благословенны, и перешедший в радикальную атаку на гомофобный мир.
Узнав о запланированной "службе", в Риге взбеленились все. Католики, православные, баптистские "алилуйя-помолимся-пожертвования" сектанты, скины и т.п.
С утра исторический центр города (кто бывал, тот в курсе, что он невелик) был оцеплен чуть ли не всей полицией державы, а по центру носились тысяч семь-восемь очень злых граждан и спрашивали друг у друга, откуда эти (вымарано цензурой) пойдут, чтобы (вымарано цензурой) молиться.
Полиция поступила хитро: оцепила англиканскую церковь тройной цепью и заборами, а потом быренько подвезла гей-парад на двух автобусах. Гей-парада было человек сто, из них практически все завозные скандинавские любители острых выездных ощущений в нарядных костюмах. Плюс, конечно, местный пастор. 
Под крики оскорблённых туземцев они прошествовали к местной церкви, взошли на ступени, показали туземцам торжествующий фак влево и вправо и вошли внутрь. Двери закрылись.
Что было дальше, видела только пресса. Престол был накрыт ЛГБТ-стягом, и пастор прочёл молитву от имени всех туземцев с просьбой "простить нам грех гомофобии и все прегрешения наши перед нашими братьями геями и сёстрами лесбиянками". Скандинавская публика, в определённой степени ощущавшая себя варягами в землях балтов, веселилась и не то чтобы слушала проповедь — для неё последняя имела значение только как очередной взятый рубеж равноправия.
Был довольно грандиозный скандал. Тогда казалось, что общественность высказала своё мнение чётко, однозначно и навсегда.
Общественность отдельно взятой младоевропейской республики ещё понятия не имела, что она попала под каток. Что ей постепенно, через обязательное добровольное участие в разного рода просветительских и информационных программах, мытьём и катаньем, любыми способами пришьют полный комплект европейских ценностей. Сделав из длинного списка политкорректностей, естественно, одно исключение: русских и Россию можно будет ненавидеть и далее. 
И каток потихоньку работал.
Гей-парады и не думали прекращать: они проходили под лучшей охраной, нежели визиты кого-нибудь из Вашингтона. Что до гомофобных туземцев — то их, фертильное поколение, крепко вымело за десятилетие по различным гастарбайтерским маршрутам. Страна потеряла около трети трудоспособного населения — а те, что остались, к пассионариям никак не относились.
В 2011, кажется, году в детских садиках внезапно появились книжки "День, когда Рута стала Рихардом" и "День, когда Карл стал Карлиной". Был опять скандал, но уже какой-то неубедительный. Вялый.
Ну а сейчас завершается 2014 год. Каток европеизации завершает по бывшей советской республике последние проезды.
Объявление министра означает, что республика отформатировалась достаточным образом и готова к принятию европейских базовых норм. Это, разумеется, ни минуты не означает, что она приблизилась к т.н. "европейскому уровню жизни". Это означает лишь, что первоначальные двигатели, на которых местная элита отгоняла республику от России, преодолевая естественное притяжение — отработали и могут быть отброшены. Поначалу все пост-советские республики кормят, напомним, образами некоего архаичного вышиваночного рая с немного сельскими чертами — рая традиционных ценностей, уничтоженного большевистской монгольской Россией, к которому надо вернуться.
Этот рай — первая разгонная ступень. Он необходим, чтобы без писка и даже радостно провести в европеизируемой постсоветской республике деиндустриализацию и тихо распилить производства.
Далее начинает работать основной двигатель — обычный европейский страх. Постсоветские республики начинают кормить хищной империалистической Россией с беспределом вместо ценностей, которая в любую минуту придёт и всё отнимет.
В этот период уже очень ко двору насаждение максимального числа "меньшинственных идентичностей". Ибо чем более маленьким и угрожаемым меньшинством будет чувствовать себя житель пост-советской республики, тем больше он будет за себя бояться и тем больше будет ценить любой уклад, хранящий его от (пусть даже вымышленных) опасностей. 
Не стоит забывать, наконец, и о банальных потребностях европейского гей-сообщества, которому так же необходим ласковый "гей-френдли" курорт в Восточной Европе, как обычной Европе необходим Таиланд. 
Так что перед нами — несмотря на локальность и комичность события — завершение целого этапа культурной трансформации. Насколько она серьёзна — жители той же Латвии поймут лишь, когда их по британскому образцу начнут закрывать на полгода за "гомофобные твиты".
...И кстати. Как нам сообщают новостные агентства, в 2015 году именно в Риге, городе первого каминг-аута, пройдёт "самый крупный в истории Восточной Европы прайд".
Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии