- 19 декабря, 2018 -
на линии
Новый кризис

За мокрую воду

Раньше как-то всё было понятно: трава зелёная, вода мокрая, а юноши – принцы на конях. Теперь не то. «Зеленью» именуют вожделенные у.е., «мочить» нынче означает убивать, а принцы ликвидированы как класс, остались только кони. Брать будете?

…Слушаю по случайной радиопрограмме редактора отдела прозы крупнейшего издательства-монополиста, разговор идёт о новых книгах и авторах. В речи через слово – «удивительная, удивительнейший, невероятнейший». Подумала бы: вдруг да и редактор случайный, вовсе не понимающий в своём дурновкусии, что такое редакторское дело, – если бы не книжка модного врача, вышедшая в том же издательстве. Книжка с бесчисленным количеством восклицательных знаков почти после каждого предложения на 400 страницах – так что читать невозможно, поскольку возникает ощущение, что бедный врач постоянно вопит и стенает. Кто нынче работает редакторами, хотелось бы мне знать. Подружки, дочки, модели с подиума?

Да вот ведь и не подружка, а цельный журналист по образованию и роду занятий, в своих заявлениях по делу министра позволяет себе – ошибаться? лгать? клеветать? – указывать неверные даты (https://www.facebook.com/serguei.parkhomenko/posts/10214176950887191?pnref=story), проверяемые элементарно, и обвинять чиновника в пожаре в Ленинке (https://echo.msk.ru/blog/serguei_parkhomenko/2075728-echo/), когда на самом деле никакого пожара там не было, туда позвонили о заложенной бомбе, и библиотеку эвакуировали, как эвакуировали в тот день и три вокзала, – вокзалы тоже министр хотел поджечь? В приличных СМИ такой журналист был бы уволен за непрофессионализм в одно мгновение, а тут он и не ответил за балаган, и, надо полагать, отвечать не собирается. Напомню: задача журналистики – информирование аудитории, а не клевета и ложь. По идее лгущий и клевещущий журналист – оксюморон, как и редактор, лишённый языкового чувства и элементарной грамотности. Но это только по идее.

Какой-то бывший фарцовщик и товаровед, как он гордо о себе заявляет, ныне пенсионерствующий с очередной женой фертильного возраста в загородном доме, надо полагать, – на заработанные потом и кровью трудовые сбережения, – неустанно обличает кого ни попадя в нечестности и потребительском отношении к жизни.

Несостоявшийся инженер, не обременённый образованием и страдающий интеллектуальной недостаточностью клинического рода, бегает по православным форумам и разоблачает, цитируя Св. Писание и не умея понять там ни слова, веру и верующих, включая самые выдающиеся умы человечества, как их, выдающихся умов, глупость, обман и невежество. Счастливый: люди сколько веков бьются над загадками мироздания, а ему всё понятно.

Двадцатилетний мальчик требует в Фейсбуке, чтобы я «прекратила смотреть зомбоящик», тогда, мол, и думать буду не так, как думаю сейчас, а так, как думает он, потому что только он думает правильно. Этого он требует от меня. Понятия не имея, что я смотрю, а что нет. От меня, которая ему не подружка, не ровесница, а вовсе незнакомая женщина существенно старше него, и у которой профильное образование, учёная степень и сто лет работы по специальности, а именно работы с собственным и чужим мышлением. Ему не объяснили вовремя, что развязность и самонадеянность – не лучшие аргументы в споре. Другой господин заявляет, что СССР был расистским и националистическим государством, а когда я опровергаю сей тезис, вчитывает мне оправдание репрессий, хоть я ни сном ни духом... И тоже советует (о, сколько их, добровольных и таких самоотверженных советчиков, на просторах Рунета!) – не читать газету, которую я и без того никогда не читаю.

Научные степени и звания в России дискредитированы, начиная с 1990-х. Причём не только практически, жуликами, которые покупают научные труды или под видом диссертаций защищают что попало, но и высокими теоретиками, постмодернистами. Случилась прежде небывалая вещь: низовой мир хама слился в страстных объятиях с миром авангарда. Их теперь не различить, как не различить надписи на провинциальном заборе и шедевр актуального искусства или хулиганство в вокзальном туалете где-то на затерянном полустанке – и перформанс.

Двадцать лет назад мой учитель, внутренне тяжело переживая складывавшуюся ситуацию, давал строго научную, безэмоциональную формулировку постмодернистского упразднения истины и ответственности, а в связи с этим – упразднения науки как таковой. Он же писал о глобальном кризисе культуры, в частности, по причине позволительности приписывать статус красоты, добра и истины чему угодно, потому что «каждый человек имеет мнение», и его мнение, как постановлено нынче считать, абсолютно равноправно с каждым другим, посему хаос всегда прав перед организацией и упорядоченностью, а в тексты можно вчитывать что любому заблагорассудится, и знание вовсе ничего не стоит. Разумеется, в таких условиях компетентность в чём бы то ни было уже значения не имеет. Учёная дама тогда с тонкой улыбкой парировала, что ведь и впрямь нет для объективной истины никаких критериев. Сегодня учитель уже в мире ином, а дама отчаянно борется за истину, компетентность, ответственность и очищение науки от проходимцев.

Вот публикуешь на левом ресурсе материал с протестом против гламурной торговли женщинами и призывом не путать любовь с сутенёрством (https://www.nalin.ru/o-svobodnoj-lyubvi-i-sutenyorstve-6002). Казалось бы, традиционно левая тема. И получаешь не ответы по существу проблемы, а обвинения, с одной стороны, в том, что ты –развратная женщина, раз о таком разврате пишешь, с другой – что ты мизогинистка, используешь риторику ненависти и написала как считаешь нужным, а не как нравится неким отдельным феминисткам, за что тебя с помпой исключают из благородных рядов одной феминистской группы с криками в стиле Паниковского «ты кто такая?» В России левое и правое, понятия европейского политического дискурса, поменялись местами зеркально: левые, видимо, превратились у нас в консерваторов и охранителей, склонных давить всякое проявление свободомыслия, а правые стали совершенными маргиналами, но авторитарны не меньше левых. «Левая, правая где сторона? Улица, улица, ты, знать, пьяна».

Агрессивность в стране давно зашкалила. На днях какой-то сумасшедший напал на журналистку. И наши квазилибералы уже успели выйти на пикеты (за что? против чего?) и заявить, что хоть напавший на женщину не русский православный сталинист, а сумасшедший израильтянин, тем не менее это «новые сталинские репрессии», виноват режим в России. Режим, вишь, таков, что способствует обострению психических заболеваний даже далеко за пределами страны. Телепатически, надо полагать. А кто с этим не согласен, пусть идёт на (вычеркнуто цензурой) и в (вычеркнуто цензурой).

Но это циничные мантры для правых, которым, как очевидно, дела нет до пострадавшей, им бы человеческие страдания успеть употребить для своих политических целей и сведения счётов с коллегами из противоположного лагеря. Хайпить на беде –совести не иметь, но ведь это так легко и так круто. Когда много занималась публицистикой, угроз получала в Рунете массу, даже от врача «скорой помощи». Врач – и угрозы искалечить. Пишешь в духе «ребята, давайте жить дружно» – а тебя обещают убить. Образ врача-убийцы поражает так же, как образ полицейского-преступника, а когда ты встречаешься с этим не в литературе, а в собственной жизни, впечатление, доложу я вам, гораздо сильнее. Но тогда никого это как-то не волновало. Быть может, потому, что левая, не скандальная, и мантры петь обо мне некому даже в порядке употребления. Да и все явления, о которых я здесь пишу, такого же рода. Пчёлы против мёда и за запах чеснока.

Люди, объявившие россиян «генетическим мусором», учившие с телеэкрана граждан проституировать и приветствовавшие, к примеру, киевский военный режим, поправший всякую законность и враждебный России, теперь у нас могут зваться юристами или светскими львицами и претендовать на пост президента России. И неважно, что, судя по опросам, среди медиаперсон они оказались самыми нелюбимыми у населения. Элита. Нувориши. Их лексика говорит сама за себя. Как там Шариков высказывался? «Вот всё у вас как на параде. Салфетку – туда, галстук – сюда. Да извините, да пожалуйста-мерси. А так, чтобы по-настоящему, – это нет. Мучаете сами себя, как при царском режиме». Именно. Они и не мучают себя. Общаются на публике запросто, по-настоящему. Не баре. Язык – это дом бытия, сказал один умный немец. Где скажем, там живём, добавил другой умный, русский еврей. 

Они живут тут, в своём языке, и нам предлагают чёрную прихожую в своих золотых палатах. О чём бы они ни говорили, они говорят о себе. Обсценной лексикой, в которой золото из символа Солнца обращается в символ грязи. Подворотня, сэр.

Подворотня рвётся во власть, невежественные до изумления атеисты – в профессора теологии, феминистки, ратующие за свободу, затыкают рот всем несогласным, врачи бьют копытом, вожделея смерти человека… Как говорила моя бабушка: куда идём, куда заворачиваем? Всё-таки раньше вода была точно мокрее, трава – зеленее, а принцы отличались не только конями.


От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии