- 20 сентября, 2018 -
на линии
Общество

Хороший боевик категории X из жизни бояр и скифов. Об одном провалившемся фильме

Довелось посмотреть со свистом провалившийся в прокате, обруганный публикой и критикой фильм «Скиф». В кино на него не ходил – как раз смутившись хоровой антирекламой от уважаемых людей. Дождался, пока выложат в онлайн-кинотеатрах – причём выложили его сразу в бесплатный доступ, что случается только с безнадёжно неудачными произведениями: мол, денег не заработать, так хоть просмотров набрать по случаю.

Показалось в итоге, что фильм обруган не вполне заслуженно.

Краткий пересказ, раз уж мало кто кино увидел – чтоб было понятно, о чём разговор вообще.

Один из кланов скифов чудом (или художественным воображением) дожил до времён Древнерусского государства. И промышляет бандитством/наёмничеством. Исполняя очередной анонимный заказ, ударный отряд скифских наёмников-боевиков похищает жену и новорожденного сына русского боярина Лютобора – что-то типа воеводы при князе Олеге Тмутараканском. (Потом оказывается, что это часть придворных княжеских интриг). Лютобор насильно берёт кшятву верности с отставшего от своей шайки скифа Куницы, и они на пару отправляются на поиски похищенных. По ходу парочка попадает в разные лихие приключения, но проявляет завидные боевые и даже мистические качества, – и всё у них получается почти на загляденье. А боярин Лютобор даже становится скифским военным вождём, отчего ощущает себя преемником славы и духа этого народа.

В общем, нормальный мистический триллер-боевик категории «Х», что само по себе не грешно.

Почему провал и обструкция?

Попенять авторам можно, пожалуй, на две роковых ошибки.

Во-первых, зря они фантазийный сюжет привязали, хоть и абстрактной скороговоркой, к времени, месту и реальному историческому персонажу. А именно: Тмутараканское княжество, ХI век и князь Олег «Гориславич», внук Ярослава Мудрого. Причём не в стилистике безобидного и простительного китча, а на полном серьёзе.

Никакой пользы сюжету «реалистичные» привязки не принесли. Но для капризного знатока отечественной истории получился, извиняюсь, когнитивный диссонанс: все эти маркеры никак не соотносятся ни со скифами, ни с иными персонажами фильма, ни с перипетиями сюжета. В общем, без подставились авторы под уничижительные разносы, хотя избранный жанр их к этому ничуть не принуждал. А ведь достаточно было, как в «Последнем богатыре», просто широкими мазками обозначить обобщённый узнаваемый антураж «а ля рюс».

Во-вторых, разгул художественных образов, который принудил чиновников по закону присвоить фильму категорию 18+. Потому что натурализм с кровищей зашкаливает. В этом опять же не было никакой содержательной необходимости. Зато возрастное ограничение отсекло от фильма ровно ту аудиторию, для которой он на самом деле и по уму предназначен, – мальчиково-подростковую.

В остальном же – пригодный как минимум к обсуждению эксперимент с современным легендированием мало раскрученных историко-культурных сюжетов, явлений и персонажей.

Первым делом – это собственно скифы. Те самые, которые «да, скифы мы, да, азиаты». Культурная традиция причисляет этот исчезнувший народ к нашим далёким предкам. Собственно, название и примерное место обитания – это почти всё, что о них известно. Пофантазировать и сложить про них лишнюю сказку – не просто не грешно, а вовсе даже и похвально.

То же самое соображение можно отнести к главному герою – боярину Лютобору. Вполне себе традиционный русский герой – по-мастерски воинственный, верный, «слуга царю, отец солдатам», порядочный и всё такое. «По мотивам» привычных былинных богатырей – но отвязан от их хрестоматийных характеристик, что позволяет слепить новый самостоятельный образ.

Теми же, в общем, качествами наделён и юный скиф Куница. А если есть в нём чего дикарского – то как раз под благотворным влиянием русского витязя и окультуривается. Впрочем, благотворные влияния взаимны – оказывается, нашему боярину у скифов есть чему полезному поучиться.

И то, что под конец в Лютоборе «оживает» скиф, – как раз и есть нормальное художественное легендирование того поэтического факта, что таки да, скифы это именно мы и есть.

В сухом остатке: всё, что задумывали сказать авторы своим произведением, – не противоречит духу традиционной русской культуры. Ну, есть отдельные моменты, к которым можно идеологически придраться: какие-то язычники в стилистике, не к ночи будь помянут, «Викинга»; чрезмерно склонный к предательству и европейскому варварству князь, немотивированно истребляющий остатки скифского народа. Но можно и не придираться – это частности.

Тем более, повторяю, фильм можно рассматривать именно как попытку – не идеальную, но похвальную.

В конце концов, в современной отечественной культуре действительно есть некоторая нехватка в собственных фэнтезийных сюжетах и героях такого рода. Можно, конечно, перебиваться чуждыми нам Конанами-варварами – но можно ведь попробовать и своих слепить. Вот, попробовали.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии