- 20 сентября, 2018 -
на линии
Новый кризис

К легализации второго ребёнка в Китае: когда начинаются дискуссии о "жене на троих"

Решение руководства Китайской Народной республики об отмене политики "Одна семья — один ребёнок" встречено массой популярных по форме и ложных по сути комментариев в мировой медиасфере.

В реальности политика "Одна семья — один ребёнок", принятая в КНР на рубеже 1970-1980-х годов и введённая официально, сходила на нет достаточно давно — и никогда не была столь жёсткой по сути, как её изображали т.н. "китайские диссиденты" и беглые сектанты из разного рода Фалуньгунов.

На момент принятия программы индекс фертильности, то есть количество детей на одну женщину, составлял в республике более 5, то есть превышал уровень воспроизводства более чем вдвое. Китай был беден, его индустриализация только начиналась, и КПК сделала ставку на временное ограничение рождаемости, в первую очередь в городах (население которых разбухало особенно быстро). Произведение на свет второго ребёнка каралось крупными штрафами.

Практически сразу после введения политики из неё начали делать значительные исключения. Так, из числа подлежащих сокращению были исключены нацменьшинства (по большей части проживающие в достаточно суровых и малозаселённых районах), затем сельские жители при условии, что первый ребёнок - девочка, и так далее.

На момент отмены политики она касалась, по некоторым подсчётам, не более трети населения.

И тем не менее рождаемость в Китае в настоящий момент не превышает показателей, например, Швеции — и лишь немногим выше российской. Индекс фертильности ниже уровня воспроизводства и составляет 1,8. Средний возраст китайца - почти 37 лет (у нас 38,4).

Проще говоря, вместе с приходом вестернизированного, то есть просто городского образа жизни — китайцы в массовом порядке совершили т.н. "демографический переход", который в принципе ведёт в никуда. Число пенсионеров в Китае вскоре грозит сильно увеличиться (а в Китае, вопреки распространённому мнению, платят пенсии - причём в первую очередь в городах), а количество собственно рабочих рук, по понятным причинам грандиозное, может оказаться слишком маленьким для прокорма нетрудоспособных граждан.

Кроме того, в силу местной специфики политика "Одна семья - один ребёнок" дала ещё один трагикомичный эффект. По причине глубокой сельскохозяйственности традиционного китайского миросознания рождение девочки у ханьцев не считается столь же радостным событием, сколь рождение настоящего работника, то есть мальчика. Поэтому девочки в некоторых районах воспринимаются вообще как дурная примета. Городские же семьи, получившие доступ к определению пола ребёнка на ранних стадиях - стали довольно активно избавляться от плодов-девочек.

В результате а) среди молодого поколения китайцев имеется перекос в сторону мужчин примерно на 40 000 000 человек, б) развился жанр телесериала/мелодрамы о том, как горожанин берёт невесту из села, в) буквально накануне нынешнего решения со своеобразным не то троллингом, не то рацпредложением выдвинулся профессор Си Зу-Ши из университета Чжэцзяна: раз жён не хватает, надо признать институт "паевой жены", которую молодые люди могли бы содержать на двоих-троих.

"Цена жён растёт", - сообщил проф. Си, - "Богатым людям легко получить доступ к большому количеству женщин. А что делать бедным гражданам? Один из выходов - кооперироваться для приобретения коллективной супруги".

Предложение вызвало довольно бурные споры в китайских соцсетях и даже медиа. При всей отличности китайского сознания от нашего - такое предложение даже сверхпрагматичным и далёким от христианской культуры гражданам КНР кажется слишком смелым.

...Одним словом, проблемы, которые призвана решить отмена политики однодетности, понятны. Однако крайне маловероятно, что эта отмена всерьёз на что-либо повлияет.

Китай - наряду с таким странами как Турция, Иран, Бразилия и даже Индия - вошёл в общемировую полосу падения рождаемости. Впереди этой тенденции сейчас две страны, являющиеся по совпадению одними из самых мощных индустриальных экономик мира - Германия и Япония. И у них особого исправления ситуации не видно. Население обеих стран стремительно стареет и сокращается.

При этом если в Германии хотя бы происходит, пусть и довольно драматичное, замещение одного населения другим, "понаехавшим" — то в Японии с этим куда сложнее. Природная замкнутость японцев на грани ксенофобии привели к тому, что даже около 1 млн крайне хорошо знакомых и культурно довольно близких японцам корейцев, в настоящее время работающих на островах — пользуются у местного населения лютой неприязнью. Ни о каком "смешении с местными" речи не идёт. Кстати, и у самих южных корейцев та же проблема.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии