Жизненно

​Чем несвобода гуманнее свободы. К скандалу с Христом-порнозвездой в новосибирской постановке «Тангейзера»

Министерство культуры РФ опубликовало свою позицию итогам общественных слушаний, которые, в свою очередь, были посвящены скандальной постановке оперы якобы Рихарда Вагнера «Тангейзер» в Новосибирском театре оперы и балета.

«Якобы» – это вот почему. Режиссёр постановки Тимофей Кулябин внёс некоторые творческие усовершенствования в несовершенный до него замысел несовременного композитора. В итоге устаревший сюжет обогатился порнофильмом с участием упитанного И.Христа и богини Венеры, вокруг которого и разыгрывается дальнейшее действо – со страданиями Художников, мракобесиями церковников, происками бюрократов, кинофестивальными интригами, сочувствиями Утончённой Прогрессивной Общественности и символичным цветением папского посоха в знак торжества Художественной Правды.

В общем, как нетрудно установить, лавры французских карикатуристов из пресловутого «Шарли Эбдо» российскому творческому сословию покоя не дают.

Однако, в отличие от парижского шоу торжества свободы и толерантности, в Сибири до греха смертоубийства дело покамест не дошло. Потому что у нас-то, по счастью, нет свободы и толерантности, а есть как раз мракобесие, гонения и ватники.

В чём это выражается в новосибирском случае?

Во-первых, возмутились представители всех существующих в России религиозных конфессий. Разумеется, творческие и сочувствующие им меньшинства стремглав уличили Церковь в гонениях на искусство.

Во-вторых, возмутилось гражданское общество. То есть, конечно, по версии меньшинств, оно никакое не гражданское и никакое не общество, а ватники и колорады.

В-третьих, возмутилось государство в лице Министерства культуры, как мы и говорили в первых строках заметки. Ну, тут всё понятно: чего ж ещё ждать творческим меньшинствам от сертифицированного душителя свобод Мединского?

То есть в этом случае мы с вами наблюдаем нравственное и ценностное единство власти, народа и духовенства (подчёркиваю, независимо от национальной и конфессиональной принадлежности). И именно это единство по мере сил сегодня ограждает творческие свободы от физического насилия – за что меньшинства могли бы и спасибо сказать родной стране вместо завываний об ущемлениях.

Кстати, об ущемлениях. В чём они предметно выражаются?

А вот в чём: «…Минкультуры считает правильным внести в постановку необходимые изменения, а также принести публичные извинения всем, чьи религиозные чувства были задеты. Не считая цензуру допустимой, мы напоминаем о нашем праве, более того — обязанности в рамках реализации Основ государственной культурной политики принимать в крайних случаях административные и финансовые меры в отношении государственных учреждений культуры, в том числе — лишать финансирования подобные постановки. В связи с большим количеством запросов о суммах финансирования постановки оперы «Тангейзер», гонорарах режиссёра и актёров, Минкультуры России организует проверку финансово-хозяйственной деятельности Новосибирского государственного академического театра оперы и балета».

Эээ… Надо ли уточнять, что конкретный театр оперы и балета вместе с конкретным креативным режиссёром не является субъектом рыночной экономики, а целиком и полностью находится на государственном коште? Надо ли напоминать, что на том же государственном коште целиком и полностью находятся в большинстве своём и остальные творческие меньшинства – даже те из них, которым кажется, что они «зарабатывают сами»?

Не надо уточнять и не надо напоминать.

Таким образом, в завываниях меньшинств об ущемлениях мы с вами видим конкретный пример жульничества: когда демагогически смешиваются понятия «кормление за счёт государства» и «презрение к народу и нравственным ценностям этого государства». Вот при внятном обозначении этих понятий – как-то всё яснее становится, не правда ли?

Однако главное в этой истории – не меньшинства. Нам же, в общем-то, по барабану смешение понятий и прочие магические потоки в творческих сознаниях. В конце концов, как бы это выразиться, неортодоксальность мышления и восприятия реальности – это нормальная профессиональная характеристика творческих сословий.

Главное в этой истории – государственная культурная политика. Вот как раз разводить творческие свободы, деньги и нравственные ценности без ущерба друг для друга – это и есть одна из её задач. То, что она в ручном режиме и в конкретных случаях решается конкретным Мединским, – это хорошо. То, что в этих решениях конкретный минкульт не самодурствует, а опирается на законы и системообразующие ценностные институты гражданского общества, – ещё лучше. А вот то, что реализация государственной политики требует ручного управления, но не описана скучными нормативно-правовыми формулировками, – это радует меньше. Тем более, что идеи, провозглашённые в подписанных тов. Путиными «Основах государственной культурной политики», несколько противоречат по-прежнему господствующему в теории и практике государственного строительства оголтелому либерализму. И вот с этим надо радикально что-то делать.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии