- 14 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс
украинский кризис

Запасной вход. Как российскому газу сохранить свои позиции на Украине

Признаемся: российский газ теряет свои позиции на Украине. Достаточно сказать – подписанный в 2009 году контракт подразумевал закупку 52 млрд кубометров газа (минимальный объем закупки в рамках принципа «бери или плати» – 80% от контрактного объема или 41,6 млрд кубометров). В прошлом году Украина импортировала 45 млрд. В текущем, равно как и в следующем, импорт планируется на уровне меньше «минималки» - 35 млрд кубометров. При этом, штрафы за не выборку топлива Киев платить очевидно не собирается. (Для справки: суммарный спрос на газ в 2012 году на Украине, как ожидается, составит 58 млрд кубометров - из них 35 млрд импорта, 21 млрд собственной добычи, 2 млрд - из хранилищ). В дальнейшем, планируется снижение закупок российского газа до 24-27 млрд кубометров.

Чтобы компенсировать выпадающие объемы, украинское правительство «ударило из всех орудий»: привлекаются иностранные нефтегазовые корпорации для разработки месторождений на черноморском шельфе, сланцевого газа, намечено строительства терминала по приему СПГ. Даже если эти меры и дадут результаты, то это все в будущем. К тому же пока трудно с уверенностью утверждать, что объемы добычи, к примеру, сланцевого газа вообще будут сколь-нибудь существенными.

Поэтому на текущий момент сокращение импортных поставок будут связаны с замещением газа углем в электрогенерации и промышленности.

Причина, по которой украинское руководств с утроенной силой стало внедрять подобные проекты, связана с перепроизводством угля на Украине. При этом, значительная часть «лишнего» угля низкого качества, что делает экспорт топлива неоправданным. Растет и себестоимость добычи. Уже сейчас часть шахт получают госсубсидии, и на горизонте непопулярные меры в виде закрытия шахт со всем вытекающими издержками. В таких условиях переход с газа на уголь, казалось бы, позволяет Киеву убить сразу двух зайцев. Впрочем, не все так просто.

Конечно, не следует сразу делать вывод, что, мол, Украина с угольной энергетикой скатывается в XIX век. К примеру, в достаточно «продвинутых» Соединенных Штатах с помощью угля вырабатывается около половины всей электроэнергии (с помощью природного газа – в два раза меньше). Проблема в другом. Уголь – грязное топливо. И себестоимость электрогенерации на угольных ТЭС оказывается в разы ниже по сравнению с газовыми только в том случае, если не принимать во внимание экологический фактор. Обросшая же различными фильтрами для улавливания вредных выбросов угольная ТЭС действительно оказывается дешевле газовой, но не так уж и значительно.

Какова же должна быть цена газа, чтобы переход на угольную генерацию был оправдан? Ответ на этот вопрос (учитывая вышесказанные экологические соображения) не столь очевидный. Министр энергетики Украины Юрий Бойко называл цифру в 220 долларов за тысячу кубометров. Очевидно (учитывая источник оценки), что это нижняя граница, то есть и при несколько более высокой цене голубого топлива газовая генерация остается конкурентноспособной. (Напомним, в настоящее время российский газ для Украины (с учетом так называемой харьковской скидки) стоит в районе 420-430 долларов за тысячу кубометров.) Кроме того, не совсем ясно на какой себестоимости угля основан данный расчет. Во вторых – действительно ли модифицированные ТЭС (или ТЭЦ) будут соответствовать всем экологическим нормам. Эксперты, уже обращают внимание, что для перевода станций с газа на уголь были выбраны технологии, разработанные в КНР, и они далеки по экологичности от европейских стандартов. Некоторые украинские политики о катастрофических последствиях для окружающей среды в случае дальнейшей интенсивной замены угля на газ.

Ситуация складывается фактически патовая. Украине, учитывая низкую энергоэффективность производств и инфраструктуры, объективно тяжело выдерживать высокие цены на газ. (Правда при этом, Киев отказался от «газа по 160» в обмен на вхождение в Таможенный союз, но это отдельная история). Не может уступить и «Газпром» - в первую очередь, чтобы не создавать прецедент для рынка ЕС, где российская газовая монополия и так испытывает постоянное давление по вопросу пересмотра цен. Как искать компромисс?

Таким решением может стать выход «Газпрома» на внутренний рынок газа на Украине. В таком случае участие «Газпрома» во всей цепочке по доставке газа конечному потребителю (или в газовой электрогенерации) действительно позволит российской компании снизить цену экспортируемого топлива, так как выпадающие доходы могут быть компенсированы прибылью при работе на внутриукраинском рынке.

Примерно такой вариант «Газпром» в свое время хотел начать реализовывать и в странах ЕС, но новые антимонопольные инициативы ЕС (так называемый Третий энергопакет) фактически блокируют подобный подход. На Украине же серьезных препятствий по большому счету не существует, так как даже в Киеве понимают, что о возможном вступлении Украины в ЕС можно забыть.

Любопытно, что именно сейчас на Украине начались процессы по либерализации газового и смежного с ним рынков. Стоит отметить три ключевых события последних месяцев и даже дней. Первое – прошедшая в сентябре приватизация облгазов, которая, по мнению , оказалась в интересах Дмитрия Фирташа. Второе – начало , где вновь основным претендентом становится Фирташ. И последняя новость в этот нехитрый паззл – на днях правительство монополию «Нафтогаза» на продажу импортного газа потребителям. Стоит ли напоминать (вспомнимRosUkrEnergo), что Фирташ является неплохим переговорщиком в газовой сфере. Кстати, из 35 млрд кубометров импортируемого Украиной российского газа на «Нафтогаз» придется лишь около 29 млрд. Остальные 6 млрд – прямые закупки у «Газпрома» компанией Ostсhem, подконтрольной Фирташу.

Отметим, что при нынешней экономике покупка облгазов – дело малоприбыльное. Инфраструктура изношена, импортируемый газ дорог, а розничные цены регулируются государством. В подобных условиях, можно предположить, что покупка совершалась с расчетом перепродажи части акций тому же «Газпрому». Кстати, возможность того, что «Газпром» сам будет участвовать в аукционах по облгазам, также обсуждалась. Но правила торгов были составлены таким образом, что фактически блокировали участие «Газпрома» и его «дочек». В результате, пакеты акций достались покупателям по заниженной стоимости.

Так или иначе, возможный выход «Газпрома» на внутренний рынок Украины в любом случае потребует и политической поддержки, и гарантий на самом высоком уровне. Вряд ли это произойдет совсем быстро – Украина должна прочувствовать все издержки альтернативных источников, да и подготовка решений такого уровня, не говоря уже о предшествующем этому торге, занимает значительное время. Кроме того, очевидно, что недовольство в таком случае будет высказывать ЕС, что тоже может затормозить переговоры. Тем не менее, представляется, что подобное развитие событий представляется оптимальным для решения «газовой проблемы», уже несколько лет портящей отношения наших стран.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии