- 16 декабря, 2018 -
на линии
Войны

Хотят ли русские войну

«У русских нет интереса воевать там, где нет «своих» и некого защищать»

Согласно опросу, опубликованному на днях «Левадой», граждане России не боятся войны.

Не в том смысле, что большинство рвётся воевать – наоборот. Русское большинство просто не верит в вероятность войны и не опасается такой вероятности. Те конфликты, в которых участвует российская армия или российские добровольцы —это большинство настоящей войной просто не считает.

На вопрос, может ли противостояние на Донбассе перерасти в боевые действия между Россией и Западом – «нет» с разной степенью уверенности ответили 64% опрошенных, а «да» — всего 20% (при этом, согласно тому же «Леваде», при резко негативном отношении к текущему украинскому руководству (81% его не любят) подавляющее большинство — 60% — хорошо относится к украинцам).

В то, что большая война с Западом может случиться из-за Сирии – верят 18%. В то, что будет война с Турцией – 23%.

Заметим: это миролюбивое русское большинство — то же самое, что в 2014 году поддерживало возможность введения российских войск на восток тогда ещё Украины, а в минувшем году – начало операции ВКС в Сирии. И это то же самое большинство, которое, согласно вчерашним данным, готово через два года, в 2018-м, поддержать действующего президента на выборах.

Вспомним чеканную формулировку:

«Агрессия высоко ценится в российском обществе. Даже то, что на украинской земле нет ни антирусских выходок, ни маршей, не отменяет у россиян сформировавшегося деления на своих и чужих».

В принципе эта формула повторяется в западных (и прозападных) СМИ уже много лет. Конкретно это сейчас был зам. руководителя «Левада-центр» А. Гражданкин. Интервью, из которого взяты цитаты, датированы августом 2014 года. Русской агрессивностью А. Гражданкин объяснял высокий уровень поддержки возможной военной операции по защите народных республик Донбасса.

И вот прошло два года. Интерес к Украине у граждан России снизился до 37%. Всё то же русское большинство в 59% — за то, чтобы иметь Украину в качестве дружественного соседа с открытыми границами. Захвата данной территории жаждет что-то около 10%.

То же самое происходит, отметим, в каждом военном конфликте, вспыхивающем вокруг наших границ.

В 2008 году большинство граждан поддержали действия армии, выбившей вояку М.Н. Саакашвили из Южной Осетии. И совершенно спокойно восприняли вывод российских войск из поверженной Грузии, и никто (не считая особо агрессивных диванно-гусеничных ультрапатриотов) не требовал завоевания и подчинения территории, на которой большинство нас, кажется, не хотело.

О чём это всё нам говорит? То, что за рубежом упорно позиционируется как «русская агрессивность» — в действительности есть готовность защищаться самим и защищать своих.

В 2008 году – своих осетин.

В 2014-м – своих на Донбассе и в Крыму.

В 2015-м – своих союзников в Сирии.

И любые боевые действия наши соотечественники поддерживают ровно настолько, насколько они необходимы для защиты своих.

Собственно говоря, именно поэтому российскую публику так волнует, любят ли Россию там, куда может быть послана российская армия.

Именно поэтому русские до сих пор так тяжело переживают то, что случилось с Югославией (не защитили своих). И так тяжело три десятилетия назад переживали то, что случилось в Афганистане (мы думали, там наши – а оказалось, нет).

Русские слишком ценят себя, чтобы вести захватнические войны. Или войны, выражаясь англосаксонским политическим языком, за «свои интересы»: у русских нет интереса воевать там, где нет «своих» и некого защищать. Русский же не захватчик и не колонизатор, что ему в таких местах делать.

Неслучайно формулы, принятые в западных и прозападных медиа для описания воссоединения с Россией Крыма – это «вторжение» и «аннексия». Тот факт, что русские с восторгом поддержали это вторжение с аннексией – подаётся как доказательство российской воинственности и имперских комплексов (при том, что, см. выше, русские даже Украину завоёвывать не желают).

Тот факт, что русский восторг от Крыма вызван именно тем, что защита своих прошла быстро, красочно и бескровно — не то что не анализируется, а просто замалчивается. И в собственно западных, и в отечественных элитно-оппозиционных СМИ (элитные СМИ у нас – наследие 90-х, поэтому оппозиционны и прозападны в разной степени они все).

И именно поэтому главными пострадавшими от анонсированного вывода части ВКС из Сирии являются, безусловно, певцы Русской Агрессии – что местные, что европейские, что американские.

Ими только-только была выстроена внятная картина России, которая под давлением жутких имперских комплексов пытается восстановить своё имперское величие, истекая кровью в далёких конфликтах.

И вдруг Россия, едва добившись перемирия на участке сирийского фронта – просто сворачивает свои силы и уходит оттуда — туда, где перемирие невозможно.

И все в тяжёлом положении – потому что не выкрикнуть ни «Русские идут», ни «Путинслил» (Ка-52 в эти дни помогают сирийской армии вернуть Пальмиру). Не раскрутить ни «за что погибли наши мальчики» (потери за полгода – 5 человек), ни «ради чего Россия порвала в клочья свою экономику» (цена операции – 33 млрд рублей – равен бюджету трёх ведущих футбольных клубов РФ).

Поэтому певцам Русской Агрессии остаётся отойти на позиции «русские начали уставать от войны». Они отходят в этот окоп каждый раз, когда армия РФ в очередной раз злобно отказывается захватывать и порабощать какую-нибудь маленькую гордую территорию — и русское общество её поддерживает.

Вот что такое для русских война.

Повторения вот этой войны русские не хотят.

Источник. Публикуется с согласия автора

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии