- 21 сентября, 2019 -
на линии
Общество

За что не убивали Листьева

Сегодня многие скажут и напишут про Листьева.
Я знала его мало и весьма шапочно, потому - личных воспоминаний не будет.
Про то, что убийцы так и не найдены большинство сегодня промолчит.
Листьев не в тренде, потому что - простите уж за цинизм - убили его не при Путине.
Дед у гроба обещал найти и покарать убийц, хотя ему настоятельно рекомендовали не произносить этой фразы.
Но иногда он мог выдать внезапную "загогулину", помним же 38 снайперов.
Эта, по крайней мере, была логичной.
Но речь не об этом.
И тогда, и сейчас я не верила ни в политическую, ни в экономическую версии этого убийства.
Тогда - даже больше, чем сейчас - поскольку в памяти очень свежи были воспоминания о том, как Листьев стал во главе ОРТ.
Собственно и не воспоминания даже, а прямо-таки день вчерашний - январь 1995
Его назначали "семибанкиры" (по совместительству - акционеры - ЛОГОВАЗ, Менатеп, Альфа, Столичный, Нацкредит, Микродин, Газпром ) в кабинете Игнатенко в ТАСС в присутствии Чубайса и Шабдурасулова (от Правительства), Сагалаева, Лесневской, Юмашева, кого-то ещё, не помню уже. От АП были мы с Серёжей Носовцом.
Первой кандидатурой был Сагалаев.
Он был согласован с АП, но банкирская вольница тогда мало ориентировалась на башни.
Березовский выступил против и Сагалаев немедленно ( и явно обидевшись) снял свою кандидатуру.
Второй рассматривали Лесневскую.
И тоже мимо, хотя БАБ лоббировал активно.
Ребята из охраны, которые дожидались в приёмной, рассказывали, что она чуть ли не разрыдалась за дверью.
Но как бы там ни было, ситуация зашла в тупик.
Игнатенко удалялся то с Чубайсом, то с Березовским.
Носовец звонил Коржакову, который позже самолично приехал в ТАСС.
Мне было пофиг - у меня на ту пору был роман с одним из акционеров - и мы просто трепались в ожидании того момента, когда "эта байда"( по его выражению ) закончится и можно будет ехать ужинать в "Токио"
В какой-то момент как-то спонтанно и сразу несколько человек назвали Листьева.
Внезапно и неожиданно.
В первую очередь, для него.
Согласились все, практически без разговоров.
И мы наконец поехали ужинать в "Токио"
Теперь постарайтесь понять меня правильно.
Ни в коей мере не хочу приумалить фигуру Листьева - журналиста.
Она велика.
Говорят, он был прекрасным человеком.
Верю безоговорочно.
Организатором и медиа-менеждежром - тоже. Без вопросов.
Но политически и финансово на тот момент он не представлял серьёзной силы.
И вообще никакой не представлял.
Потому и стал бесспорной компромиссной фигурой.
Игры с мораторием рекламы - а вернее распределением финансовых и политических рычагов - были играми больших - на ту пору - дядек: Коржакова, Березовского, Гусинского и иже.
Никак не Листьева.
И даже Лисовского - хотя тогда он был на пике - никак.
Его не надо было убивать и даже пугать в подъезде (была версия, что хотели испугать и перестарались)
Достаточно было позвать в один из Домов приёмов - на Новослободскую или на Косыгина.
И просто объяснить.
Даже не повышая голоса.
А если бы я вдруг взялась писать роман о гибели известного журналиста в предлагаемых обстоятельствах, то много внимания уделила бы его личной жизни.
И женщинам, которые были рядом.
Но это уже совсем другая история.
К тому же, я давно не пишу романов.

Источник

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии