- 27 мая, 2019 -
на линии

12 духовных скреп

В Андричграде вручены награды победителям конкурса короткометражных документальных фильмов «12 духовных скреп».

Андричград — своеобразный гибрид кинодекорации с туристским посёлком. По замыслу режиссёра Эмира Муратовича Кустурицы на окраине Вышеграда (в Сербской республике в составе Боснии и Герцеговины — пользуясь случаем, лишний раз отмечу: на мой взгляд, разделение сербов на три нации по вероисповеданию так же нелепо, как разделение русских на три нации по местным диалектам), на стрелке у впадения реки Ржав в Дрину, выстроено несколько улиц из капитальных домов в архитектурных стилях разных эпох и народов. Там можно снимать фильмы самой разной ориентации. Заодно в этих зданиях размещены несколько кафе (на мой вкус, очень приятных), магазины, кинотеатр, даже институт Иво Антуновича Андрича (весь городок назван в честь этого сербского — рождённого и жившего в Боснии, крещёного по католическому обряду, но писавшего на кириллице и отстаивавшего триединство сербского народа — лауреата в 1961‑м Нобелевской премии по литературе). А заодно — гостиницы, способные вместить несколько сот человек. Так что в промежутках между съёмками городок тоже полон.

Конкурс «12 духовных скреп» объявила молодёжная организация http://проектсеть.рф/ «Сеть». Молодые (от 18 до 28 лет) режиссёры должны были за несколько минут выразить своё отношение к одному из 12 понятий, организующих наш народ как единое целое. Жюри просмотрело более 200 работ. Председателем жюри был Кустурица, в связи с чем церемония и проходила в его рабочем гнезде. Правда, сам он в это время был на съёмках в другом уголке Боснии. На следующий день победители поехали к нему на площадку — он дал им мастер-класс. Кроме того, все 12 победителей смогут обучаться в его школе киноискусства.

Победителями стали (перечисляю в том порядке, в каком номинации указаны в условиях конкурса):

«Щедрость» — «Добрила», Јаковљевић Тамара, Белград;

«История» — «Медем», Наумов Алексей, Москва;

«Пасха» — «Медиа Отец», Афанасова Ирина, Севастополь;

«Победа» —«Ветераны войны. Воспоминания», Мусорина Мария, Таллин, Эстония;

«Родина» — «Легенды Байкала», Бывшева Юлия, Иркутск;

«Семья» — «Вверх по лестнице», Мурзин Валентин, Московская область;

«Милосердие» — «Новороссия за линией фронта: бежавшие в неизвестность», Романовский Михаил, Москва;

«Русский язык» — «Прилёт», Волошин Глеб, Калининград;

«Путин» (да, была в числе 12 скреп и такая, причём, насколько я могу судить, никого не удивило присутствие в списке конкретного человека наряду с такими абстрактными понятиями, как история или милосердие) — «Выбор», Кулик Евгений, Екатеринбург;

«Народ» — «Стена», Полић Никола, Лозница, Србија;

«Государство» — «Это не моя война», Жарков Денис, Брянск;

«Литература» — «Во сне», Смелянская Людмила, Московская область.

К сожалению, бело- и малороссийские участники конкурса не добились победы ни в одной номинации. Надеюсь, в следующие разы у них получится.

Меня пригласили объявить со сцены и поздравить на ней победителя в номинации «история». Кроме того, поучаствовал в пресс-конференции по итогам всего конкурса.

В частности, в финале конференции некая дама из Белоруссии, задавшая более половины всех вопросов (и все — очень агрессивно по тону и формулировке), поинтересовалась: почему из всех христианских праздников в список скреп попала пасха, а не, например, рождество. Ответил я — атеист: для православных (в отличие от западных течений в христианстве) главное — не воплощение бога в человеке, а его победа над смертью и грехом для всех людей.

В начале же пресс-конференции каждому из участников отвели несколько минут для монолога. Главный организатор конкурса рассказала о «Сети» в целом и конкурсе в частности. Один из членов жюри — кинорежиссёр — вкратце обрисовал творческую сторону дела. Победитель в номинации «Путин» описал, как потрясло его узнавание событий 1989‑го года: молодой подполковник КГБ встал перед пятитысячной толпой, только что разгромившей дрезденское отделение министерства государственной безопасности ГДР и намеренной поступить так же с резидентурой КГБ, сказал: «Я офицер и буду защищать вверенную мне территорию до смерти» — и немцы, хорошо понимающие, что такое дисциплина, разошлись.

Я же выступил с текстом, который сейчас воспроизвожу по памяти.

Когда наш президент впервые заговорил о духовных скрепах, некоторые его оппоненты тут же ехидно перефразировали: духовные скрепки. Различие тут качественное. Скрепка временно соединяет то, что имеет смысл и ценность даже порознь — например, пачку денег или копии одного документа. Скрепа же придаёт новое качество, отсутствующее у скрепляемых частей. Например, легко представить женскую талию без обруча хула-хуп на ней — но попробуйте представить себе бочку без обручей! Она превратится в груду дощечек.

Кстати, модные сейчас политические и экономические либеральные теории как раз и страдают непониманием различия между целым и суммой его частей. Они пытаются понять общество, исходя из представлений о личности или в лучшем случае о взаимодействии двух личностей. И тем самым не соответствуют фундаментальному правилу теории систем: каждый новый уровень организации структуры порождает новые закономерности, не поддающиеся пониманию и объяснению на основании закономерностей нижележащих уровней. Поэтому эти теории — при любых доработках и совершенствованиях — обречены в практически важных случаях давать ошибочные рекомендации.

Так вот, духовные скрепы — именно то, что делает нас единым целым, придаёт нам новое качество, новые возможности. Приведу один пример. Первая в списке скрепа — щедрость. Я часто слышал: вам, русским, легко быть щедрыми — такая большая страна, такая богатая, вам есть что дарить. Но всё как раз наоборот. У нас такая большая страна именно потому, что мы щедрые. Тут уже упоминалось, что в Российской Федерации живёт 180 национальностей. Если же взять всю Россию, одно время называвшуюся Советским Союзом, то в ней национальностей более двухсот — точное число не помню. Это знают все. Но мало кто помнит: из всех этих двухсот с лишним наций менее десятка в разное время по разным причинам сопротивлялись своему вхождению в Россию. Остальные были этому очень рады, а несколько десятков даже подолгу просили, чтобы Россия приняла их в свой состав. Причин этому много. Но одна из них — как раз русская щедрость. Я как марксист привык ко всему подходить с экономического конца. Народы, входящие в состав России, чаще всего тут же начинали платить заметно меньшие налоги, чем в бытность свою в составе других государств. Причин тому тоже много — в частности, то, что в большом государстве издержки в расчёте на душу населения вообще ниже. Но и нежелание власти брать с людей больше необходимого тоже сказывалось.

Можно сходным образом исследовать и влияние на нашу жизнь остальных одиннадцати номинаций конкурса. Но и этого примера, на мой взгляд, достаточно, чтобы понять: чем скрепа отличается от скрепки.

 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии