- 16 декабря, 2018 -
на линии
Культпульт
На экранах

Конкретная человечность с ружьём. Некритические заметки о фильме «Битва за Севастополь»

Я не хочу гадать, как в школьном сочинении, «что хотели сказать нам авторы своим произведением».

Я, в принципе, готов согласиться с формальными упрёками в адрес фильма «Битва за Севастополь» — и относительно чисто маркетингового и потому бессмысленного названия, и относительно «плохо нарисованных самолётов», и относительно кое-каких фактических несуразиц и домыслов, и относительно некоторых спорных трактовок исторических фактов и явлений. Впрочем, об этом вы уже успели поговорить с моим коллегой Евгением Супером.

Нет, давайте сегодня о другом: не о том, что «хотели сказать авторы», а о том, что на самом деле есть в фильме «Битва за Севастополь».

***

…Что мы можем сегодня сказать о Войне?

Что мы можем сказать о Великой Отечественной друг другу — люди, не видевшие её и что-то знающие о ней по пересказам из третьих рук?

Что мы можем сказать о главном Событии своей истории — Событии, которое сделало нас таким народом, каким мы должны пытаться быть?

Что мы должны знать и повторять друг другу о той Войне, чтобы суметь ещё раз победить, когда вот-вот придётся?

Начнём с того, что Великая Отечественная сегодня, в XXI веке, для нас — не набор Исторических Фактов, а большая Историческая Правда (понимаете разницу?). То есть — миф. В том понимании миф, что именно он лежит в основе нашего историко-культурного самоопределения, именно в нём заложены исчерпывающие ответы на вопросы «кто мы», «зачем мы», «что делать» и «что такое хорошо».

Благодаря поколению победителей и всем предыдущим поколениям наших предков основополагающий миф нам придумывать не надо — сделанная ими реальность и есть миф, который величественнее любой сказки. Этот реальный миф надо просто знать наизусть и постоянно себе повторять — для этого, собственно, и есть искусство, а не вовсе для творческого самовыражения, как нам тут рассказывают. Искусство — это пересказ друг другу из поколения в поколение на разные лады притч по мотивам нашего главного мифа.

***

Так вот. Фильм «Битва за Севастополь» — это оно и есть.

Это притча о том, кем надо быть, чтобы стать победителем. Ответ несложный: оставаться человеком, даже если в объективных обстоятельствах куда удобнее им не оставаться.

Все советские герои «Битвы за Севастополь» — Люди. Каждый из них доходит до рубежа, за которым можно уйти из Людей — и это будет как бы мотивированно и простительно. И каждый их них остаётся на этой стороне, по эту линию фронта между Добром и Злом. Каждый. Кстати, не сам по себе: каждого из них от этого рубежа за шкирку оттаскивает другой советский человек — друг, командир, любимый или первый встречный. Обратите внимание: не жизнь спасает, а принуждает остаться человеком, который звучит гордо.

Потому что твои люди, твой дом, твоя земля, твои нравы, обычаи и ценности — это и есть Родина. За это мы умираем. И убиваем — но только за это, а не по прихоти: «Благородная ненависть наша рядом с любовью живёт». И девочка, читающая красноармейцам симоновское «Убей его!», — это, конечно, никакая не толерантность и никакой не абстрактный гуманизм. Это конкретная человечность. Настоящая.

«Война — это такая жизнь» — одного только этого нравственного императива с ударением на слове «жизнь» достаточно для того, чтобы фильм «Битва за Севастополь» считать не зря снятым.

И он снят не зря.

***

Кстати, обратите внимание, когда будете смотреть: всё, о чём с нами говорят авторы и герои фильма, как родное рифмуется со смыслом и содержанием русской советской культуры вообще. Вот и Высоцкий с Горьким и Симоновым, помните, у нас с вами как-то незаметно к рассуждениям и пришлись. И вот что показательно: показавшаяся многим зрителям чересчур навязчивой и хитросплетённой «любовная линия» — это как раз насильственный голливудско-блокбастерный имплантант (типа, для маркетинга так положено).

Там много чего ещё есть — и чтобы порадоваться, и чтобы усомниться. Как по мне, так «американская» линия в сюжете — вообще чуть ли не отдельная песня. А один только факт украинского (пусть и домайданного) участия и в содержании, и в «мове», и в производстве — и особенно с учётом всего вышесказанного — очень своевременен и полезен для внятного понимания «кто мы».

Так что плохо нарисованными самолётами и прочими помарками в данном конкретном случае позволительно, я так думаю, пренебречь. В другой раз лучше нарисуют, нашли тоже проблему.

…И напоследок — пара любопытных фактов. Бюджет «Битвы за Севастополь» — 4 миллиона, если в долларах. Это меньше половины от «Батальона» и чуть больше смехотворных 10% (Десяти Процентов!) от «Сталинграда». Зато в титрах нет ни одной (ни одной!) фамилии из привычной самопровозглашённой и самовоспетой «киноэлиты». Что-то мне подсказывает, что это и есть самая надёжная гарантия успеха.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии