- 24 ноября, 2017 -
на линии
Общество

Застрявшие между мирами: к несостоявшемуся юбилею Революции

Если слепорожденного или давно ослепшего человека вновь вернуть в мир зрячих, привести из тьмы – в свет, то за границами привычного мира мрака человек долго будет чувствовать себя чужим. Известен случай, когда один такой пациент, обретя зрение, впал в тяжелую депрессию и умер.

Это происходит потому, что мозг человека слепого не имеет с рождения либо со временем утрачивает связь с визуальным миром. Для «бывшего слепого» невозможно пересчитать предметы, не прикасаясь к ним, слива для него будет всегда гладкой и вощеной, но никогда – синей.

Один из прозревших испытал потрясение, когда увидел, что горячо любимая им жена некрасива, а сам он – низкоросл и невзрачен. Для того чтобы принять некомфортную реальность света, нужны сила и труд, кропотливая работа, напряжение интеллектуальной деятельности, чтобы обрушившийся на тебя поток информации из какофонии касок и цветов превратить в стройную симфонию красоты мира.

Безусловное благо и бесценный дар прозрения оказываются сокрушительным испытанием, с которым не каждому удается справиться без потерь и ужаса. Значительная часть прозревших так и продолжают жить на грани двух миров – мира слепых и мира зрячих — так до конца и не прибившись ни к одному из них. В мире вечной тревоги, настороженности, полумифа, вечного желания сбежать в привычную тьму.

Человека нельзя принудить быть зрячим: «Доктор, мне не нужен Свет!» - Говорит Иоланта, напуганная возможностью прозрения в одноименной опере у Чайковского. Человек должен хотеть захотеть света сам, как сто лет назад люди захотели сами, чтобы видеть «и снег, и ветер, и звезд ночной полет».

Позже, когда тревожная даль несбывшегося будущего была отменена и вытеснена буколической картинкой карасика в пруду и прочего детства Никиты, оказалось, что ничего не изменилось: новый мир света не обогатил, не преломился новой захватывающей картиной. Но снова опрокинулся в комфортную тьму, не породив желания ни осмыслить, ни осознанно пережить приобретенный опыт, ни использовать предложенные им выгоды. Просто – побег туда, где «зрячих пальцев стыд».

В одной «юбилейной» дискуссии на тему того, хотим ли мы революции снова, дискуссии, признаться, всегда связанной с толчением воды в ступе и неизбежно праздной, потому что ничего не будет, как было, и никогда история не вернется на ту же точку, выткались два очень иллюстративных и эмоциональных мнения.

Первое – комическо-зомбическое: «Странный вопрос для нормальных людей. Нет, не хочу. Склеп у церкви, где было похоронено несколько поколений моих предков, был разграблен, а черепами играли в футбол местные мальчишки, причем один череп был с длинной черной косой, и мы знаем, чей он. Не хочу такого никому ни с какой стороны».

И второе – абсолютно трагическое: «Спаси Господи! Вчера я должна была присутствовать на панихиде по Белым казакам галлиполийцам(я казачка и по маме и по папе,у меня все 4 прадеда воевали в Белой армии,двое погибли)..Так я с Черемушек не могла доехать-все перекрыто и толпы стариканов с плакатами и флагами-праздновали этот национальный позор! Мой отец(внук двух казаков,коренной казак)..Коммунист и сталинист 78-летний,прабабушка так и не смогла его маленьким покрестить..Так он отмечал со своей ячейкой с бывшей работы, они потом кафе снимали(старые хрены,их парторг 85 лет..)!Так довольны остались-Зюганов им такой праздник устроил..Какие то польские,немецкие, итальянские стариканы-коммунисты сьехались..Что скажешь?Мне деды отца ближе и роднее чем ему-получается».

Комизм первой «байки из склепа» в том, что в стране самой образованной в мире стране победившей (во многом и благодаря той самой революции) десятилетки, колосятся вот такие «родовые предания» оскорбительного уровня антинаучности, будто срисованные пылким воображением из фильма про «живых мертвецов».

Этот зловещий «череп с косой», он же – символ застревания в темнейшем мифе, без какой-либо сверки с действительностью, прямой наследник «страшных историй» из пионерлагеря, которыми дети пугали друг друга после отбоя.

Меж тем бесовская наука криминалистика прямо костяной рукой из «Справочника следователя» извлекает сведения о том, что мягкие ткани истлевают через год, а чтобы череп свободно отделялся от позвоночника, должны истлеть хрящи и связки, истлевание которых происходит дольше, чем истлевание кожи и мышц.

Но вот этим вот цветистым некрофилически-родовым мифом, без какой-либо сверки с реальностью, измеряется одно из важнейших событий в отечественной истории. Не рационально-осмысляюще, а эмоционально-ужасающе.

Второе мнение трагично именно потому, что оно не выдумка, а горестная иллюстрация того, что поколение дедов и прадедов смогло примирить себя в истории, а вот отцов и детей – нет. И если это так невыразимо непримиримо и невозможно в пределах одной семьи, где помимо идей и смыслов, все же есть любовь и родственные чувства, то как сильно будет полыхать эта непримиримость и непримиренность в обществе в целом, где, естественно, не так много место для иррационально теплых чувств.

Аналогия с «прозревшими» в данном случае, в сущности, рвуще проста. После «перестроечных» разоблачений и переоценок, после 1991 года можно абсолютно по-разному относиться к событиям столетней давности, но очевидно одно – их необходимо оценить и осмыслить, исходя из всей полноты фактов, путем напряженной и работы путем понуждения себя к принятию и осознанию того, что слива не только гладкая, но и синяя.

Макарбический «страшильный» миф и дом, разделившийся сам в себе, - негодные инструменты для конструирования реальности, в которой зреет будущее. Через эмоциональное восприятие истории затекает тьма и возвращается слепота. Колосистая мифология заболачивает колодец будущего.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии