- 23 июня, 2017 -
на линии
Культпульт
На экранах

Капитализм и Глобальное Зло. Рецензия на «Мстителей-2»

Выражение «либеральный фашизм» у эстетов принято считать истеричным и бессодержательным.

– Как фашизм может быть либеральным? Что общего может быть у идеологии прав человека с фашизмом?

Действительно – как?

То есть мы можем на пальцах указать на то, что и в том и в другом случае отчётливо много убивают, но как доказать эту связь?

Вы ещё помните, что Россия и эбола (кстати, как там она?) входят в тройку самых больших опасностей для мира совместно с ИГИЛ?

И ещё недавно выпущенный Путиным Ходорковский сказал, что «Путин демонстрирует неспособность принять современную парадигму развития цивилизации: важны люди, ценности, знания, а территории и государства вторичны».

Чтобы получить приблизительное представление о том, что это значит, не нужно читать много умных книг – вполне достаточно и легкого попсового зрелища.

Я говорю о крайнем фильме вселенной «Марвелл» – «Мстители-2».

Вообще вся серия этих фильмов – более чем знаковая, а само изобилие этого жанра на экранах – верный признак того, что в американском обществе назрела серьёзная дискуссия на тему этики. Вышеуказанные фильмы – попытка эту дискуссию осмыслить и дать свой ответ на современные американские этические вызовы.

Каждая цивилизация познаёт себя и объясняет себя самой себе по-своему. Кто-то при помощи писателей-моралистов, как Гюго или Достоевский. Кто-то при помощи поэзии Гёте и классической философии. Кто-то – при помощи комиксов.

Давайте посмотрим, как американская цивилизация объясняет себя самой себе, какие этические вопросы решает.

Фильм начинается со сцены штурма замка Злодея в некоей восточноевропейской стране. Американские роботы летают по этой самой восточноевропейской стране и сообщают людям, что они им не враждебны. Восточноевропейские люди пытаются повредить американских летающих роботов.

Налицо проблема недопонимания между американской цивилизаторской миссией и человечеством, воплощённым в виде населения восточноевропейской страны. Это недопонимание порождает конфликт.

Этот конфликт, помимо восточноевропейского населения, имеет ещё и элитную грань. В виде восточноевропейской элиты выступают мутанты-близнецы – брат и сестра.

Когда они были маленькими, их родителей убило снарядом производства летающего миллионера Тони Старка, а вторым чуть не убило их самих. Это печальное стечение обстоятельств привело к тому, что близнецы обиделись на летающего миллионера.

Однако в процессе развития сюжета близнецы вступают в союз со Старком, чтобы спасти человечество от

Окончательного Ужасного Зла:

…Странно, но это ужасное окончательное зло создал тот же самый Старк при попытке разработать искусственный интеллект, который защищал бы всё человечество от опасностей. Вместо спасительного ИИ получился электронный ваххабит по имени Ультрон, который решил спасти мир методом уничтожения человечества, которое, по его мнению, перестало эволюционировать. Собственно весь фильм — это история борьбы с этим технорадикалом.

Простота решения этого этического конфликта просто поражает. Поражает до такой степени, что хочется просто всплеснуть руками.

Итак, персонифицированный американский либеральный капитализм делает деньги на том, что продаёт оружие, которым уничтожаются некие условные восточноевропейцы. На вырученные деньги и при помощи технологий, которые ещё его отец «позаимствовал» у своего друга — умершего в нищете русского инженера (см. «Железный Человек – 2»), капитализм создаёт себе железный летающий костюм, с помощью которого защищает тот порядок вещей, который сделал его миллионером. В этих условиях привлечь на свою сторону «восточноевропейцев» было бы абсолютно невозможно. Это как если бы после Второй мировой войны с нашими дедушками и бабушками пытался кокетничать Фердинанд Порше.

Конфликт разрешается внесением в картину Безусловного Зла, для борьбы с которым требуется объединить усилия.

Невозможно не заметить, что биография Ультрона из комикса сильно напоминает биографии таких замечательных феноменов как «Аль-Каида» и ИГИЛ.

И то, и другое, и третье было создано для неких условно благих целей — защиты народа Афганистана от порабощения Советами, Ливии от диктатуры Каддафи, планеты от всего подряд. И всё созданное либеральным капитализмом превратилось в Глобальную Угрозу Человечеству, перед лицом которой все должны объединиться под началом того, кто всё это натворил.

Якобы нечаянно.

Якобы.

В американском фильме 1943 года «Миссия в Москве», рассказывающем о событиях перед началом и в начале Второй мировой войны, в финале есть сцена, в которой измученные люди разных стран, шатаясь, продираются сквозь туман к Граду на Холме — Вашингтону. Именно так Голливуд видел выход и главный результат идущей тогда войны.

В этой связи стоит также вспомнить роль семейства Бушей в финансировании НСДАПи выйти, наконец, на финишную прямую наших наблюдений.

Что же общего между либерализмом и фашизмом? Ведь идеологически они прямо противоположны.

Якобы.

Правда, записные либералы время от времени выстреливают чем-нибудь вродеслучайного: «Мы по инерции числим их оппонентами, а они — окружающая среда. И сходные внешние признаки — типа наличия пары рук и ног, носа, очков, прописки и умения пользоваться айпадом — не должны отвлекать нас от этой суровой сути дела».

Но ведь они же противоположны, либерализм и фашизм, да?

Идеологии вроде бы разные, а объект ненависти всё тот же.

Объект ненависти — мы.

Либерализм и фашизм объединяет стоящий у них за спиной истинный исторический субъект — капитал. Капитал как историческая сила. При помощи фашизма он сокрушает сопротивление других исторических сил и субъектов, при помощи либерализма обеспечивает и сохраняет собственное доминирование.

Ненависть и либералов и фашистов к России — это всего лишь холопское отражение той ненависти, что испытывает их господин к тому, что стоит между ним, властью и прибылью.

Что в этой связи нас ждёт — вполне чётко описано в «Мстителях»: мы должны исчезнуть где-то в суматохе схватки капитализма с Глобальным Злом, созданным самим капитализмом и как-то случайно вышедшим из-под контроля.

Якобы случайно.

Якобы.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии