- 20 мая, 2019 -
на линии
Общество

Время героев

Есть такая расхожая истина: любая историческая эпоха порождает в качестве «образцов» свойственных ей типологических персонажей. Те, кто, к примеру, застал «золотую осень империи», помнят «плохих хороших людей», которых играли Янковский в «Полетах во сне и наяву» и Даль в «Отпуске в дождливом октябре», или затюканных служащих, «раскрывающихся с лучшей стороны», типа героя Мягкова в «Служебном романе».

Мы слишком хорошо помним лощеное мурло «героя девяностых», периода, так сказать, «первоначального накопления капитала». И вспоминать это «лицо эпохи», отраженное и в жизни, и в услужливом кинематографе того времени, не хочется вот от слова «вообще». А в куда более благополучные и стабильные «нулевые» эта галерея пополнилась еще и «хозяином жизни». Или из тех «предпринимателей», который не захотел спорить и ссориться с властями по примеру совсем уж безбашенных «березовских-гусинских-ходорковских» принял правила игры. Или из их удачно разместившихся рядом с властными структурами последователей, с коллекциями дорогих часов и автомобилей, ощущением «я все решу» и детками-мажорами, в лучшем случае умеющими нюхать кокаин «в тени», на уединенных яхтах. А в худшем раздражающих граждан своими неуместными проявлениями в любой фактически области городского и даже сельского бытия.

Нет, мы вовсе не говорим, что «все были такими».

Мы говорим лишь о «типических лицах эпохи».

И что особенно, кстати, характерно: для всех этих персонажей «разных эпох», начиная с «инженера Зилова» в исполнении Олега Даля и вступающего в мезальянс с начальницей «отца-одиночки» в исполнении Мягкова, до «героев последних дней» главным и основным движителем и побудительной причиной в жизни был именно личный успех.

И в этом не то чтобы никто не видел ничего плохого, но все воспринимали, как должное.

Ну, - а как иначе, простите.

«Философия успеха».

Вот, кстати, и американский кинематограф нам что-то о том же самом говорит, а там вообще образцовое общество и демократия.

И что тут важно сказать: в последние годы в нашей стране, слава Богу, где-то громко, а где-то и как-то исподволь, начинают происходить процессы, куда более важные, чем любая «экономическая стабилизация» и чем любые успехи во внутренней и внешней политике. Просто в нашей стране неожиданно начинает появляться, причем в самых разных областях и отраслях человеческой деятельности, совершенно иной тип «героев нашего времени». И чувствует это на себе в том числе и наш, предельно циничный и репутационно, казалось бы, уже все растерявший «продажностью и всеядностью» журналистский цех.

Да, он вот такой: циничный и развращенный.

Но, гибнет, получив пулю в живот и не выпуская из рук камеры на Донбассе, оператор мейнстримного «Первого канала» Анатолий Клян. Умирает от ран, полученных от минометного обстрела, корреспондент ВГТРК Игорь Корнелюк, гибнет его звукорежиссер Антон Волошин. Погибает под обстрелом около донецкой Дмитровки фотокор МИА «Россия сегодня» Андрей Стенин. И гибель этих ребят вызывает не только шок и боль «внутри цеха», она задает совсем другой, куда более высокий и правильный стандарт всей журналистской профессии, всему репортерскому ремеслу.

А ведь все эти парни – ребята не «взявшиеся ниоткуда», напротив, люди уважаемые и известные, успешные в своем ремесле. Просто и жизнью своей, и смертью сумевшие задать, повторюсь, совершенно иные стандарты профессии, где главное не личный успех, а исполнение профессионального, патриотического, да и просто человеческого долга.

А вот Герой России, сотрудник «мирного», в принципе, Управления вневедомственной охраны ФСВНГ России по республике Дагестан, лейтенант полиции Магомед Нурбагандов, напротив, возник для широкой публики будто бы ниоткуда. Но именно его спокойное «работайте, братья», задало совершенно иной стандарт образа сотрудника полиции и не только в родной для него российской республике Дагестан.

Равно как и гибель российского офицера спецназа Александра Прохоренко, вызвавшего «огонь на себя» в районе сирийской Пальмиры, как минимум, немало поспособствовало возвращению в массовое сознание героического образа настоящего русского воина. А гибель в той же Сирии медсестер Надежды Дураченко и Галины Михайловой напомнила всем нам, что такое на самом деле «сестра милосердия» в лучших ее образцах.

Ещё раз – этот новый, высокий «стандарт» - отнюдь в последние времена не единичен, он касается не только павших, но и живых. Простейший пример: какие чувства испытывала вся огромная Россия, когда «вежливые зеленые люди» без единого выстрела освобождали снова ставший российским Крым. Какие чувства испытывает страна, наблюдая спокойную и методическую работу российской армии в той же Сирии, и не только по отношению к нашим павшим воинам, но и к тем, кто, несмотря на смерти товарищей, продолжает свой долг все также спокойно, профессионально и методически исполнять. Что мы думаем, наблюдая за стартами новых экспедиций в холодной российской Арктике. Какие чувства испытывают будущие и действующие российские журналисты, наблюдая за работой своих коллег на передовой в Донбассе и в Сирии.

У людей работа такая.

Надо соответствовать и понимать.

Просто что-то, кажется, наконец-то начинает меняться в нашем сознании, и в нем, слава Богу, наступает время иных героев. Отнюдь, кстати, не отрицающих личный успех, но превыше его, повторимся, ставящих свой профессиональный, патриотический и просто человеческий долг. И уже просто поэтому становящихся в глазах соотечественников «героями нового времени». И это – очень и очень важно, потому что это много больше любой «экономики» и «военной державной мощи», и потому что дает надежду на нормальное будущее нашей с вами страны.

И яркая «гибель в бою» тут тоже совершенно ни при чем.

Вчера на своем рабочем месте в Нью-Йорке умер от сердечного приступа посол России в ООН, блистательный дипломат, умудрившийся, вопреки «тишине профессии», стать любимцем нашей страны Виталий Иванович Чуркин: умер, не дожив всего одного дня до своего шестидесятипятилетнего юбилея. Немолодой человек в не очень модных «консервативных» очках, - когда надо ровный и флегматичный, когда надо ироничный и остроумный, когда нужно – предельно жесткий. И, наверное, вряд ли кто-нибудь будет спорить с тем, что его жизнь стала для большинства граждан нашей страны, не говоря уж про его коллег, точно таким же образцом и новым стандартом «героев новых времен».

Светлая память вам, Виталий Иванович.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии