- 16 августа, 2017 -
на линии
Общество

Юденич и ВДВ

Ну и вот. На тему дня. Лично моя ВДВ-шная история. Несколько лет назад, столкнулась на торжествах в одной дивизии с человеком, с которым дружу много лет.  21 год - если быть точной. С 28 мая 1996 года, если быть совсем уж точной.  Об этом - позже, а пока, я искрнее радуясь встрече, воплю:

- Прапорщик!

Окружающие удивлены, но снисходительно помалкивают: ну, женщна, ну, не разумеет чинов и званий - чего уж тут  "Прапорщик", впрочем, не обижен нисколько. Мы с ним знаем, о чем речь, но до времени помалкиваем.  Это "наше" время наступит непременно. Рано или поздно. Мы знаем об этом точно, потому что каждый раз при встрече я называю его именно так, и каждый раз окружающие сначала хихикают и деликатно отводят глаза, но потом с неизбежностью кто-то не выдерживает.  В тот раз не выдержал бравый полковник в щегольском берете, лихо заломленном на затылок

- Марина Андреевна, почему Вы называете товарища генерал-полковника прапорщиком?

Мы переглядываемся.  Время нашей истории пришло.  Дальнейшее - по накатанному.

- Это смешная история. В мае 96-го Ельцин неожиданно вылетел в Чечню... - в этом месте я привычно делаю паузу  - Нет. Лучше я расскажу - Рассказывай - легко соглашаюсь я. Потому что в его изложении история выглядит много забавнее - Ну вот, 1996, май. Масхадов в Москве качает права в Кремле, и все идет к тому, что у нас жахнет, что бы там ни говорили про мир. Натурально, войнушка. Началось все, правда, в августе, но и в мае уже было жарко. И тут - ВЧ - встречайте президента. Ну, президента, так президента... Встречаем. Приходит первая вертушка. И выходит из нее та-а-акая фря... Каблуки - вот....

В этом месте он выразительно демонстрирует высоту моих каблуков - а то, что "фря" была именно я, полагаю, уже ясно - здесь же наступает момент, когда мне надлежит вступить в диалог, дабы объяснить слушателям, почему это в командировку в Чечню я отправилась в туфлях на каблуках.

- Потому что утром 28-го я еще ни о чем не подозревала и в обычной одежке пришла на работу. А через пару часов мчалась в Чкаловск, беспокоясь только о том, чтобы успеть на борт. До каблуков ли было... - Ну, да, каблуки были впечатляющие. Но мало того - кабуки, она еще начинает всех "строить": камеры будут здесь....журналисты здесь...Что-то еще такое... Я послушал-послушал и говорю: знаете что, девушка...

Все так и было.  Странный тип в странном выцветшем камуфляже...  И если его - как выяснилось позже - потрясли мои каблуки, меня, в свою очередь, глубко изумили непривычная тогда еще бандана и широкие ножны, закрепленные на левом плече. А вот опознавательных звезд на положенном месте не наблюдалось.

- Знаете что, девушка, здесь я решаю, кто - где и что - как...

Так и сказал. Я немедленно вспомнила ЧВС, но у этого типа вышло куда более складно.  "Тип" - между тем - продолжает:

- Тут девушка выпускает та-а-акие коготки... "Я вам не девушка, я заместитель начальника информационного управления..." И бла-бла-бла... "А вы, собственно, кто такой?!!!"

Понятное дело, я возмутилась. И начала было что-то объяснять, но потом сообразила, что даже не знаю, кто передо мной.  Впрочем, вопрос его не смутил и даже будто бы позабавил.

- Я-то? Собственно... прапорщик.  - Ну, вот что, господин прапорщик...

В душу мне заползло смутное сомнение.  Что-то было не так.  С той минуты, как он назвался прапорщиком, что-то неуловимо изменилось в нашей полемике, он еще спорил, упирался и возражал, но как-то не всерьез, будто подтрунивая надо мной и уступая вовсе не потому, что "моя взяла" Но как бы там ни было, консенсуса достигли довольно быстро.  Потом прилетел президент, и я потеряла "прапорщика" из виду.  И разглядела только тогда, когда БН-у стали представлять командиров И только выдохнула возмущенно:

-Прапорщик, значит?

Источник

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии