- 22 сентября, 2017 -
на линии
Экономика страны

Зачем было продавать 1/5 Роснефти: разъяснение на картошке

Поднявшаяся мутная «информационная волна» по результатам покупки швейцарской трейдинговой компанией Glencore акций «Роснефти» («настоящей приватизацией», тут господа либеральные экономисты правы, это назвать, слава Богу, реально трудно), в принципе, довольно легко объяснима.

Сделка готовилась и проводилась в условиях повышенной секретности, а картину на мировых нефтяных рынках меняет настолько радикально, что понятна и истерика остальных игроков и некоторое недоумение не обязанных разбираться в тонкостях макроэкономических процессов граждан по обе стороны Атлантики.

Визг будет стоять еще довольно долгий и пронзительный, короче, поэтому попробуем объяснить.

И по возможности, что называется, «на пальцах».

Вот представьте себе, что вы крупный посредник в торговле, - ну, картошкой, например.

Картошка, безусловно, бывает разная.

Есть крупная астраханская (они там, кстати, вообще иной раз по два урожая в год снимают), есть, допустим, «северо-мордовская», размером чуть больше уважающего себя боба. А из-за белорусской, допустим, границы тебе еще и подмигивает добродушно чья-то усатая, непредсказуемая, но в целом симпатичная физиономия. Разные у них и вкусовые качества, но мы сейчас не об этом.

В любом случае – картошка и есть картошка.

Цену диктует не предложение, а спрос, а технологии производства в целом понятны везде, как, собственно, и ценообразование у производителей. Поэтому цена у них у всех, у производителей, будет примерно одинаковая с корреляцией на качество плюс на транспортное плечо.

И, что самое главное, помимо цены, предложение со спросом всегда плюс-минус более или менее сбалансированы, причем по понятным причинам предложение всегда пусть немного, но превышает спрос.

Это, простите, закон.

А теперь ответьте, пожалуйста, только честно, уважаемый картофельный трейдер, при прочих равных условиях, не будете ли вы закупать картошку у колхоза, допустим, «Всходы и побеги коммунизма», в котором у вас по каким-то внезапным бытовым причинам образовалась пятая часть?

И каждая проданная вами картофелина, минус издержки, приносит вам еще и дополнительную, не совсем чтобы уж такую «рыночную» маржу?! Вот всё остальное - плюс-минус регулируется глобальными рынками, тут в любом случае уже всё по факту чуть симпатичнее, чем везде.

И тут совершенно неслучайно акции швейцарского трейдера Glencore на гонконгской фондовой бирже растут на фоне участия компании в приватизации 19,5% акций «Роснефти». По состоянию на 09:56 по местному времени (04:56 по Москве) бумаги Glencore дорожают на 3,169%, до 29,3 гонконгских долларов. Растут и акции «Роснефти», В начале торгов на Московской бирже они подорожали на 6,6% — до 380 рублей за штуку. И это исторический максимум, который, судя по всему, вполне естественен и далеко не предел.

Вот, собственно, и все о продаже пакета «Роснефти».

Который со всей очевидностью выгоден как «продавцу» в лице опосредованно представленного «Роснефтью» Государства Российского, так и покупателю, в лице хищной швейцарской Glencore.

Понятен тут и «проигравший», вполне: это как раз те самые «глобальные рынки» с их знаменитой и отчего-то до сих пор невидимою «рукой». Собственно говоря, эта «схема» настолько классическая, что именно против таких «двухходовочек» в первую очередь и работает т.н. «антитрестовское» законодательство в тех же США. Но вот международным законодательством подобного рода сделки не регулируются вообще от слова «никак», а «невидимая рука рынка» как-то уж слишком долго шарила по нашим российским карманам, чтобы вызывать у российских же обывателей хотя бы малейшее сочувствие.

Вот.

Такие, простите, дела.

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии